Уважайте автора, господа хорошие

Композитор Олег Молчан выиграл судебное дело об авторском праве у певицы Анастасии Шпаковской

Любая собственность нуждается в защите. В том числе и интеллектуальная. На днях Верховный Суд поставил точку в громком споре композитора Олега Молчана и певицы Анастасии Шпаковской. Решение окончательное и обжалованию не подлежит: музыканты группы Naka во главе с солисткой Анастасией Шпаковской должны выплатить автору «Молитвы» 9 млн. белорусских рублей. Еще 5 миллионов рублей составляет компенсация затрат на адвоката.



Напомним, 12 сентября прошлого года в одном из минских клубов прошел концерт–презентация музыкального проекта «Re:Песняры», посвященный 45–летию ансамбля. За несколько месяцев до концерта организатор проекта Сергей Будкин обратился к Олегу Молчану как автору музыки с просьбой разрешить исполнение группой Naka их собственной версии песни «Молитва». Однако новое звучание, рассказывает Молчан, его категорически не устроило:

— Эта аранжировка абсолютно не соответствовала художественному замыслу произведения. Я не услышал в ней себя, не услышал Мулявина, вообще ничего... Молиться со сцены за народ и всю Беларусь может только человек, которому люди безоговорочно верят. Таким человеком когда–то был Мулявин... После его смерти «Молитва» не раз исполнялась на различных конкурсах и фестивалях, но только теми артистами, которые были этого достойны. Анастасия Шпаковская, по моему мнению, еще не доросла ни профессионально, ни морально до такого уровня.
Композитор предложил организаторам несколько вариантов: например, выбрать других артистов или спеть «Молитву» под минусовую фонограмму — ту самую, под которую когда–то выступали сами «Песняры». Однако предложение Молчана не было услышано:

— Меня тут же обвинили в том, будто бы мой запрет исполнять «Молитву» не дает развиваться молодым белорусским музыкантам. О какой молодежи, простите, идет речь? Самой Анастасии Шпаковской 35 лет, музыкантам — около 40. Да и разве можно назвать «развитием» попытку сделать себе имя на чужом творчестве, «дорисовав» себя в чужих произведениях?



Прийти к общему компромиссному решению Олегу Молчану и Сергею Будкину так и не удалось. Композитор в конечном счете не предоставил права на использование и переработку своего произведения. Но, несмотря на отказ автора музыки, группа Naka все же исполнила песню на презентации проекта. Как говорят участники коллектива, исключительно в знак уважения к творчеству «Песняров». На следующий день видео появилось на YouTube. Олег Молчан вспоминает:

— Захожу вечером в интернет и вижу заголовок: «Эксклюзив: Naka поет «Молитву». Как же так? Тем более после моего несогласия с такой интерпретацией песни. Поэтому первым делом я добился, чтобы видео было удалено с интернет–канала. Позже связался с Сергеем Будкиным. На мои претензии, касающиеся нарушения авторского права, он переложил ответственность на Анастасию Шпаковскую. Мол, она спела песню по собственному желанию, хотя знала об отказе.

Проконсультировавшись с юристами, Молчан подготовил проект искового заявления в отношении Сергея Будкина. Тот предложил композитору в досудебном порядке выплатить 2,5 млн. рублей — чистую прибыль от концерта. Автор «Молитвы» от предложенной суммы отказался.

— Дело не в деньгах, поймите. Для меня как человека творческого важно, чтобы закон об авторском праве работал. Я хочу привлечь внимание к тому, что сегодня в Беларуси существуют проблемы не только с авторским правом, но и в первую очередь с нормами этики, поведения и отношений между людьми. К сожалению, такие важные вопросы, как проблемы переработки авторских песен, мы, композиторы, вынуждены решать самостоятельно. А люди творческие в большинстве своем совсем не подготовлены к таким делам.

Олег Молчан уверяет: иного выхода из этой ситуации, кроме как составить судебный иск, он не видел. Ответчицей стала Анастасия Шпаковская. Почему не организатор? Молчан объясняет:

— Сергей Будкин просто отошел в сторону, сделав Шпаковскую крайней. Хотя ответственность за всю ситуацию, на мой взгляд, полностью лежит на организаторе проекта.

Судебное разбирательство по иску Олега Молчана к Анастасии Шпаковской длилось три месяца. В ходе одного из заседаний певица заявила ходатайство о встречном иске об оспаривании исключительного права композитора на музыку к песне «Молитва». Шпаковская не признала выдвинутые в отношении себя обвинения, посчитав написание музыки для песни «Молитва» служебным заданием Молчана. В ответ композитор предъявил несколько документов. Первое — письмо от белорусского государственного ансамбля «Песняры», где сообщалось, что государственное учреждение БГА «Песняры» не является владельцем исключительных имущественных прав на произведение и не имеет договоров и других документов, подтверждающих наличие таких прав. Второе — из фонда Белтелерадиокомпании: это первое документально засвидетельствованное заявление авторства Молчана, датируемое 1994 годом. «Предоставление записи произведения Белтелерадиокомпании было согласовано с художественным руководителем ансамбля «Песняры» Мулявиным В.Г. и утверждено художественным советом компании. В качестве композитора данного произведения указан Олег Молчан», — говорится в документе. Молчан уверен: встречный иск был выдвинут певицей, чтобы спасти свою репутацию:

— С юридической точки зрения ситуацию это не меняло. Даже если бы я и не являлся владельцем исключительных авторских прав, каким бы это образом оправдывало ее поступок? Какая разница у кого брать без спроса: у меня или государства? Все равно разрешения на переработку у кого бы то ни было она не получала.

Встречные исковые требования, заявленные певицей, суд не удовлетворил. А вот факт наличия нарушения авторских прав признал: за нарушение исключительного права на песню «Молитва» с Анастасии Шпаковской и музыкантов группы Naka будет взыскана компенсация на общую сумму 14. 450. 000 рублей. К решению суда молодая певица отнеслась философски:

— Раз суд так решил, то будем выплачивать. Не сразу, конечно, по частям. Пока таких денег у меня нет.

Требовать с музыкантов всю сумму сразу Олег Молчан не собирается:

— Как сможет, так и отдаст. Для меня это не главное. Самое важное, что мы создали, по сути, первое беспрецедентное дело по переработке музыкального произведения и суд определил размер компенсации за нарушение — 50 базовых величин. Я надеюсь, что другие авторы теперь будут действовать смелее, начнут наконец защищать свои права.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владислав Мисевич, заслуженный артист:

— У нас был аналогичный случай. Наш коллектив («Белорусские Песняры» — ред.) спросил у Олега Молчана разрешения на то, чтобы его песни вошли в новый альбом. И он разрешил. А когда ему самому понадобилось издавать пластинку, он тоже спрашивал у нас разрешения. И у всех нервы в порядке, и никаких судов. А за этот прецедент жму руку Олегу Молчану.

Валерий Дайнеко, заслуженный артист:

— В этой ситуации Олег прав. Он ведь просил, чтобы группа Naka не пела его песню. Но исполнители его проигнорировали. Они взяли произведение, которое у всех на слуху, слепили его кое–как, а потом начали спорить и ругаться с автором. Так делать неправильно. Надо обращаться непосредственно к автору, предлагать варианты. И прислушиваться к его мнению.




leonovich@sb.by

Советская Белоруссия № 86 (24716). Понедельник, 11 мая 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Новости