Уцепиться за гору Морган

Режиссер Геннадий Мушперт известен тем, что умеет ставить легкие кассовые спектакли

Режиссер Геннадий Мушперт известен тем, что умеет ставить легкие кассовые спектакли. На них всегда ходит зритель. Как человек талантливый и умный, он с успехом может сделать и серьезную, глубокую работу с философским смыслом.



Все зависит от того, что пожелает театр. За это его в разных театральных коллективах страны очень любят. Белорусский молодежный пожелал, чтобы соединилось и то и другое. Так появился спектакль «Двоеженец».

Название придумали притягательное, заманчивое. Зал Молодежного театра заполняют солидные немолодые женщины. Им пока не известно, что они пришли смотреть спектакль по пьесе американского драматурга Артура Миллера, который считается автором слегка устаревшим, традиционно реалистическим. Будничную судьбу обыкновенного американца он пытается поднять на уровень трагедии. Пьеса о честности, страхах, жажде удовольствий. Сцена оформлена белыми занавесками и ширмами. Все как в больнице. Да еще выезжает каталка с забинтованным муляжом человека.


На таком зрелище не отдохнешь, не посмеешься. Придется думать вместе с актерами о том, что в судьбе человека зависит от его воли, желаний, действий. А привлекали зрителя таким веселым названием: «Двоеженец»! Кстати, в репертуаре Молодежного театра множество названий, где варьируется слово «любовь». И множество комедий, рассчитанных на вкусы людей с определенным уровнем развития и невысокой осведомленностью в искусстве. Это вроде как балансировка. Есть и классика. Есть и экстремальные спектакли для молодежи. С того момента как театр въехал в новое здание, не перестает удивлять: то премьера — событие, то премьера — падение. Вот и этот автор, Артур Миллер, шокирует названиями: «После грехопадения», «После падения», «Вид с моста», «Вниз с горы Морган».

Одним словом, «Двоеженец» — это «Вниз с горы Морган», где серьезная тональность. Каждый человек отвечает за жизнь другого человека, и нельзя забывать о нравственных принципах.


Режиссер Мушперт не умеет делать скучных спектаклей. Все его зрелища сопровождаются взрывами хохота, потому что наполнены юмором. Как вывернулся он здесь? Думаю, изучая театральный рынок и американскую литературу, пришел к пониманию, что американцы не столь серьезны, как мы. Они любят пьесы, сделанные по известным фильмам. Американский герой не умеет выражать свое внутреннее состояние. Он своего состояния не понимает. Он склонен к действию, а не к анализу. Живет без рефлексии. Именно такого американца замечательно играет Евгений Ивкович, который мистическим образом выходит из забинтованного тела пациента Лаймена. Без особых страданий и комплексов рассказывает историю, как женился на любовнице. Обеих жен любит. Двоих детей обожает. Когда все женщины его, травмированного, бросают, садится на тренажер-велосипед и истово крутит педали, потому что жизнь должна продолжаться.


Такого же типичного американца, довольного собой и своей непогрешимостью, играет Александр Пашкевич. И типичный ковбой в черной шляпе — артист Виктор Васильев в образе Отца — тоже не переживает за больного сына, да и не озабочен судьбами человечества.

С женскими образами в спектакле все значительно сложнее. Актрисы плохо ощущают разницу между поведением американки и белоруски, попавших в такую пикантную ситуацию. Девять лет женщины ощущали себя законными супругами богатого бизнесмена Лаймена. Когда он попал в автокатастрофу и беспомощным оказался в больнице, им пришлось выяснять отношения у постели больного. Кажется, что актрисы просто примерили обстоятельства на себя и стали истерически кричать, как кричала бы любая белорусская женщина из глубинки: «Я ему отдала все, а он неблагодарный!..»


Не помогают преобразиться в американок и ужасающие костюмы, придуманные художником Викторией Тя-Сен. Они выполнены в стиле «одеваемся на рынке во все турецкое». Да и сценографу Ольге Грицаевой стоило бы как-то разнообразить минималистическое оформление.

У Молодежного театра многие годы нет главного режиссера. На постановки приглашаются режиссеры разных школ и разного мастерства. Это серьезно отражается на актерской игре. Потому и спектакли неровные. Вверх, вниз. Вверх, вниз. «Двоеженец», к счастью, удержался на уровне крепкой мелодрамы. Уцепился за гору Морган.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости