Уцененный ветврач

В сельскохозяйственных организациях наблюдается острая нехватка специалистов

Почему дипломированные специалисты «лечат собачек» и какая зарплата может привлечь их в АПК
ГОВОРЯТ, кризис — время больших возможностей. В том числе и для кадрового подбора. Аналитики отмечают, что конкуренция среди белорусских соискателей в прошлом году увеличилась в 1,6 раза. На одно место в целом по стране претендовало более четырех человек. В то же время в сельскохозяйственных организациях наблюдается острая нехватка специалистов. Смогут ли там воспользоваться ситуацией на рынке труда и «закадрить» пополнение для трудовых коллективов, зависит от руководителей сельхозпредприятий, от выработанной ими грамотной стратегии управления. 

Иван КАЗАК работает главным агрономом в ОАО «Бродец» Березинского района второй год и уже— в кадровом резерве руководителей.

В МИНСКОЙ области вакансии экономистов, бухгалтеров, юристов в сельскохозяйственных организациях заполнены на 98—99 процентов. Больше проблем существует с технологическими специальностями, особенно зооветслужбы, рассказал начальник управления организационно-кадровой работы Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Минского облисполкома Максим Хилькевич: 

— Обеспеченность ветеринарными врачами 78 процентов, зоотехниками — 75 процентов. Цифры по районам разнятся. К примеру, в Минском, Смолевичском, Дзержинском, Несвижском районах укомплектованность ими более 90 процентов. В Витебской ветеринарной академии и Гродненском аграрном университете недобор на эти специальности. Мы знаем тому причины: тяжелая, без  сезонного перерыва, без выходных, порой круглосуточная работа, постоянный контакт с животными не устраивают молодых людей. Хотя подготовлено их достаточно. Если бы все достали свои дипломы да пошли работать на село, то и вакансий не хватило. Но после обязательной отработки одни подряжаются лечить котиков или собачек в частных ветлечебницах, другие — продавать ветпрепараты. 

На эту проблему должен  быстро отреагировать рынок труда, а именно — заработной платой. Вспомните, сколько еще в девяностые годы получали те же программисты? Сегодня их средняя зарплата 17 миллионов рублей. Не платили бы им столько,  ушли бы в другие сферы и уехали в иные страны. Повторю, рынок вынужден регулировать потребность в кадрах. Почему недостаточно молока и мяса? Потому что некому организовать производство на новых комплексах, на местах работники имеют не очень высокую квалификацию. 

Максим Хилькевич привел простой расчет. Сегодня зоотехников из 72 тысяч работающих в сельхозорганизациях области не наберется и тысячи. Вместе с ветврачами, техниками-осеменаторами в общей массе занимают всего лишь два с половиной процента. А дают 90 процентов экспортной продукции и каждодневную выручку. Повышение их заработной платы в два раза увеличит ее фонд всего на два с половиной  процента. Если учесть, что в структуре затрат зарплата составляет примерно тридцать процентов, то на себестоимости конечного продукта это повышение отразится всего лишь на один процент. Если сегодня себестоимость молока составляет четыре тысячи рублей, то будет оно стоить четыре тысячи сорок рублей. Зато можно не сомневаться, что на селе появится дополнительный стимул идти в эту профессию.

К сожалению, даже предоставленные законодательством возможности для увеличения заработной платы, надбавок и доплат, льгот и гарантий социального характера не все руководители в полной мере используют. Что уж говорить о самом простом, что ничего не стоит, но ценится очень дорого, — человеческом участии. 

В СЛУЦКОМ районе молодой человек из города загорелся желанием работать в деревне. Родители не отговаривали: вдруг призвание? Окончив вуз, с самыми хорошими намерениями приехал в одно из хозяйств.  Но поселили его в комнате с провалившимся полом. На работе тоже не заладилось. Вполне естественные вопросы, касающиеся его обязанностей, вызывали раздражение директора. Никто в курс дел так и не ввел. В общем, через полгода энтузиазм поднимать сельское хозяйство у него иссяк. 

И совсем другой пример привел заместитель начальника Мядельского райсельхозпрода Андрей Морозов:

— В ОАО «Сватки» выделяют коттеджи, да еще с добротной мебелью. Живи и радуйся, копи деньги на приданое. Был случай, когда девушка за свои средства положила в служебной квартире паркет, и потом, при выселении, ей возместили затраты. Каждого новичка опекает опытный работник. Закрепление «новобранцев», прибывших к нам в 2011—2014 годах, не очень высокое, составляет 58 процентов. Но будь все так внимательны к ним, как в «Сватках», думаю, желающих проявить себя в аграрной отрасли прибавилось бы. Сейчас ощущаем острый дефицит ветврачей и зоотехников. Поэтому приглашаем инициативных и амбициозных проявить себя в агробизнесе. Будет нелегко, но интересно.

Ежегодно в АПК Минской области приходит 350—380 молодых специалистов с высшим образованием и 320—350 — среднеспециальным.  В первые два года остается 93 процента распределенных в хозяйства, часть отсеивается главным образом по семейным обстоятельствам. В течение третьего года уходит примерно половина. Потом еще, и только треть остается работать постоянно. 

В Минском облсельхозпроде ориентируют руководителей назначать целевикам стипендию, чтобы стимулировать школьников к выбору сельскохозяйственного вуза. 

— С одной стороны, это хорошо: есть гарантия, что поступишь. Дипломированный специалист вернется  в свою область, район или хозяйство, в зависимости от того, с кем  заключил договор, но ему надо отработать положенный срок. И в то же время сумма стипендии набегает приличная и  не позволит потом целевику перейти в другое хозяйство, если, например, выходишь замуж или женишься. Ведь ее надо будет выплатить. А если двое, которые учились по целевому направлению, решили создать семью, что им в таком случае делать? Мы часто идем таким выпускникам навстречу: расторгается договор, и они работают на благо страны в одном из хозяйств. Но если выплачивалась стипендия, сельхозорганизация никогда не отпустит молодого специалиста. У нас был случай, когда будущие молодожены должны были уехать в разные области, — поясняет Максим Хилькевич.

ЕСТЬ еще один подводный камень на пути прибытия по распределению — проходит оно за восемь-девять месяцев (в ноябре-декабре) до непосредственного начала трудовой деятельности. После него студент должен  практиковаться в том хозяйстве, куда распределился, защитить диплом, сдать госэкзамены и лишь в августе явиться на место. Во-первых, за это время много что может произойти и в личной жизни выпускника, и на самом предприятии — поменяться директор, который давал добро и терпеливо держал все эти месяцы вакансию, да и сама организация реформироваться.  Во-вторых, почему студент должен проходить практику именно там, где будет в дальнейшем работать, недоумевают в облсельхозпроде:

— Мы же направляем и в не совсем успешные организации, а практического опыта  молодые должны набираться там, где есть чему и у кого поучиться. 

В проблемных же хозяйствах из-за кадрового дефицита бывают такие провалы, что и искушенному практику порой трудно разобраться, а уж вчерашнему студенту и подавно. 

 Любопытно, что в рейтинге специальностей, из которых вырастают руководители, первое место принадлежит инженерам — 37—38 процентов, второе — агрономам (35 процентов), потом идут зоотехники, ветврачи (15 процентов). И лишь пять процентов руководителей имеют экономическое образование.

klimovich@sb.by

Фото Елены ГРОМОВОЙ
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?