«Утка» в птичьей хвори?

Продажи тамифлю в России выросли на 1000 процентов

Стоит ли опасаться вирусов и кормить фармацевтических магнатов?
В последнее время мир содрогают одна эпидемия за другой. Еще толком не разобрались с лихорадкой Эбола, а уже остро встал вопрос с «птичьим гриппом». А чуть ранее аграрии мира  били тревогу из-за африканской чумы свиней. Но если последняя не представляет  угрозы для человека, то в случае с «птичьим гриппом» есть и летальные исходы. Мировые СМИ изобилуют устрашающими заголовками, подсчитывающими количество жертв. По эмоциям эти эпидемии напоминают темное средневековье. Тем временем на дворе ХХI век, и так  ли страшен для нас «птичий грипп», как его малюют? Предыдущая вспышка этой болезни была всего несколько лет назад. Тогда в основном азиатские птицеводы несли убытки от вынужденного уничтожения птичьего поголовья, а фармацевты в свою очередь предостерегали людей от опасного вируса. Самые эффективные средства защиты — профилактика и вакцинация. А, как известно, где вакцина, там и деньги.


В памяти еще свежа история с другим гриппом — «свиным», эпидемия которого вспыхнула в 2009 году и затронула в том числе и наш регион. Напомню, тогда ученые из нескольких стран обвинили ВОЗ в пособничестве крупным фармацевтическим компаниям при объявлении пандемии «свиного гриппа». Несколько европейских газет опубликовали данные о том, что фармацевты заработали на эпидемии до семи миллиардов евро. При этом организация настойчиво рекомендовала для профилактики и лечения заболевания только два препарата: производимый компанией Roche тамифлю и релензу от GlaxoSmithKline — налицо фармацевтический заговор. Тогда продажи тамифлю только в России выросли на 1000 процентов.

Некоторые независимые ученые-эпидемиологи обвинили ВОЗ в завышении опасности «свиного гриппа», когда организация назвала вирус «птичьего гриппа» H5N1 смертельно опасным и призывала страны Европы к массовой вакцинации. По мнению обвинителей, действуя в интересах бизнес-структур, ВОЗ повысила уровень угрозы пандемии «свиного гриппа» до максимального, шестого уровня. И это несмотря на то, что уровень смертности от этого заболевания не превышал смертность от обычного сезонного гриппа. К слову, в последний раз шестой уровень пандемии объявлен ВОЗ в 1968 году, когда от гонконгского штамма вируса гриппа умерли около миллиона человек. Для сравнения: вирус A/H1N1 унес жизни 7 тысяч 826 человек.

Еще чуть ранее, в 2005—2006 году, нечто подобное развернулось вокруг очередной эпидемии «птичьего гриппа» (в последние 10 лет вирус дает о себе знать через каждые 2—3 года), но ни одного случая передачи инфекции от человека человеку тогда зафиксировано не было. Более того,  за период между 2003 и декабрем 2013 годов в 15 странах были зарегистрированы 648 случаев заражения людей штаммом H5N1 «птичьего гриппа», в результате чего 384 человека скончались. Возможно, это звучит кощунственно, но, согласитесь, это ничто по сравнению с другими заболеваниями, подкашивающими человечество.

Еще тогда, наблюдая за происходящим, немецкий врач и одновременно издатель одной из тематических газет Вольфганг Беккер-Брюзер заявил:

— Лично я потерял веру в независимость и правдивость сообщений наших эпидемиологических институтов. Они рисуют сценарии фильмов ужасов и сводят население с ума. Потом такой сценарий поддерживается заголовками газет, кричащими о тысячах заболевших по всему миру, затем преподносятся сведения о первых смертельных случаях и так далее. В этой истории намеренно упущена возможность успокоить людей и дать им для сравнения цифры по обычной волне зимнего гриппа. Для такого гриппа характерно, что в результате умирает от 5 до 12 тысяч человек. Скорее всего, мы увидим новые страшилки о новых, якобы угрожающих населению Земли, смертоносных эпидемиях.

Читая сообщения о лихорадке Эбола, понимаешь, что слова эксперта оказались почти пророческими. Так стоит ли опасаться вирусов и кормить фармацевтических магнатов?

— Однозначно ответить довольно сложно. Вирусы действительно опасны, а вакцинация помогает если не избежать заражения, то как минимум легче перенести заболевание. Но тут же встает цена вопроса. По-моему, уже давно ни для кого не секрет, что на противовирусных лекарствах делают успешный бизнес. Люди боятся заболеть. С экрана телевизора их пугают, поэтому они бегут в аптеку. У меня есть знакомый, который закупил столько противовирусных препаратов, что уже боится не успеть их все выпить до истечения срока годности, — наглядный пример того, как люди ведутся на рекламу. Так что во всем нужно искать золотую середину, — комментирует ситуацию доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической фармакологии Белорусского государственного медицинского университета Михаил Кевра.

Но если опасность «птичьего гриппа» для человека пока скорее теоретическая, то для птиц — вполне реальная.

— «Птичий грипп» — действительно проблема и даже беда для аграриев. Из-за вируса может встать все предприятие, так как при заражении истребляется все поголовье, плюс устанавливается карантинная зона. Стоит ли нам бояться вируса? Думаю, что пока нет: на наших предприятиях существуют довольно эффективные методы защиты. Подтверждение то, что в годы прошлых вспышек эпидемии у нас вирус не был зафиксирован. Хотя риск, конечно, всегда есть. Но я все же уверен, что наши специалисты и на этот раз не допустят проникновения вируса в нашу страну, — рассуждает заведующий кафедрой эпизоотологии и инфекционных болезней Витебской ордена «Знака Почета» государственной академии ветеринарной медицины доктор ветеринарных наук, профессор Владимир Максимович.

К слову, о защите. Вчера Беларусь ввела временные ограничения на ввоз продукции птицеводства с некоторых территорий Китая, Японии и Германии в связи с выявлением там случаев заболевания птиц высокопатогенным гриппом. 

mizkevich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?