Утиная охота продолжается

Премьера “Паляванне на сябе» в Республиканском театре белорусской драматургии - один из самых оригинальных спектаклей последнего времени

Такого не припомню давно: чтобы лучшие умы театральной критики пришли не на очередной показ чего-то из международной программы форума “ТЕАРТ”, завершившегося на этой неделе, а на свое, родненькое. И не потому, что своя рубашка ближе к телу, а потому, что уж очень ждали эту премьеру. В Республиканском театре белорусской драматургии параллельно с “теартовским деликатесом” показывали спектакль “Паляванне на сябе” по культовой пьесе эпохи застоя “Утиная охота” советского драматурга Александра Вампилова. Правда, постановщиком стал киевский режиссер, художественный руководитель театра “Золотые ворота”, заслуженный артист Украины Стас Жирков, которого уже хорошо знают в Беларуси. Наши зрители видели его спектакли по пьесам Дмитрия Богославского “Любовь людей” и “Тихий шорох уходящих шагов”.

Фото Дениса Малышица

Новая постановка снова удивляет. Даже шокирует. Заставляет соглашаться и не соглашаться с режиссером, периодически вскакивать — как от удара электрическим током. Давить в себе интеллигентное шипение: “А у Вампилова не так!..” Но хватаешь себя за локоть, понимая, что имеешь дело с изобретательным авторским высказыванием “по мотивам”. Так или не так — работаем не для себя, а для вечности. Она и разберется.

“Паляванне на сябе” — пряный коктейль актерских бенефисов. Вызывает восхищение то, как актеры РТБД органично переходят из одного состояния в другое: из фарса в фантасмагорию, из мелодрамы в гротеск, изображают то людей, то уток. Следишь за каждым жестом, за каждым изменением, боясь что-то пропустить. Артем Курень, Дмитрий Давидович, Андрей Новик — трое закадычных друзей главного героя этой истории, хорошо знакомой по каноническому фильму Виталия Мельникова “Отпуск в сентябре” с Олегом Далем (несколько лет картина пролежала на полке), скорее похожи на сбежавших из бродячего цирка клоунов. В прологе они напоминают персонажей из фантазий Тима Бёртона или Терри Гиллиама. Мелькает тень Джокера в исполнении Джека Николсона из “Бэтмена”... В общем, уже с самого начала не ждешь от них ничего хорошего. “На хрена нам враги, когда у нас есть такие друзья?” — это про них, видимо, пел Борис Гребенщиков. Давно не видели мы такого беспощадного к мужикам спектакля. Сухое дерево, придуманное известным театральным художником Аленой Игрушей, можно трактовать по-разному. Но мне ближе самая банальная трактовка: дом стоит, свет горит, из окна видна даль, так откуда взялась печаль?.. Дом построил, но остался в нем один. Дерево посадил — засохло. Все, к чему Зилов прикасается, разрушается. Царь Мидас наоборот.

— Я очень порадовался за своих учеников — Людмилу Сидоркевич, Максима Брагинца, Сергея Шимко, которые вытворяют в этом спектакле в самом лучшем смысле этого слова что-то невероятное, — делится впечатлением декан театрального факультета Белорусской государственной академии искусств, педагог, заслуженный артист Беларуси Владимир Мищанчук. — Как они мгновенно переключаются с одного состояния на другое! Какое профессиональное и человеческое бесстрашие демонстрируют! Весь спектакль они играют на лезвии ножа, и это творческий подвиг. “Паляванне на сябе” — спектакль-шок. Даже мне, вроде бы человеку опытному и театрально образованному, некоторые вещи показались уж чересчур эпатажными... Хотя они не выпадают из общего режиссерского решения. В отдельных местах стиль Жиркова напоминает мне работы Константина Богомолова, в частности, его постановку “Карамазовы” в МХТ.

— Уже наслышан об этой премьере в РТБД, — говорит художественный руководитель Минского областного драматического театра Валерий Анисенко. — Давно такого не было. Непременно посмотрю ближайший показ, потому что я был в отъезде — принимал участие в работе жюри на III Международном фестивале Мартина Макдонаха в Перми. Мне интересно сравнить нынешнюю версию со своим спектаклем, который я выпускал в Минске в Театре-студии киноактера в 1979 году. Зилова у меня играл гениальный Виктор Тарасов. Я понимаю, что время, конечно, как-то сместило акценты в этой истории. Но сущностная проблема героя, его пороки и духовный вакуум наверняка остались в спектакле. В любом случае мне всегда интересен взгляд молодого поколения на то, что тебя самого волновало в свое время.

Актерские работы в этом спектакле способны удивить не только опытного мастера Мищанчука, но и любого зрителя, который будет смотреть его с открытым сердцем. Важно увидеть за эпатажем, который здесь есть, искренний посыл режиссера. Это серьезное высказывание, портрет поколения, если хотите. И от него нельзя отмахнуться, им заболеваешь, прокручиваешь в голове особенно эмоциональные эпизоды. Удивляешься силе и мощи актеров.

Людмила Сидоркевич с достоинством и внутренней силой играет Галину. Эта Галина — духовный наследник жен декабристов (на забываем, что автор пьесы родом из тех мест, куда сослали декабристов). Для Галины брак с Зиловым не бремя и не проклятие, а прежде всего союз двух родственных душ, разглядевших друг друга в повседневной суете и сутолоке. Ведь Зилов — оригинал. Большой оригинал. Он не обыватель. Его юмор, точные оценки, эрудиция вполне могут прельстить самодостаточную женщину, которой Галина и является. Вполне возможно, что в начале их брака он был более целостной и волевой натурой. Что его разрушило? Где произошел этот надлом и, главное, чем он вызван? Вот до этого и пытается докопаться Галина Людмилы Сидоркевич.

Феноменальный Сергей Шимко в роли Кушака, начальника Зилова, удивляет в каждой своей сцене. Его Кушак — оборотень и душка, свой парень в доску, а когда надо — деловой функционер и даже авторитет с золотой цепью на груди. Это большая победа талантливого артиста, пришедшего через многолетнюю череду второстепенных ролей к ТАКОЙ роли. Анна Семеняко, Гражина Быкова, Анастасия Боброва — настоящий цветник, которому в этот раз очень повезло с садоводом. В спектакле один актерский состав, так что когда бы вы ни пришли, увидите постановку “первой свежести”.

Как киевский режиссер Стас Жирков добивается такой отдачи от актеров? Он не расскажет, как не расскажут и другие его коллеги. У каждого свой секрет. Путешествуем ли мы в данный момент по извилистому лабиринту головного мозга Вити Зилова или все дело происходит в мертвецкой, или на том свете, и свою попытку самоубийства главный герой довел до конца?

Я встречался с режиссером накануне премьеры, и вот как он объяснил концепцию спектакля: “Мы перерабатываем очень много кусков, что-то конкретно переписываем под Минск, под конкретных актеров, задаваясь вопросом: как бы это происходило сейчас?.. Это продолжение той линии “сновидческого реализма”, как выразилась одна из ваших критиков о моих предыдущих работах. Но в то же время будет и мотив воскрешения, внутреннего перерождения”.

Перерождение состоялось. И прежде всего — талантливого белорусского коллектива, а заодно и всех нас, зрителей, которые, придя на спектакль, должны были сами себе ответить на вопрос: стоит ли вся мировая гармония одной скупой мужской слезы?

В ТЕМУ

Несмотря на то что пьеса Вампилова написана в далеком 1967 году, она не теряет популярности и сегодня. Многие известные режиссеры истово пытаются разгадать “загадку Зилова”, привлекая к этому самых медийных персон. Так, в Московском драматическом театре им. М.Н. Ермоловой, который возглавляет народный артист России Олег Меньшиков, в постановке художественного руководителя театра имени Ф. Волкова (Ярославль) Евгения Марчелли роль Зилова исполняет Иван Янковский — внук Олега Ивановича Янковского.

В репертуаре театра Et Cetera Александра Калягина эту пьесу Вампилова “прописал” известный режиссер Владимир Панков, поставивший в Минске спектакль “Свадьба” по произведениям Чехова.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости