Устали от реформ?

Реформа немецкой армии, которая продолжается уже несколько лет, привела к падению боевого духа солдат. К такому неутешительному выводу пришел уполномоченный по делам бундесвера Хельмут Кёнигсхаус.

Немцы расхотели служить в армии после отмены призыва

Реформа немецкой армии, которая продолжается уже несколько лет, привела к падению боевого духа солдат. К такому неутешительному выводу пришел уполномоченный по делам бундесвера Хельмут Кёнигсхаус.

Министерство обороны после отмены в 2011 году призыва всеми силами пыталось превратить армию в привлекательное место работы для рядового немца, но успехи пока довольно сомнительные. С тех пор как в армию перестали в обязательном порядке призывать всех молодых людей, немцы начали относиться к военной службе так же, как к гражданской профессии, — и жаловаться на отсутствие комфорта.

От добра добра не ищут?

Ожидания, что реформа сделает бундесвер более эффективным, не оправдались, констатирует Кёнигсхаус в отчете за 2012 год.

За прошедший год военнослужащие успели пожаловаться едва ли не на все аспекты жизни в казармах — начиная от подъема в 4:30 утра и заканчивая разлукой с семьей. Большинство из них не почувствовало, что реорганизация армии пошла на пользу: внутренний уклад бундесвера застрял на этапе обязательного воинского призыва с его грубостью, привилегиями для командиров и лишениями для солдат.

Проехавшись по различным частям, Кёнигхаус понял, что до гражданской толерантности рядовому и офицерскому составу еще далеко. Многие никак не могут распрощаться со «старой школой» и опускаются до оскорблений, а командиры в лучшем случае закрывают на это глаза, а в худшем — используют те же выражения.

В докладе описан, например, случай, когда обер-фельдфебель обзывал штабс-унтер-офицера обидным для него прозвищем «Тик-так» из-за того, что у него дергались веки. Другой командир роты, делая выговор подчиненным, спросил, вдолбили ли они его слова в свой «говномозг» (Scheissdrecksgehirne). Толстые и неспортивные солдаты жалуются, что их дразнят «картошками» (Kartoffeln) и «плюшками» (Hefekloesse).

Не может бундесвер пока до конца избавиться и от особого статуса командиров по сравнению с рядовыми военнослужащими. Не всегда подчиненных и их начальство за одинаковые проступки ждет одинаковое наказание. Бывают случаи, когда командирам прощается то, за что низшие чины получают по всей строгости армейских уставов. Так, обер-штабс-ефрейтор во время службы в Международных силах содействия безопасности в Афганистане (ISAF) нарушил внутренний распорядок, выпив разом намного больше дозволенных 0,25 литра вина. За это с него вполне справедливо взыскали 1,5 тысячи евро штрафа.

При этом командир корабля, устроивший в своей каюте попойку вместе со старшим помощником, корабельным врачом и еще пятью моряками, отделался простым замечанием. На немецких кораблях действует правило: военнослужащим позволяется в сутки выпить только две бутылки пива по 0,33 литра. Командир корабля и его старший помощник имеют полномочия установить иные алкогольные нормативы, но только в письменной форме. В данном же случае командир никаких письменный разрешений не давал. Обиженные тем, что их не позвали на пьянку, моряки пожаловались на начальство, однако, несмотря на формальное нарушение правил, никакого наказания не последовало.

Ответственности избежал и другой командир, ушедший в отставку в чине генерала. На него поступила жалоба в военно-дисциплинарную прокуратуру за то, что он использовал своих подчиненных для организации ужинов у себя дома. Ущерб, который он нанес таким образом армии, был оценен в тысячу евро. В отличие от других подобных случаев, прокуратура замяла этот инцидент.

Полегче с новобранцами

Уполномоченный Кёнигсхаус в своем отчете отругал командование бундесвера еще и за слишком высокие требования к рекрутам.

Сейчас перед поступлением на военную службу желающим необходимо пройти нечто вроде испытательного срока, который длится полгода. За это время человек должен определиться, подходит ему служба в армии или лучше остаться на гражданке. Так вот, судя по докладу, задача военных теперь будет сводиться к одному: главное — не спугнуть.

Между тем новобранцы имеют претензии и к ежедневной проверке внешнего вида, в том числе того, хорошо ли они побрились и подстригли ли ногти. Одного из рекрутов оскорбил вопрос командира взвода, заданный ему матом после неудачной стрельбы: «Ты что, хочешь меня обмануть?». В другом случае будущему солдату не понравился приказ начальника явиться к нему перед визитом к врачу и описать симптомы заболевания, чтобы решить, стоит ли вообще обращаться за медицинской помощью.

Отпугнуть могут не только придирки командиров, но и чрезмерные физические нагрузки. В частности, одному лейтенанту запретили испытывать на солдатах экстремальное упражнение. Он заставлял их ложиться на пол в ряд животом вверх, а затем каждый по очереди пробегал по своим товарищам — офицер хотел, чтобы таким образом солдаты накачали мышцы пресса, и подобные упражнения практиковались до тех пор, пока кто-то наконец на него не пожаловался.

После такого армейского опыта каждый третий рекрут бросает службу еще в период испытательного срока. Причем количество таких отказов растет год от года.

Вся надежда на Skype

Военнослужащих не устраивает также, что их заставляют слишком долго участвовать в военных операциях за границей.

Министерство обороны рекомендует, чтобы ротация состава проводилась каждые четыре месяца, однако чаще всего солдаты проводят за рубежом по полгода. По мнению уполномоченного Кёнигхауса, шесть месяцев — слишком долгий срок для расставания с семьей и близкими.

В повторные загранкомандировки военнослужащих отправляют не позднее чем через девять месяцев после возвращения, что приводит к их чрезмерной загруженности и перенапряжению сил. При этом по правилам перерыв должен составлять не менее 20 месяцев. Для того чтобы хоть как-то облегчить жизнь солдат, руководство бундесвера устанавливает на зарубежных военных базах одиночные кабинки с интернетом или телефоном, откуда можно звонить в Германию.

Недовольны редкими свиданиями с родными не только те, кого отправляют за границу, но и те, кто служит дома. Они хотят видеться с семьей не только по выходным. Некоторые военнослужащие утверждают, что из-за постоянного отсутствия одного из родителей у их детей развиваются нарушения психики. Так, одного ребенка охватывали приступы паники, когда отец уезжал из дома на службу, а другой начинал плакать, как только его отец выходил из дома. Чтобы хоть как-то увеличить время общения с семьей, Кёнигсхаус призывает установить на всех местах службы доступ к Skype. Пока такая возможность есть далеко не везде.

Министерство обороны в целом весьма озабочено тем, как военнослужащие будут совмещать работу с личной жизнью. В докладе подчеркивается, что семейное благополучие отражается не только на привлекательности военной службы, но и на боеспособности армии. За прошедший год в бундесвере стало намного больше жалоб на то, что невозможно одновременно создавать семью и проходить службу. Большинство не готово постоянно переезжать с одного места на другое и отдавать ребенка каждый раз в новую школу. Эта тема уже поднималась ранее в связи с реформой, однако, как утверждается в последнем докладе Кёнигсхауса, обновленный бундесвер только закрепил статус «кочующей армии», лишив военнослужащих возможности планировать свое будущее.

В докладе также осуждается равнодушие командования к семейным проблемам подчиненных. Кёнигсхаус приводит несколько наиболее вопиющих случаев. Так, просьбу солдата перевести его поближе к дому, чтобы он мог ухаживать за бабушкой-инвалидом, посчитали «смехотворной». Не менее возмутительным уполномоченный посчитал тот факт, что начальство обвинило военнослужащую в ухудшении показателей на службе из-за того, что она родила ребенка.

Женщинам в бундесвере, судя по отчету, приходится особенно непросто. Впрочем, они туда пока и не особенно стремятся. К концу 2012 года в немецкой армии служили около 14,5 тысячи женщин, что составляет менее десяти процентов всех военнослужащих. Помимо того, что женщинам тяжело совмещать рождение детей с военными обязанностями и образом жизни, их еще обижают и сексистские замечания со стороны сослуживцев.

Кроме того, слабый пол возмущается тем, что армейское начальство до сих пор не идет навстречу по вопросам одежды и внешнего вида. Дамы хотели бы получить более женственную форму для публичных выходов, но пока ничего не добились. По мнению уполномоченного, тут власти еще и упускают возможность бесплатно разрекламировать бундесвер: эффектно выглядящие на публике военнослужащие привлекли бы внимание молодежи.

Подводя итоги, Хельмут Кёнигсхаус пояснил, что вовсе не требует для солдат гостиничных условий, но бундесвер, поставленный в новое для него положение, будет вынужден идти на уступки. В целом уполномоченный похвалил министерство обороны за проведенную реформу. Но для того чтобы многолетние армейские обычаи и традиции остались в прошлом, сделано еще недостаточно. Пока военная служба в глазах немцев явно проигрывает по привлекательности, перспективам и комфорту гражданским профессиям.

КСТАТИ

Уполномоченный бундестага по делам бундесвера ежегодно представляет парламенту отчет о состоянии дел в армии. Его доклад основывается в первую очередь на заявлениях и жалобах военнослужащих. Кроме того, он лично посещает солдат (иногда предупреждая об этом командование части, а иногда нет) и включает свои впечатления в доклад. Нынешний отчет за 2012 год стал 54-м за историю существования института уполномоченных по делам бундесвера.

По материалам интернет-СМИ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?