Успех дела - держать ноги в тепле

НА СМИЛОВИЧСКУЮ валяльно-войлочную фабрику я попала в самый что ни на есть сезон — в трескучие морозы. Потому и о валенках расспрашивала директора фабрики Василия САБАНА не из праздного любопытства, а с чисто практической точки зрения — мороз-то под минус 30! Не прикупить ли пару?

Корреспондент «БН» посетила единственную в Беларуси валяльно-войлочную фабрику и узнала формулу ей международного успеха.

НА СМИЛОВИЧСКУЮ валяльно-войлочную фабрику я попала в самый что ни на есть сезон — в трескучие морозы. Потому и о валенках расспрашивала директора фабрики Василия САБАНА не из праздного любопытства, а с чисто практической точки зрения — мороз-то под минус 30! Не прикупить ли пару?

— Вот так и наша белорусская торговля, — возмутился Василий Николаевич. — Как зима началась, так давай наращивать объемы поставок в магазины. А зима в этом году началась в январе. И что прикажете нам весь декабрь делать?  Сидеть на валенках и мечтать, когда за товаром на склад пожалует наша торговля? Так дела не делаются! Договоры на все поставки заключаются в начале года. И потому много нашей продукции идет на экспорт.

— А какова география поставок?

— За последнее время число наших партнеров увеличилось в три раза. Если раньше мы поставляли товар в основном в Россию и Украину и даже не могли подумать о Европе, то сегодня, когда расширили ассортимент и сделали модернизацию, в валенки обули Швецию, Норвегию, Финляндию, Эстонию, Канаду, начали сотрудничать с Соединенными Штатами.

— Как вам удалось сделать «дедовскую» продукцию настолько популярной?

— Прежде всего люди наконец поняли: валенки — это действительно удобная и экологически чистая обувь, из натуральной шерсти и без каких-либо химических примесей. Кроме того, при их ношении есть и гигиена определенная. А, как известно, Запад знает цену таким вещам.

— Василий Николаевич, приоткройте секрет вашей маркетинговой политики...

— Первым делом сотрудничать мы начали со странами Прибалтики: Латвией, Литвой, Эстонией. Приезжали частники и покупали помногу. Но что они делали? Приобретали у нас валенки, условно, за 20 евро, приезжали домой, украшали их аппликацией, а потом — на паром и продавали в Швеции уже по 80 евро, — говорит Василий Сабан. — Вот так мы заносили свою продукцию, и это было сделано в какой-то степени умышленно. Чего греха таить, не очень-то мы, белорусские бизнесмены, владеем языком, а если и владеем, то не на таком уровне, чтобы вести деловые переговоры. Но через какое-то время нас самих пригласили в Стокгольм на ярмарку, вот так и завязались отношения со Скандинавским регионом. А второй путь рекламы — через посольства. Например, едет посол в Германию или Америку, заезжает к нам и берет пар 10—15, там их раздают в качестве сувениров. Ну а валенки потом уже сами себя рекламируют.

— Кстати, насчет цены для белорусов: кусается или нет?

— Если пройтись по магазинам и посмотреть валенки, то те же женские сапоги будут стоить порядка миллиона рублей, а то и выше. У нас же — 250 тысяч рублей, максимально высокая цена валенок на полиуретановой подошве с отделкой мехом и аппликацией. А начинаем с 96 тысяч рублей за пару валенок. Думаю, и для среднего покупателя это не слишком дорогое удовольствие. Хотя все-таки в мире модно носить наши валенки в паре с норковой шубой, таких модниц, не средней руки, можно увидеть на улицах Осло, Парижа, Минска...

— Кстати, а кто ваши основные конкуренты?

— На рынке СНГ даже и назвать трудно, — задумался Василий Николаевич. — Например, на Кукморском валяльно-войлочном комбинате производят даже больше продукции, чем мы, но все это — старые модели валенок, так называемые обрезные для нефтяников и газовиков. Или Ярославская фабрика валяной обуви, которая стоит на берегу Волги, — оборудование у них старое, трубы небо коптят, сток — в Волгу-матушку. Производят еще Омск, Новосибирск и ряд других предприятий России, но их конкурентами не назовешь. Они как производили одну модель на старый манер, так и производят. У нас же — более 30-ти моделей! Начиная от валенка на ножку полугодовалого малыша до взрослого размера…

— А китайские валенки, которых сейчас много в белорусских магазинах, — пара стоит миллион-полтора рублей?

— Ну какое здесь может быть сравнение? Китайские валенки — это «нетканки». Сделаны они из специального плотного материала, а не сваленные из шерсти. Такая обувь — одноразовая, скоро народ поймет это. Если легкий морозец они еще выдержат, то в сырую погоду, когда не снег, а каша под ногами, уверен, расползутся. А наша фабрика дает три года гарантии на то, что при правильной носке с валенками ничего не случится. И подошву мы проверили: даже при минус 40 с ней ничего не происходит — не трескается! Единственное, если вы валенки замочили, то ни в коем случае не используйте резкую сушку: поставьте в теплую комнату на два дня, и валенки приобретут прежнюю форму. Я свои по пять лет ношу, — сказал Василий Николаевич. — А раньше как вообще было? Человек умрет от старости, а валенки его останутся как наследство.

— Вы сказали, что обновили ассортимент, а что еще поменялось на фабрике?

— Действительно, сегодня только 20—25 процентов ассортимента — старые модели валенок. А вообще, в 2010 году мы в техническое перевооружение вложили 1,6 миллиарда рублей. Это ремонт, в том числе косметический, зданий и сооружений, замена технологического оборудования. В прошедшем 2011 году затратили 1,2 миллиарда рублей. И в нынешнем году планируем для этих целей использовать не менее миллиарда. Деньги экономим. В целях энергосбережения закупили новые котлы — расход топлива сократился вдвое. Поменяли цех обрезинивания валенок, как итог — расход 10 киловатт вместо ста. А отсюда и доходы: в прошлом году чистой прибыли получили около 4,5 миллиарда, рентабельность — до 40 процентов. А ведь в предыдущие годы прибыль держалась на уровне 200—300 миллионов. И все это за счет экспортных поставок. Так и накапливаем валюту. А во время кризиса, когда все поднимали ценники кто во что горазд, мы свои, напротив, придержали и оставили стабильными. Это ценит и наш, и зарубежный покупатель. Иностранные партнеры не понимают: если договорились продавать по 30 евро, то почему они должны стоить 31?

— Тем не менее в белорусских магазинах и на рынках легче найти российские и китайские валенки. А где ваши?

— Да, действительно, мы — в Россию, а россияне — к нам. Фирменный магазин есть на самой фабрике в Смиловичах. Есть еще секции в столичных ЦУМе, универмаге «Беларусь», торговом доме «На Немиге». Часть товара отгружаем туда, но все-таки основа — это наш фирменный магазин. Потому что здесь у нас наценка минимальная — 5—10 процентов. А потому и реализация продукции отличная, люди едут со всех регионов — Полесья, Брестчины, Гродненщины, Витебского региона, Брянщины, Смоленщины, Мурманска, Калининграда — и покупают сразу по несколько пар для всей семьи. А прибыль в небольшом магазинчике в тридцать «квадратов» приличная: только в декабре мы заработали 600 миллионов рублей.

— Наверное, и зарплата у работников хорошая?

— Средняя зарплата — 3,5 миллиона рублей, в январе выплачиваем так называемую тринадцатую зарплату — это еще полтора миллиона. С февраля планируем поднять среднемесячную зарплату и постепенно ее увеличить до 4,5—5 миллионов. Кто у нас работает? Сегодня — 140 человек: это жители Смиловичей и окружных деревень Корзуны, Заполье, Журавковичи и других. Кроме того, спрос на валенки возрос, поэтому мы планируем в 2012-м запустить новую итальянскую линию на производстве. Это значит, что появятся новые рабочие места. Мы и сейчас готовы принять еще 20 человек, и принимаем. Но ведь делать валенки — это тяжелый, практически ручной, труд, и не каждый сможет. Вот если из десяти хотя бы три останутся — уже хорошо. Мы же на фабрике и обучаем всему. У нас есть сотрудники, которые здесь работают по пятьдесят лет и более, так они выступают в качестве наставников.

— А материал для изготовления валенок где берете?

— Шерсть из Средней Азии — Туркмении и Узбекистана. Сейчас еще пробуем работать с Казахстаном. Но ведь шерсти — около 50 наименований, поэтому нам не каждая подойдет. Для одеял и подушек, которые мы здесь тоже производим, используем только меринос. Это австралийская шерсть, тут узбекская или российско-дагестанская не подходит, так как она — жиропотная, одеяло из нее будет сплющиваться. Для валенок используем фергану или бухарскую шерсть. Понимаете, очень важно знать, где паслась овца, занимались ли в том регионе селекцией…

— А в Беларуси нет овечьей шерсти?

— Есть, но слишком мало. Наш поставщик — ляховичское хозяйство «Конюхи». Там порядка шести тысяч голов овец, но это всего лишь 10 тонн шерсти в год. А нам нужно 580—600 тонн, или 4 тонны ежедневно. «Конюховской» шерсти нам хватает на 2—3 дня работы. А ведь мы наращиваем объемы, ежегодно примерно на 15 процентов, сейчас производим 200 тысяч пар валенок в год.

— Василий Николаевич, не боитесь прогадать? Вот сейчас валенки в моде, а завтра вдруг — глобальное потепление?..

— Знаете, не боюсь. Я уже 38 лет работаю на фабрике, из них 22 года директором. А фабрике скоро исполнится 85 лет. За прошедшие годы случалось многое: и дефолты, и развал Союза, и вал на рынке иностранных сапожек, и газовикам-нефтянникам предлагали валенки заменить американскими «бутиками» по 80—100 долларов за пару. Но валенки еще ни один вид продукции не смог заменить. И в Беларуси многое было: в девяностые закрылись две валяльные фабрики — в Новогрудке и Бобруйске. Тогда у нас швейный цех появился, шили все, что можно: ночные сорочки, рубашки, постельное белье, рукавицы, открыли цех мягкой мебели. Люди получали по 2—3 специальности. Пока есть люди и овцы, валенкам быть!

— Спасибо за интересный разговор.

Надежда БУТОВИЧ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости