Услугами сыт не будешь

Как раскрепостить деловую инициативу - неутихающая дискуссия. Ее очередную волну спровоцировали на самом высоком уровне. Предприниматели в очередной раз слезно рассказали о своих многочисленных проблемах. Мол, и условия ведения бизнеса не ахти какие прекрасные, и проверками мучают, и законодательство сложное... Нет, несомненно, определенная доля правды в стенаниях бизнеса присутствует. Родные законы иной раз противоречивы, в них не всегда просматривается логика, иногда действуют нормы, которые давно устарели и уже совершенно не отвечают современному моменту. Контролеры тоже не всегда ведут себя корректно: все-таки человеческий фактор еще никому не удавалось искоренить полностью. Впрочем, процесс совершенствования деловой среды перманентный: у него есть начало и нет конца. И не только в Беларуси. Великобритания, Германия, Швейцария, Франция - страны с вековыми буржуазными традициями тоже не достигли совершенства. Но бизнес там развивается. И крупный, и мелкий. Кстати, в рейтинге Doing Business республика не на самом последнем месте. Возможно, проблема статичности белорусского предпринимательства кроется не только, так сказать, в окружающей среде, но и во внутренней сущности отечественного предпринимательства.

Монополии просят наши сердца


Общественных рупоров делового сообщества слушаю уже лет двадцать. Прекрасные ораторы. И как красиво умеют выдать желаемое за действительное. Крайне эмоционально они призывают вроде бы к прогрессивным процессам. Но на самом деле лоббируют интересы предпринимателей 90-х годов выпуска. Да, подавляющее большинство представителей отечественного бизнеса делали свои первые шаги на деловой арене на заре, если так можно выразиться, "капитализма". Возможно, он казался чем-то перспективным по сравнению с развалом и дефицитом позднего социализма, но по своей сути являлся, несомненно, диким. С тех пор осталось много анекдотов про "новых" и их своеобразный стиль ведения дел. Время прошло, но изменился ли бизнес по сути? 

К сожалению, надо признать: эволюция, несомненно, произошла, но не настолько кардинальная, как этого бы хотелось. По сути, отечественные предприниматели так и остались "игроками", во многих случаях действуя по принципу Наполеона: ввязываемся в драку, а там посмотрим. Несомненно, за два десятилетия в стране появилось определенное количество крепких предприятий. Некоторые вышли на международный уровень, заняли крепкие позиции в регионе. Такие примеры есть. К сожалению, крайне немногочисленные. Не побоюсь сказать, почти единичные. А остальные... Нет, по статистике, предприниматели занимаются разнообразными видами деятельности, но по сути они сводятся к стандартной банальной формуле: купи, продай, упакуй. 

Надо признать: некогда такие примитивные схемы являлись весьма прибыльными. Не из-за их конкурентоспособности, а благодаря политике государства. В 90-х наблюдался дефицит буквально всего. В 2000, вроде бы предприятия снова заработали, стали наращивать обороты, но за счет различных административных механизмов и шикарной внешней конъюнктуры доходы населения росли такими темпами, что за ними не поспевал никто. Даже ретейл, не говоря уже о производителях. Фактически, в те времена можно было зарабатывать на всем: главное было обладать объектом продажи. И вперед. Реализовывалось почти все и практически по любым ценам. На издержки особенно никто не обращал внимания. Да и зачем их считать, если рентабельность производства еще лет 10 - 15 назад у успешных предприятий исчислялась десятками процентов. Прибыльными являлись даже производители с примитивными, почти кустарными технологиями. Плюс в те времена отечественная экономика отличалась определенной закрытостью. Иностранные компании если и пускали на внутренний рынок, то с большим скрипом. Одновременно действовали многочисленные программы импортозамещения. Превращение зарубежных товаров в условно белорусские предоставляло оборотистым людям почти неограниченные возможности для обогащения. Сомнительные схемы вовсю использовали и государственные предприятия, за счет протекционизма поддерживая штаны и закрывая все дыры и просчеты, а еще больше - частный сектор. 

Те времена многие вспоминают со слезами на глазах. Кстати, в 2000-х опросы исследовательского центра Института приватизации и менеджмента демонстрировали удивительные тенденции. При всем своем вербальном стремлении к рынку, свободе конкуренции и либерализации, отечественный бизнес в массе своей выступал за закрытые экономические границы. Что греха таить, предприниматели первой волны "попилили" весь рынок, прекрасно снимали с него сливки, новичков "подбивали" на взлете... И очень надеялись на бесконечность своего счастья. Но пошла череда неожиданностей: интеграция в евразийское экономическое пространство, постепенное вхождение Беларуси в мировую экономику. Момент истины. Оказалось, что наше замечательное деловое сообщество и не отличается огромной конкурентоспособностью. А откуда ей взяться, если долгие годы эксплуатировалась упомянутая выше схема: купи, продай, переупакуй. 

Капитализация, ау...


Родной бизнес обладает уникальной чертой по сравнению с мировым предпринимательством: ему действительно нечего терять. Это не фигура речи, а констатация факта. Смотрим на статистику. В 2014 году, не самом худшем, в среднем малое предприятие... располагало активами, эквивалентными менее чем 5 тысячам долларов! Неприличный по статусу автомобиль больше стоит. А у среднего бизнеса - это у которого от 100 до 250 работников - на каждую фирму приходилось всего 1,5 млн долларов. Смехотворные цифры. И с такой капитализацией бизнес реально собирается стать основным двигателем прогресса?! Чудес-то в прагматичной жизни не бывает! 

И когда господа представители деловой общественности утверждают: дайте полную свободу бизнесу - и стремительные предприниматели построят уже к концу пятилетки новую, современную экономику, которая осчастливит всех белорусов, -  очень, очень хочется верить на слово уважаемым философам. Но еще старина Карл Маркс говорил, что для производства необходимо несколько факторов. Немца пока никому опровергнуть не удалось. Более того, наука новой волны только расширяет количество факторов для производства. 

Ладно, трудовые ресурсы в стране еще присутствуют. Возможно, не всегда обладают желательной квалификацией, но были бы люди, а научить можно. Земли тоже вроде бы предостаточно. Хотя надо отметить, что этот ресурс только теоретически кажется безмерным и даже избыточным. В реальности же "воткнуть" новое предприятие, особенно если оно не является абсолютно чистым, не так уж и просто. В одном месте возвести цеха не позволяют природоохранные зоны, в других - близость населенных пунктов, а подходящие участки находятся в глуши, со всеми вытекающими дополнительными расходами на подведение коммуникаций. Впрочем, место под новые, особенно высокотехнологичные, производства, которые являются относительно экологичными, еще есть. Но вот откуда возьмутся средства производства и технологии? Из какого волшебного ящичка отечественные предприниматели вытащат и капиталы, и компетенции, и новые разработки? 

Объяснения следуют, но какие невнятные. Мол, предприниматели - люди находчивые. Дай им волю, и они смогут найти все: и деньги, и оборудование, и технологии. Уповают и на иностранные инвестиции и капитал, который с радостью помчится в Беларусь строить нам светлое будущее. Покажите конкретно: в какую страну американцы или немцы принесли современные технологии? В лучшем случае - открывают производства, а вся техническая документация, НИОКР, фундаментальные исследования "живут" в европейских или калифорнийских штаб-квартирах. И третьему миру их не показывают. В лучшем случае, издали дают понюхать. Их можно только своровать: ибо передовые технологии даже не продают. С какой радости поделятся именно с нашим бизнесом? Или на активах в несколько тысяч либо даже сотен тысяч долларов наши предприниматели развернут выпуск продукции 5 - 6-го поколения? 

Реальные возможности отечественного предпринимательства намного скромнее. Много частные компании построили крупных промышленных предприятий за четверть века? Или я что-то пропустил? Нет, имеются крупные предприятия, но они в основном лежат в сфере переработки. Зачастую далеко не самой глубокой. Взяли бревно, распилили, в лучшем случае еще посушили и продали пиломатериал. Или корову разделали на полу- или четверти туши и продали. В том числе и на экспорт. Прекрасный бизнес. Только он возможен благодаря государству, а не бизнесу. Многие ли частные мясо-молочные компании сами обеспечивают себя сырьем? Много ли частный сектор вложил в развитие лесного хозяйства? А разделать тушу много ни компетенций, ни оборудования не надо. На любом крестьянском дворе можно все операции выполнить. 

Несомненно, бизнес разный нужен. Вот только не надо изображать его как высокотехнологичный. Инновации далеко не самая сильная сторона отечественного предпринимательства. Фактически, оно если и занимается производством, то нередко на принципах годов этак 1950 - 1970-х. Естественно, такой бизнес не способен являться маржинальным. Точнее, только при одном условии: существенные налоговые льготы, разнообразные преференции, плюс - возможность немного смухлевать. Угадайте, почему швейная промышленность особенно сильно развита в Брестской области? Граница рядышком, все тайные тропки изучены, налажены поставки контрабандных тканей из Польши. Схема отработана, а если сырье беспошлинное, то и товар будет весьма конкурентоспособным и даже очень маржинальным. 

Конечно, не совсем честные подходы к бизнесу чреваты последствиями. В одних случаях - штрафами, в других - и уголовной ответственностью. И проверки нет-нет да и выявляют нестыковки. А если контролирующим органам связать руки? Можно будет "крутить" любые схемы. И почти безнаказанно. Тогда любой кустарный цех превратится в золотую жилу. 

Ладно, допустим, что в любой стране первоначально накопление капитала проходило не совсем гладко. И далеко не всегда законно. Но если бы бизнес свои сокровища инвестировал в развитие, а не в приобретение шикарных машин, особняков и другой роскоши. Или, как вариант, вывод средств за рубеж. Таких примеров перед моими глазами прошло немало. Поэтому что принесет свобода для бизнеса: развитие экономики или его персональное обогащение, - очень сложный вопрос. И на него никто не может толком и ответственно ответить. Все бизнес-союзы и ассоциации объединяют максимум 10% всех предпринимателей. Поэтому мнение, высказываемое руководителями деловых объединений, по своей репрезентативности является не более чем экспертным мнением, а не консолидированной позицией деловых кругов. 

Мифическая сила услуг 


Много, слишком много и ученых, и профильных чиновников, и экспертов находятся в плену мифов, что услуги способны вырвать экономику из кризиса и перевести ее на новые рельсы. Почти штампованно приводят западную статистику: мол, в развитых странах на услуги приходится 50, 60 и даже 70% ВВП. Однако кризис конца первого десятилетия 2000-х ярко продемонстрировал: при любых неблагоприятных обстоятельствах именно сектор услуг мгновенно сокращается. Ибо живет-то он, фактически, на потребительском спросе, который обеспечивается успехами реального сектора: промышленности, сельского хозяйства, предприятий глубокой переработки. Когда становится плохо им, то услугами дело не поправить. Наоборот, они, скорее, создают и усугубляют экономические проблемы, придавая им социальную окраску. 

Один из главных вызовов современного мира - тотальный избыток всего. Современные технологии настолько повысили производительность труда, что 10% трудоспособного населения способно закрыть все вакансии в промышленности. Одна из ключевых проблем сильных экономик прошлого века - избыток рабочей силы. Причем неквалифицированной. Несомненно, все люди равны, но далеко не все могут стать, исходя из своих умственных способностей и личных предпочтений, программистами, инженерами, технологами. А сегодня нужны они, и все больше только они. И куда девать остальных? 

В каждом государстве в разные периоды стимулировали развитие секторов, которые губкой впитывали излишки трудоспособного населения. Нередко в этих целях использовали строительство, которое даже в век космических технологий обладает большим потенциалом для не слишком квалифицированных рабочих рук. В целом это одна из основных функций сферы услуг. К тому же ее развитие при определенных условиях позволяет нарастить ВВП при неизменной производственной базе. В науке уже давно имеется понятие "неучтенный ВВП". Скажем, сварила супруга борщ - создала добавленную стоимость. Единственное, она не входит в статистику. Но тот же суп, приготовленный в ресторане, вносит свою лепту в макроэкономику. Соответственно, если многочисленные бытовые хлопоты отдать, так сказать, на аутсорсинг: уборку, стирку, мелкий бытовой ремонт и так далее, то все эти операции включатся в ВВП. И он увеличится. Хотя, говоря откровенно, уровень жизни населения не особенно-то и улучшится. Разве что у одних появится больше свободного времени, а у других - возможность приложить к чему-нибудь полезному руки и немного заработать. 

Словом, на Западе давно сложилась весьма интересная структура, когда небольшое количество людей обеспечивает реальный выпуск товаров, а остальные, так сказать, их обслуживают. Действительно, такая схема в какой-то момент способна создать иллюзию роста. Но при одном условии: реальный сектор тоже растет и процветает. В противном случае сектор услуг теряет платежеспособных клиентов, прозябает без доходов, выплескивая на биржу труда большое количество относительно неквалифицированных безработных. 

Парадокс заключается в том, что мы попытались повторить сей своеобразный западный опыт. Собственно говоря, получили вполне предсказуемый результат. Пока крупный реальный сектор, держащийся в основном на столпах государственных предприятий, наращивал обороты в начале 2000-х, услуги процветали. Торговля пухла точно на дрожжах. По многим позициям ощущался серьезный дефицит. СТО росли как грибы после дождя. И все было бы прекрасно, если бы не проблемы в промышленности. Оказалось, что реально-то кормят страну машиностроители, металлурги и другие заводчане, а не рестораторы, продавцы и даже строители. Нет, до поры до времени государство героически за счет эмиссии искусственно поддерживало платежеспособный спрос. Видимо, надеясь на восстановление благоприятной внешней конъюнктуры и родной промышленности. Стоило отказаться от печатания пустых денег, как весь сектор услуг съежился и застонал. А нынче не совсем понятно, что делать с многочисленными торговыми центрами, гостиницами и другими объектами, иные из которых не успели достроить и вкладываться в их доведение до ума очередь из инвесторов не стоит. 

Поэтому насколько активизация малого бизнеса в его нынешнем состоянии способна оживить экономику - вопрос очень небесспорный. Несомненно, прекрасно, когда при поддержке органов госуправления и специальных финансовых программ открываются новые парикмахерские или кафешки. Да, несколько десятков, сотен или даже тысяч человек получат рабочие места. Но смогут ли себя прокормить? Кто будет генерировать платежеспособный спрос? А участие в промышленности малого и среднего бизнеса не такое уж и большое. В этой сфере работают всего 15% предпринимателей. Прямо скажем, не очень много. Причем, подчеркну, инновационных компаний очень немного. И многие способны конкурировать и в целом существовать только за счет льготных режимов. 

Поэтому возникает большой-большой вопрос: проверки или административные процедуры больше всего мешают бизнесу? Или все-таки непростая макроэкономическая ситуация, невысокий платежеспособный спрос? Настроить-то экономику на либеральные рельсы - не великая проблема. Только какой это эффект принесет? Падение качества услуг или экономический рост? А вы как думаете?


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...