Условно съедобная еда

Почему просроченные продукты попадают на полки наших магазинов

Испорченное мясо, подгнивающие томаты и просроченный сыр. Любые факты выявления некачественной продукции на прилавках у нас в стране нередко превращаются в скандал. Впрочем, на общую ситуацию это влияет мало — до сих пор практически в каждой розничной точке можно найти товары, срок годности которых давно истек. Чем объясняют это торговцы и на какие уловки они идут, чтобы продать залежавшийся продукт, выясняла корреспондент «Р».

фото виталия гиля

Броски гнилыми помидорами


Помните сцену из «Мастера и Маргариты», в которой Азазелло и буфетчик Андрей Фокич спорили о свежести осетрины? Устами своего героя классик изрек прописную истину: свежесть бывает только одна — первая. К сожалению, помнят об этом далеко не все торговцы. В погоне за прибылью, что уж скрывать, некоторые из них идут на все: на продажу просрочки, на переклеивание даты упаковки товара и даже на подделку нужных бумаг. Разобраться в этих хитросплетениях неподкованному потребителю очень сложно. А потому изучить полки «Р» пригласила представителей ОО «Защита прав потребителей «Содружество»: председателя Вячеслава Шмата и ведущего специалиста Александра Алова.

У дверей популярного магазина на проспекте Газеты «Звязда», 16 мы встречаемся в 8.05. Торговый объект принял первых посетителей пять минут назад. Чтобы не вызвать подозрений, мужчины предлагают мне взять корзинку и прогуливаться между полками отдельно от них. Тем временем мои компаньоны вооружились тележками и с видом праздных покупателей разъехались в разные стороны.

В условленное время встречаемся в центре торговой точки. У Вячеслава и Александра — полная тележка просроченных продуктов: зефир, замороженные окорочка цыпленка, куриная грудка, столовый хрен, филе сельди в масле. Плавленый сыр, который должны были утилизировать еще 2 месяца назад. Здесь же — помидоры и перец с плесенью. Всего 15 наименований. Эксперимент пробить все через кассу и потребовать вернуть товар обратно не удается: в лицо Вячеслава Шмата — грозу обвеса и просрочки — знают в каждом магазине Минска и давно отказываются продавать ему негодный товар, предлагая все заменить.


— Вы только посмотрите на эти помидоры — гнилые и с плесенью! Их даже выискивать не пришлось, лежали на самом верху, — возмущен до глубины души Шмат. — Да и цена у них немаленькая: некоторые сети продают томаты уже дешевле чем один рубль, а здесь они стоят 2,39 рубля за килограмм. Мы знали, что здесь будет непорядок, потому сюда и пришли.

Завмаг оказался в отпуске, его заместитель не нашла времени пообщаться с нами и, лишь гневно сверкнув глазами, убежала «по срочным делам». Отдуваться за всех приходится рядовому персоналу. На вопрос, почему допустили на полках такое количество товара с истекшим сроком годности, ответ простой: мерчандайзеры недосмотрели, а персонала не хватает.

— Вообще-то парень там стоит, должен был перебрать овощи, — неуверенно бормочет работница, предусмотрительно перевернув свой бейджик, чтобы нельзя было узнать имя. — Там же есть и хорошие помидоры. Сейчас жара такая стоит, что портится все быстро.

Пока Вячеслав Шмат перечисляет все в книге замечаний и предложений (а это у него заняло две страницы и почти час времени), делится опытом:

— Отговорки про то, что персонала в магазинах не хватает, мы слышим постоянно. Самое неприятное, что официальные ответы от магазинов в нашу организацию приходят стандартные: мол, ничего такого не было, никакой просрочки не обнаружено. Поэтому я стараюсь всегда снять ценник или этикетку, чтобы доказать факты нарушения, в том числе и представителям санстанций.

Больше всего просрочки можно найти в магазинах в выходные и праздничные дни, а также в будни с утра и до обеда.

Бабушка и практиканты


Оставив тележку просроченного товара работникам магазина, которые пообещали утилизировать все продукты, отправляемся в другую точку этой же популярной сети. Адрес — проспект Дзержинского, 106/1. По дороге Вячеслав Шмат и Александр Алов рассказывают, что не у всех представителей ретейла репутация с душком. Многие сети — «Виталюр», «Корона», «Радзивилловский» — работают хорошо. К ним претензий практически нет. А вот отдельные продавцы в торговых точках с участием зарубежного капитала славятся не самым лучшим сервисом и стараются нажиться на доверчивых покупателях любыми путями. Даже скидки устраивают в определенное время (чаще с утра и до обеда), чтобы распродать товар с истекшим сроком годности. А уж в выходные и праздничные дни сколько просрочки реализуется!

— Если бы у нас магазины получали за просрочку такие же штрафы, как за границей, подобной ситуации не было бы. Нашим же выгодно продать такой товар и раз в месяц заплатить от 30 базовых величин.

К слову, бывают ситуации, когда сами проверяющие органы закрывают глаза на такие вещи. Например, недавний случай, когда активисты общества направили в санстанцию товарный чек на просроченную селедку, чек возврата, а также ярлыки магазина и производителя. Ответ пришел неожиданный — недостаточно доказательств. Правда, позже городская СЭС все же провела там проверку и вроде бы наказала виновных за нарушения.

Самая банальная отговорка ретейла — нехватка кадров.

Наконец приезжаем в торговый центр на Дзержинского. Место это новое, проходимость хорошая. Казалось бы, работы для нас не будет. Но опытный глаз моих спутников выискивает немало просроченных продуктов: хрен, несколько видов соусов, сухари, сальтисон, бедро цыпленка. Здесь же и бытовая химия: известное чистящее средство для унитазов, срок годности которого истек месяц назад.

— Хотя унитаз-то, в отличие от людей, не отравится, — выносит вердикт Вячеслав Шмат, — снять с полок его все же придется.

Местное руководство тоже все в отпуске. Кассир 6-го разряда Любовь Домброва взвинчена и встревожена:

— Людей не хватает. Продавцов работает в два раза меньше, чем нужно. Из 15 необходимых кассиров у нас только 8. А вы видели, кто у нас в молочном отделе? Бабулечка! Пенсионерка! Мы с ней постоянно ругаемся. Да еще практиканты из училища печатников. Работать некому, зарплаты низкие, премию в прошлом месяце дали, стыдно сказать, 1 рубль.


Сомнительная сказка

Последняя точка на сегодня — магазин уже другой сети, расположившийся по улице Орды, 37. Всего полчаса — и в нашей тележке несколько упаковок сыра «Моцарелла», творожная паста, салат из моркови с сельдереем, буханка хлеба, биойогурт. Обращаем внимание и на торты с сомнительной наклейкой даты производства. Срок годности кондитерских изделий — 120 часов, однако что-то подсказывает, что на прилавке они пребывают явно дольше. Вячеслав Шмат просит показать документы на сладкий товар. Бумаги не несут долго. Завмаг Анна Хаткевич кому-то звонит и диктует в трубку названия всех тортов, которые мы отобрали, затем отходит и добавляет громким шепотом: «Напиши там 13-е число».

Мои борцы за справедливость рассказывают, что будет дальше: руководство магазина попросило у производителя прислать бумагу с нужной датой. Нам принесут факс или ксерокопию, так как в оригинале будет явно видно, что товар продается с просрочкой. Так по факту и оказывается: один из сотрудников приносит некачественную распечатку:

— Оригинала нет, у нас стажеры работают, так что с бумагами сейчас непорядок.

Что и требовалось доказать. Кстати, почему-то мы не поверили, что товар с полок исчезнет. Так что если вдруг увидите в магазине по вышеуказанному адресу торты «Сказка», «Наполеон», «Королевский» и «Шоколадно-банановый» с сомнительной наклейкой, то лучше не берите. Иначе сказка может оказаться с плохим концом.

По словам Вячеслава Шмата, нередки случаи, когда самим производителям невыгодно забирать просроченный товар, поэтому они снабжают магазины своей лентой и упаковкой. А дальше продавцы ловко перебивают даты, продавая товар явно не первой свежести. Так что бдительность при походе в обычный магазин никому точно не повредит.

konoga@sb.by

Фото: Артур ПРУПАС
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Загрузка...