Ушел под лед и вернулся не один...

ТЕМ, КТО знаком с этой необычной профессией лишь понаслышке, водолаз представляется почти неземным существом. В блестящем костюме, огромном скафандре, обитающий среди неведомых, но чарующих существ.

Они работают в белорусских реках и озерах зачастую на ощупь.

ТЕМ, КТО знаком с этой необычной профессией лишь понаслышке, водолаз представляется почти неземным существом. В блестящем костюме, огромном скафандре, обитающий среди неведомых, но чарующих существ.

Этот образ стал очень популярным с выходом на экраны советского кинобестселлера «Капитан Немо». Помню, тогда, после кино, я буквально «проглотила» довольно увесистую по детским меркам книгу Жюля Верна. А вот сейчас мне представилась возможность самой проверить, насколько романтичный экранный образ соответствует жизни. «БН» побывала в гостях у сотрудников центра водолазно-спасательной службы Республиканского отряда специального назначения МЧС Беларуси.

Это подразделение появилось в 1996 году, еще в структуре Министерства внутренних дел. А в 2002-м водолазно-спасательные службы были созданы уже во всех областных управлениях Министерства по чрезвычайным ситуациям. Рек и озер в Беларуси — бесчисленное множество. А там, где есть вода, нужен и он — спасатель-водолаз. Спасение людей на воде, помощь пострадавшим от стихийных бедствий и аварий — одна из первейших для этих профессионалов задач. Вот и минувшей весной работники центра водолазно-спасательной службы РОСН помогали жителям Полесья выживать в условиях половодья. Громко сказано? Вовсе нет. Кто привезет жителям подтопленных домов провиант? Кто доставит врача к живущему среди топей больному? Благо на вооружении этой службы есть катера на воздушной подушке — самый настоящий вездеход, способный передвигаться не только по воде, но и по суше…

Может показаться, что весеннее половодье у спасателей-водолазов — самый «жаркий» сезон. Но без дела люди в «скафандрах» не остаются круглый год.

— Раз на раз, конечно, не приходится. Но работы у нас хватает и весной, и летом, и осенью, — говорит заместитель начальника центра водолазно-спасательной службы Республиканского отряда специального назначения МЧС Беларуси (где за это время подготовлено более 600 водолазов-профессионалов) Сергей Постоялкин. — Очень опасен первый и весенний лед. В это время его толщина и метр может быть, но выдержать человека он не способен. Так, по неосмотрительности, и попадают люди в беду. Летом — часто из-за самонадеянности. В жару водоемы становятся излюбленным местом отдыха. Нам на Цнянском водохранилище за прошедшее лето приходилось не один раз спасать людей поблизости от нашего центра. Водоем в столице привлекает много отдыхающих. Люди выпивают, заплывают далеко, а потом вдруг понимают, что переоценили свои возможности, сил плыть дальше уже нет… Вот так извлечем из воды человека, на берег доставим, поговорим. Остается надеяться, что теперь поймет: алкоголь и вода — вещи несовместимые…

Но одно дело, когда пляжи специально оборудованы: поблизости есть спасатели ОСВОДа или, как на «Цнянке», спасатели-водолазы МЧС. Другое — когда пляж «дикий», когда помощи ждать неоткуда. Именно на таких водоемах, по словам Сергея Ивановича, чаще всего и гибнут люди.

Сейчас спасатели в «скафандрах» не дремлют: едва водоемы покроются льдом — потянутся к воде любители зимней рыбалки. Некоторые прямо на джипах. Так что извлекать из-под воды приходится не только людей, но и… автомобили.

Получается, спасатель-водолаз — это еще и мастер на все руки. Такой спец прекрасно владеет инструментом для резки металла и бетона под водой, способен выполнить на глубине даже сварочные работы — при помощи специального аппарата, конечно. Нужна ему и стрессоустойчивость (когда нужно спасать тонущих детей, например, понимая, что по объективным причинам достать его живым уже не удастся). И здоровье, и выдержка...

Да и сами будни спасателей-водолазов куда прозаичней, чем это показывается в кино. Они работают в белорусских реках и озерах зачастую на ощупь, в полной темноте (водоемов с прозрачной водой в наших широтах совсем немного). Отсюда  и подстерегающие опасности. Например, Сергею Постоялкину при подъеме на поверхность приходилось нос к носу встречаться… с гадюкой, умеющей прекрасно плавать. Но куда опаснее поиск под водой в толще ила, работа на течении подо льдом или в захламленной зоне. Неожиданная перспектива — запутаться в брошенных рыбацких сетях.

— В одну реку дважды войти невозможно, — говорит Сергей Иванович. — Каждое погружение — абсолютно новое. Ведь на разных водоемах — разные условия: плотность грунта на дне, направление и сила течения… То непролазная трава и корчи с затопленными деревьями-топляками, то кромешная тьма. Нужно быть готовым ко всему —  глубина таит много загадок. У нас выработаны правила, от которых профессионал не может отступить ни на шаг. Это вопрос жизни и здоровья.

Случайных людей в этой профессии, как говорит Постоялкин, просто нет. Выдержать такую — и физическую, и психологическую — нагрузку по силам не каждому. Плюс — это работа в команде, или в «семье». «Если мы не вместе, то мы — никто!» Такие слова я подсмотрела у Сергея Постоялкина в кабинете. Идя под воду, человек должен доверять тому, кто страхует его, как самому себе. Ведь единственная связь с землей — кабель-шланговая связка, через которую, если нет за плечами акваланга, подается и воздух, и порой сигналы о направлении движения или необходимости подняться на поверхность. Своеобразная азбука Морзе, только сигнал передается не стуком, а условными подергиваниями. И эти сигналы каждый должен знать назубок.

В центре водолазно-спасательной службы Республиканского отряда специального назначения МЧС Беларуси работают 25 человек. Кто приобщился к профессии еще в армии, кто просто пришел — и понравилось. Кто-то, как Постоялкин, благодаря увлечению: начальство узнало о страсти молодого пожарного к подводной охоте. Так и стал он водолазом.

...Сергей Иванович в детстве часто гостил у бабушки на Витебщине. Излюбленным времяпрепровождением у мальчишек были «речные салки»: взял камень, воздуха побольше набрал — и бегом по дну! Детская шалость со временем переросла в увлечение подводной охотой. Вот где пригодилась задержка дыхания! В погоне за рыбкой под водой только два вида оружия — гарпун и здоровые легкие. Аквалангом пользоваться нельзя.

— У тебя есть ружье, но рыба у себя дома. Выходит, вы в равных с ней условиях, — утверждает Сергей. — Это как противоборство со стихией: кто сильней и проворней. Наверное, потому я так люблю подводную охоту и не приемлю акваланг на отдыхе.

Но не стоит путать слова «водолаз» и «дайвер». Первый на второе слово может и обидеться. Дайвинг — погружение ради удовольствия, а водолаз — это профессия.

КСТАТИ

В центре водолазно-спасательной службы круглосуточное дежурство несут 5 водолазов и 1 диспетчер. В любой момент они готовы прийти на помощь. Даже если для этого придется подняться в воздух или пойти в огонь. Спасатели-водолазы умеют десантироваться с вертолета, когда помощь требуется там, куда больше нечем добраться. Дело не ограничивается лишь одной водолазной подготовкой. Водолазы-спасатели — это дети трех стихий. Могут не только нырять на глубину, но и пожар потушить, и подняться по лестнице в окно горящего здания, и с парашютом прыгнуть.

НА  СНИМКАХ: люди в скафандрах при деле круглый год; вытаскивать из воды случается не только людей.

Фото из архива центра водолазно-спасательной службы РОСН

Наталья СЧАСТНАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости