Минск
+5 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

Министр финансов Максим Ермолович - о расходах и доходах бюджета-2020

Уравнение со всеми известными

Фото БЕЛТА

На прошлой неделе обе палаты Парламента шестого созыва одобрили во втором чтении проект республиканского бюджета на 2020 год. В соответствии с действующим порядком следующим этапом станет подписание закона о бюджете Президентом. Какими будут грядущие доходы и расходы страны, на каких параметрах основан главный финансовый документ страны, а также как может быть исполнен бюджет нынешнего года — об этом в интервью «Р» рассказал министр финансов Максим Ермолович.

О неналоговых платежах

«Р»: Максим Леонидович, давайте поговорим об исполнении бюджета нынешнего года. Сейчас в среде управленцев реального сектора активно обсуждается проблема неналоговых платежей и их влияние на работу и финансово-экономический результат предприятий. А какое значение неналоговые платежи имеют в доходной части консолидированного бюджета?

— Около 10 процентов. Большая часть неналоговых платежей — это доходы от использования госсобственности. Прежде всего дивиденды, которые начисляются на пакеты акций, принадлежащие государству, а также часть прибыли, которую перечисляют в бюджет унитарные предприятия. Суммарно эти поступления составляют 1,7 миллиарда рублей в год. В абсолютном выражении неналоговые поступления растут, но их доля стабильно находится на уровне около 10 процентов в доходной части.

Вторые по значимости из неналоговых платежей — доходы от использования накопленных остатков средств бюджета. С начала этого года действует новый порядок их размещения на банковских депозитах: на конкурсной основе через систему Белорусской валютно-фондовой биржи. И хотя в целом по рынку ставки по депозитам снижаются, по причине конкурсной процедуры мы смогли увеличить доходы бюджета благодаря более эффективному управлению остатками средств бюджета. В этом году за счет размещения их на краткосрочных депозитах получили дополнительный доход в консолидированном бюджете более 300 миллионов рублей. Поступают средства и за счет размещения валютных остатков бюджета, которые являются частью золотовалютных резервов и управляются Нацбанком. Большая часть неналоговых поступлений бюджета не обладает целевым использованием и направляется на цели, установленные расходными статьями. Несомненно, эти доходы повышают устойчивость и сбалансированность доходных и расходных статей бюджета.

О дорожном сборе

«Р»: В проекте бюджета 2020 года заложено повышение поступлений от так называемого дорожного сбора. По каким причинам это произойдет?

— Действительно, в бюджет заложен прирост его доходов от взимания государственной пошлины за доступ транспортных средств к дорожному движению. Прежде всего за счет корректировки базовой величины. Мы стараемся формировать бюджет исходя из консервативных подходов. Поэтому не закладывали потенциальный рост от изменений уплаты так называемого дорожного сбора. Действительно, Минфин подготовил проект указа. Он предполагает существенные упрощения: меняем порядок уплаты, устанавливаем четкий порядок и периодичность уплаты, будем стимулировать плательщиков вносить средства за допуск к дорожному движению на более длительные сроки. Соответственно, этот платеж не будет привязан к прохождению техосмотра. С другой стороны, будет усилен контроль за уплатой этого платежа. Предполагается, что он будет автоматическим, значительного повышения расходов на администрирование этих платежей не планируется. По нашим оценкам, это приведет к росту поступлений в бюджет. Хочу напомнить, что у этих средств целевое использование. Средства расходуются исключительно на финансирование дорожной инфраструктуры в стране, они составляют основу бюджетных инвестиций в дорожное строительство. Поэтому любое увеличение поступлений сразу же будет сказываться на качестве как республиканских, так и местных дорог: 50 процентов средств, полученных от этого сбора, направляется в бюджеты областей и города Минска и используется на финансирование регионального дорожного строительства.

Указ прошел процедуру согласования. Сейчас продолжается обсуждение всех преимуществ и недостатков предлагаемой системы. В качестве альтернативы обсуждается следующий вариант: включение так называемого дорожного налога в цену автомобильного топлива. Фактически это будет означать повышение ставок акцизов и в конечном итоге — рост цен на автомобильное топливо на внутреннем рынке. В этом подходе тоже есть свои преимущества и недостатки. Существенно упрощается механизм уплаты этого налога, делает стопроцентной его собираемость. С другой стороны, конечным плательщиком этого сбора становится все население: стоимость топлива четко коррелируется с общестрановой инфляцией и затратами, поэтому подорожание топлива неизменно отражается на всех ценах в экономике. В том числе и на массовые продукты, что негативно влияет на уровень жизни большей части населения. Поэтому мы предлагаем не выходить из границ сложившейся системы, а совершенствовать ее и усиливать контроль, дать возможность работать этому сбору таким образом, как задумывалось.

В проекте бюджета 2020 года заложено повышение поступлений от дорожного сбора.

Несомненно, необходимо найти самое эффективное решение из всех имеющихся. Поэтому каких-то четких лимитов по принятию этого указа или вступления его в силу не стоит. Бюджет не несет никаких рисков: мы заложили доходы на том уровне, который обеспечивает существующий порядок уплаты дорожного налога. Несомненно, принятие указа и усиление контроля приведет к увеличению поступлений. Но те граждане, которые добросовестно исполняют обязательства, получат только преимущество от обновления подходов к уплате этого сбора.

О внешнем долге

«Р»: Сегодня весь мир активно пользуется кредитами, в том числе и государства. Какой объем внешних заимствований может позволить себе наша страна?

— Такой, который в состоянии обслужить. Надо признать, что государственный долг, который мы имеем сейчас, крайне тяжело обслуживать. На эти цели мы ежегодно тратим не менее миллиарда долларов: имею в виду только обслуживание. А всего платежи по государственному долгу составляют ежегодно в среднем 3,5 миллиарда долларов. Для нашей страны это очень существенная нагрузка и обременение, которое сдерживает дальнейшее развитие как бюджетного сектора, так и экономики в целом. Несомненно, необходимо предпринимать усилия для уменьшения госдолга, настраивать систему управления госдолгом таким образом, чтобы снизить его уровень к 2025 году до 25 процентов от ВВП. Задача очень амбициозная, процесс идет сложно, тем не менее мы предпринимаем все возможные усилия, чтобы достигнуть поставленной цели. Сам по себе госдолг не приносит вреда экономике, но важны его качество, сроки и ставки, под которые привлекаются ресурсы.

Весь государственный долг можно разделить на две составляющие. Первая — сравнительно дешевые ресурсы международных финансовых институтов, которые их предоставляют на финансирование дорожного строительства, модернизацию системы водоснабжения, транспорта, энергетики и другие инфраструктурные проекты. Эти средства позволяют поддерживать высокий уровень бюджетных инвестиций. Мы работаем с Всемирным банком (ВБ), Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), сейчас начинается работа с Европейским инвестиционным банком (ЕИБ), недавно Беларусь стала членом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Средства привлекаются под процентные ставки ниже рыночных, а также на сроки, которые не готов предложить ни один инвестор. Это комфортный долг. Поэтому его уровень мы не ограничиваем. Создавая за счет заемных ресурсов новую инфраструктуру, мы получаем новое качество жизни наших граждан, формируем фундамент для развития экономики, снижая затраты. Более высокое качество дорог, водоснабжения, здравоохранения, образования приносит реальные, ощутимые результаты. И сдерживать расходы на такие проекты нет оснований. Реализуется ряд проектов с привлечением коммерческих кредитов. Например, строительство БелАЭС. Это тоже важный для страны инфраструктурный проект, который коммерчески эффективен. Есть ряд заимствований, которые привлекаются на конкретные инвестиционные проекты в различных отраслях экономики. Эти заимствования мы планируем уменьшать. Ситуация на финансовом рынке позволяет предприятиям самостоятельно привлекать ресурсы без использования бюджета. Условия привлечения заимствований сегодня относительно комфортные, процентные ставки в целом снижаются.

Единственной целью остальных несвязанных заимствований, которые мы привлекаем, выходя на рынок евробондов, является погашение тех обязательств, которые у нас уже есть. Минфин установил четкое правило: 25 процентов платежей по погашению государственного долга осуществляем за счет собственных источников — профицита бюджета или остатков валютных средств, а 75 процентов — за счет новых заимствований, постепенно снижая уровень госдолга. Исходя из этого соображения, мы, с одной стороны, должны, с другой — имеем возможность ежегодно заимствовать около 1,5 миллиарда долларов. В следующем году планируем часть средств привлечь за счет выпуска евробондов, часть — на российском и других рынках, на которых мы сегодня уже работаем. Одно из важнейших достижений последних лет с точки зрения менедж­мента госдолга — выход на рынки международного капитала. Наши суверенные обязательства есть на рынке США, ЕС, работаем с КНР — на рынке Гонконга, материкового Китая. Возможности у нас достаточно широкие. Конкретные решения обусловлены стоимостью и условиями, на которых нам готовы предоставить заимствования. Ближайшие заимствования на внешних рынках мы планируем через выпуск евробондов. Также принята программа по выпуску суверенных облигаций на российском рынке на общую сумму 30 миллиардов российских рублей. На 10 миллиардов мы уже выпустили облигаций, соответственно, заимствования на 20 миллиардов можем реализовать в следующем году. Наши долговые обязательства котируются на Московской фондовой бирже, пользуются достаточно устойчивым спросом. Наблюдается снижение ставок по облигациям, которые торгуются на вторичном рынке, что позволяет нам рассчитывать, что новое размещение будет на более выгодных условиях.

Расходы на социальную сферу в следующем году увеличатся в среднем на 11 процентов.

О реструктуризации долгов госпредприятий

«Р»: Несколько лет подряд снижаются расходы бюджета на поддержку реального сектора экономики. Какие приоритеты бюджетных инвестиций в реальный сектор определены на следующий год? И как они коррелируются с задачей вывести на устойчивую работу предприятия? Ведь у значительной части промышленных компаний либо недостаточно собственных оборотных средств, либо они отсутствуют вовсе.

— Задача действительно непростая. В 2015—2016 годах было найдено решение в достаточно сложной ситуации, в которой оказались предприятия. Тогда работали с банками, с бюджетом, чтобы сохранить производства, промышленный потенциал, не остановить предприятия, создать возможность работать в условиях, которые сложились в 2015—2016 годах. Тогда обязательства распределили между банками и бюджетом. Было создано агентство по управлению проблемными активами сельскохозяйственных организаций. Была проведена реструктуризация долгов государственных предприятий: по каждому принималось отдельное решение на основе глубокого анализа ситуации и перспектив дальнейшего функционирования производства. Сейчас подходит к концу пятилетний период реструктуризации. По части предприятий мы видим существенное улучшение ситуации. Они полностью справляются со своими текущими обязательствами и начинают поэтапно рассчитываться с долгами перед банками и бюджетом. Эти компании вышли на устойчивый трек развития. Но есть предприятия, на которых сохраняются проблемы, поэтому приходится принимать новые решения по реструктуризации их обязательств. Прежде всего это касается сельскохозяйственных организаций. Но есть и другие предприятия, на которых ситуация, к сожалению, не улучшается. В том числе из-за сложившейся конъюнктуры на внешних рынках. Сегодня в Минфине находится на рассмотрении ряд проектов указов, которые предусматривают достаточно большой объем новой реструктуризации обязательств государственных предприятий. Но это не несет дополнительных рисков для бюджета: эти долги уже были реструктуризированы, и речь идет о том, чтобы реструктуризацию продлить. Мы не закладывали в бюджет возврат этих долгов. Мы научились управлять фискальными рисками, постоянно проводим их мониторинг. В течение последних двух лет реструктуризация долгов госсектора не создает угроз для сбалансированности бюджета.

Но возникает новая проблема, простого решения которой нет. Это обеспечение предприятий оборотными средствами, чтобы они могли наращивать объемы производства и выходить на темпы роста более высокие, чем среднемировые. С точки зрения финансовой составляющей, полагаю, проблем не существует. Банки обладают достаточными ресурсами для кредитования коммерческих проектов. Внешний рынок тоже сегодня благоприятен для привлечения финансирования. Другой вопрос, под какие бизнес-планы привлекать средства? Какими трудовыми ресурсами реализовывать эти проекты? Предприятиям необходимо тщательно работать над издержками, повышением эффективности использования ресурсов, поиском рынков сбыта, оптимизацией своей структуры и затрат. Эти проблемы выходят на первый план.

В стране выстроены четкие приоритеты по бюджетному инвестированию в реальный сектор. У нас есть понимание, как работать с проблемными предприятиями. Постепенно сокращаем объемы индивидуальной государственной поддержки. Но при этом увеличиваем бюджетную поддержку системных решений. Это и Указ № 534 о поддержке через кредитование и страхование экспорта, Указ № 466, нацеленный на увеличение продаж отечественной техники на локальных рынках, Указ № 146, который обеспечивает финансирование белорусских компаний через систему «Промагролизинг» при приобретении техники, произведенной в государствах — членах ЕАЭС. Направляются бюджетные инвестиции в высокотехнологичные продукты, а также продвижение отечественных товаров с высокой добавленной стоимостью на внешних рынках.

volchkov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...