Уникальный дневник белорусского "краповика"

Гордость и одна из самых ярких "визитных карточек" внутренних войск - Краповое братство Беларуси вступило в свой юбилейный год. В связи с этим журнал "Спецназ" регулярно публикует воспоминания "краповиков" о пути к заветной цели. Предлагаем вашему вниманию познавательные и полезные заметки постоянного автора нашего журнала, младшего сержанта запаса, бывшего бойца роты разведки в/ч 3214 Андрея Безлепкина о его личном опыте сдачи на берет летом 2002 года. То был один из самых суровых и легендарных экзаменов в истории Крапового братства! Как говорят "краповики" - сдача по старому образцу...

Ныне учитель высшей категории Андрей Викторович Безлепкин преподает физкультуру и допризывную подготовку юношей в лицее Белорусско-Российского университета. Участвует в чемпионатах мира и Европы по экстремальным забегам с препятствиями. Популяризирует в родном Могилеве здоровый образ жизни, спорт и, конечно же, службу в спецназе. 


"Перед самой сдачей и даже во время самих квалификационных испытаний я вел дневник и описывал весь процесс. С какой целью? Это был своего рода релакс, да и знал, что по прошествии времени захочется обернуться, по-новому пережить волнительные моменты, - рассказал нам автор эксклюзивной публикации. - Этот рассказ посвящается тем, кто мечтал, решился, смог и кому повезло. А также тем, кому не повезло..."

***

Моя жизнь, как и жизнь других таких же мальчишек, была наполнена всевозможными мечтаниями. Те дела, которые я мечтал свершить, казалось мне, были из другого мира. "И как мне, простому смертному, добраться до этих миров?" - думал я тогда. Одним из таких желаний был краповый берет - символ мужества и воли, самый высокий знак отличия солдата внутренних войск.

21 июня 2002 года. Учебный центр "Воловщина". Осталось всего три дня. За время подготовки к квалификационным испытаниям на право ношения крапового берета мы осознали, что такое настоящий спецназ. В первую очередь это работа на пределе, зачастую опасная для здоровья и жизни. Однако каждый из нас сделал свой выбор: уверенные в себе и своей цели прошли отбор-допуск (контрольно-практические задания), а неуверенные - завалили. Вчера состоялся один из тренировочных этапов, для того чтобы мы ощутили те усилия, которые должны приложить во время испытания. Так вот оказалось, что далеко не все были готовы просто физически, а о моральной стороне и речи не шло. Два обморока (один с галлюцинациями) и травма, направившая претендента прямо в госпиталь. Но это всего лишь один из вариантов исхода испытаний. Что ждет нас впереди, не знает никто, но каждый надеется на положительный исход. Мышцы болят, психологическое состояние я бы охарактеризовал как "затуманенное" - у кого в большей, у кого в меньшей степени. Дни бегут с необыкновенной скоростью, пожалуй, как никогда. Этому способствует постоянная занятость и цель, которой все вокруг объединены. Есть масса психологических факторов, которые сбивают с пути, но необходимо терпеть, бороться и работать, иначе ничего не выйдет.

В целом уверенность в собственных силах у меня большая, и лишь технические недоработки некоторых элементов вызывают опасение - не все зависит от меня, есть виды, в которых мою судьбу может решить судейство. За исполнительские виды (бег, прыжки, преодоление препятствий, стрельба) волнение лишь формальное - все зависит от того, хватит ли терпения, а оно у меня есть.

22 июня. Опасность подстерегает нас на каждом шагу. Мой армейский друг и один из четверки младшего призыва, прошедший допуск к квалификационным испытаниям, получил травму при выполнении одного из элементов и пропускает ответственный этап. Он отправляется в санчасть. Остается лишь пожелать ему скорейшего выздоровления.

Сегодня была последняя зарядка, а вместе с ней и физподготовка. Теперь мы отдыхаем и набираемся сил перед испытаниями. Провели генеральную уборку, затем посмотрели две отличные комедии (здорово подняли себе настроение). Днем отдыхали, спали, вечером вновь провели свободное время.

Кое-что по поводу пищи. Она могла бы быть и получше, но армия есть армия. Однако сейчас стали давать по три драже "Ревита" в день. А вечером, после ужина, дополнительное питание, состоящее из хлеба, сала, чая и сыра. Это просто настоящий праздник! У меня же еще в заначке есть лимон и три шоколадные конфеты - для души. Остался один день, а ощущение предстоящих событий почему-то отсутствует, хотя последние полгода у меня прошли мыслями об этом самом дне.

23 июня. В общем-то ничего особенного, просто выходной день. Смотрим телевизор, отдыхаем и набираемся сил. Вечером вышли на разминку, совершили небольшую пробежку, растянулись, повторили некоторые элементы. Перед отбоем командир проводил беседу, можно сказать, психологически настраивал нашу братию. Приехали 15 очень хорошо подготовленных ребят с факультета внутренних войск Военной академии. Посмотрим на них в деле.

24 июня. Первый день квалификационных испытаний. НАЧАЛОСЬ.

Конечно же, волнение захватило меня с самого подъема. Перед завтраком мы помылись, побрились, приготовили форму одежды. После завтрака оставалось еще время на самонастрой.

8.15. Построение участников на открытие, свои слова высказывают все имеющие отношение к важному для внутренних войск событию люди, в том числе и заместитель командующего ВВ по боевой подготовке. На испытания были допущены 58 человек. Здесь и офицеры, и бойцы ОМОНа, и курсанты, и солдаты срочной службы. На этапах в роли судей выступают обладатели крапового берета. Все они следят за тем, чтобы сложность соответствовала заветной цели и все проходило по правилам.

100 МЕТРОВ. По поводу этого вида я мало волновался, ведь это моя дистанция. Всегда быстро бегал, поэтому это не проблема. Кстати, забыл рассказать о разделении экзаменующихся. Перед началом сдачи нас всех разбили на четыре группы. Я попал во вторую, которой и предстояло первыми пробежать стометровку. Для своей группы я провожу разминку, и мы выходим на старт. В итоге все уложились в необходимый минимум - 14,2 секунды. Мой результат - 12,5.

ПОДТЯГИВАНИЕ. Это тоже мой вид, и я справился без эксцессов, получив похвалу от судьи за идеальное исполнение (старался все выполнять очень четко и правильно, позволить себе расслабиться - недопустимая роскошь). Но трое из нашей группы подтягивание завалили и теперь выбывают. 14 раз оказались непосильными, и столь желанный берет они не получат, по крайней мере, в этом году.

УДАРЫ И БРОСКИ, АКРОБАТИКА. Экзаменатор держит специальную подушку, в которую мы наносим различные удары ногами и руками. Затем следуют броски. Все элементы необходимо выполнять четко. После мы стали выполнять акробатические элементы: самостраховка, кувырки, кульбиты, подъем разгибом. Далее следует прыжок в окно (метр высотой): с разгона нужно влететь в проем "щучкой", сделать кувырок на земле и выйти в боевую стойку. Последним элементом стало сальто при помощи гимнастического моста. Я могу сделать этот элемент и без помощи приспособлений, так что иду дальше. Кажется, что это может практически каждый, а уж тем более такие подготовленные, как мы, но находились и те, кто смог удивить.

ПРИЕМЫ РУКОПАШНОГО БОЯ. Они включают в себя самооборону от пистолета, ножа, автомата, резиновой палки, а также от ударов руками, ногами, захватов и проходов в ноги. Всего около 15 - 20 приемов на каждого сдающего. Все они выполняются без остановки. Тебе говорят: "Прием!", ты поворачиваешься к наносящему удар и проводишь соответствующее действие. Этого я боялся больше всего, но все получилось. Были некоторые помарки, которые я вовремя устранял.

КРОСС 3 КМ. Пожалуй, самый напряженный вид. Особенности бега на "Воловщине" заключаются в горке, на которую необходимо было взбираться в нужном темпе. Эта горка составляла ровно половину дистанции, остальное время мы бежали в обычных условиях. Меня товарищи попросили бежать во главе колонны и вести по времени остальных. Тех, кто бежит хуже. Они должны были в моем, правильном, темпе идти по дистанции. И у нас получилось, все, кто бежал в нашей группе, вложились в норматив 14,2 минуты, я пробежал за 12,4.

ПОЛОСА ПРЕПЯТСТВИЙ. За нее я тоже не волновался, так как был членом сборной внутренних войск и бронзовым призером многоборья спецподразделений. При нормативе 2,20 минуты мой результат 1,59. Не затрачивая максимума усилий, я бежал один, самым последним, тем самым завершая первый день испытаний. На подведении итогов объявили о том, что во второй этап прошли 25 человек, 15 из которых из нашей роты разведки. Скольких усилий это стоило ребятам, сколько нервов и здоровья, известно лишь им, да и мне не очень сладко. Закончился лишь первый день, а завтра марш-бросок 50 км. Удачи нам всем!

25 июня. День второй. Этот день я назову "мужским". Столько сегодня было борьбы, столько желания, столько разочарований. Но начинать нужно со дня вчерашнего, то есть с самого начала этого этапа.

Итак, после подведения итогов первого этапа мы помылись, поели и стали собираться на ППД (пункт постоянной дислокации). Отсюда, с бригады, будет дан старт второго этапа. С оружием и всем необходимым в 16.30 мы выехали в воинскую часть. Ехали долго, очень хотелось спать после проделанной работы. Прибыв в назначенное место, в 17.45 стали собирать рюкзак. Лично я в него положил вторую пару сменной обуви (второй этап проходил в военной форме, но в спортивной обуви), вторые носки, два лимона, пять конфет и кусок хлеба. Когда с приготовлением рюкзака было покончено, я тут же бросился навестить своего друга в санчасти. Поговорили мы немного, и я отправился назад в роту. Получил оружие, противогаз, саперную лопатку. В 20.40 поужинали и начали готовиться ко сну, правда, заснуть удалось лишь в 22.00.

Подъем! Подготовка к 50-километровому марш-броску! 

Как не хочется вставать, ведь на часах 3.00. Но всех объединяет одна цель и мы готовы. Поели то, что есть, собрались и на выход. В установленном месте выстроились по группам. Три группы, в каждой есть старший и заместитель (офицер и сержант). Есть также и посредник - офицер, следящий за правильностью выполнения заданий и решения всяких мелких проблем. Я нахожусь в первой группе, состоящей из 11 человек.

4.00. Погрузка на машины и выезд на место старта. МУЦ - Минский учебный центр. Это огромный полигон в несколько километров в длину и ширину, на котором проводятся всевозможные учения. Когда мы раньше проводили какие-либо боевые занятия, то не покидало ощущение участия в батальных сражениях, описываемых в "Войне и мире" Толстого. Итак, мы ознакомились с особенностями маршрута, условиями выполнения заданий и временем выполнения.

5.00. Первая группа выдвинулась на прохождение 50-километрового марш-броска с выполнением боевых задач.


ЦЕЛЬ № 1: обнаружение и уничтожение КШМ (командно-штабной машины)

Как оказалось после, на обнаружение машины нам понадобилось больше всего времени. Кружили, обыскивали, обходили, все вокруг да около и все тщетно. Но вдруг вдалеке на лесной дороге мы увидели автомобиль. Двумя группами окружили объект и атаковали. Но этой машиной оказалась скорая помощь и УАЗ полковника (выглядели полными дураками). Полковник отчитал нас за то, что, имея карту и компас, не можем выйти к заданной точке. До конца выполнения первого задания оставалось 30 минут, и мы бросились на поиски. Вновь кругами, вроде это место, а объекта нет. КШМ производит характерный звук при работе радиостанции, нечто вроде шипения и треска. И вот по нему мы и пытались сориентироваться. Каждый шум и шорох заставлял нас настораживаться. И вдруг - о радость! - вот она, чуть выглядывает из-за деревьев. Следуют команды: "Захват!", "Огонь!" Мы расстреливаем машину холостыми патронами, захватываем и укладываем на землю солдат, обслуживающих радиостанцию.

Захват провели удачно, "уничтожили" КШМ и сообщили об этом в штаб со своей радиостанции. Эта радиостанция переносная, и мы несем ее по очереди, ее вес 12 килограммов. Небольшой "плюс" к нашей и без того внушительной экипировке. Из штаба нам сообщили об отставании от положенного времени на 30 минут, и мы бросились восполнять пробел.

ЦЕЛЬ № 2: обнаружение и захват вражеского склада с продовольствием

Мы бежали по лесу и вроде бы вполне удачно двигались к своей цели, не сбиваясь с маршрута, направлялись уверенно и четко. Минут через 40 - 50 вся группа услышала голоса и устремилась к источнику. Я остался на охране позиций, а заодно поел немного земляники и черники. Вы не представляете, сколько на нашем пути было ягод - слюнки текли, но попробовать их удалось лишь мне и то немного. Склад был захвачен, и с отставанием уже лишь в 15 минут мы направились к очередному этапу.

ЦЕЛЬ № 3: река. ЦЕЛЬ № 4: разведка брода и переправа

В колонну по одному продолжается марш, но приходится бежать (первые 30 км из 50 проходятся шагом, а остальные бегом, но опоздание не дает нам возможности хоть как-то отдохнуть). Вот и река, дозор ищет брод, находит. Мы снимаем одежду и снаряжение, поднимаем все и на вытянутых руках несем вперед. Идем по воде по самую шею, вокруг дым (к нашему приходу были готовы), дно ужаснейшее. Я пытаюсь оттолкнуть лежащую рядом дымовую шашку и оступаюсь о камень на дне, проваливаюсь почти с головой. Замочил оружие, рюкзак, одежду. Сама вода очень грязная, и мы выходим из нее, словно черти из омута. Приходится одеваться в мокрое и следовать дальше.

ЦЕЛЬ № 5: засада при переправе через мост

И вот мы снова в поиске указанной позиции. То бежим, то идем без остановок. Нескончаемая дорога. На нас нападают, с другой стороны моста по нам открывают огонь. Противник атакует, и мы принимаем бой. Идет перестрелка, но враг не способен нам противостоять. Мост захвачен, о выполнении задания сообщено. Движемся дальше. Через некоторое время следует команда: "Газы!", мы надеваем противогазы. "На месте, к бою! По-пластунски, марш!" Ползем по дороге, ничего не видно, вокруг дым. У меня за спиной радиостанция (моя очередь нести). Ползем, разбили все колени, асфальт, как назло, ужасный. 10 минут провели, словно под бомбежкой, затем встаем и еще 10 минут идем шагом. В противогазе дышать крайне сложно, особенно выполняя при этом какие-либо действия. Наконец: "Отбой газы!" Снимаем с себя это проклятие, лицо мокрое, красное, но впереди конечный пункт первого этапа.

ЦЕЛЬ № 6: прибытие на пункт дислокации

Здесь есть возможность передохнуть, приготовить снаряжение, сменить обувь, кому надо. 30 минут отдых, едим, кто что хочет, а параллельно нас экзаменуют по тактике и знанию тактико-технических характеристик оружия. У меня все с этим в порядке, и остается время морально подготовиться к самому важному испытанию второго дня - 20-километровому марш-броску. Наша задача прибыть на конечный пункт - войсковое стрельбище 120-й дивизии. Достаю из рюкзака вторую пару обуви (купленную специально для этой цели), меняю носки, съедаю лимон, конфеты, кусок хлеба, чего вполне достаточно для выполнения работы. Оставшееся время мы обсуждаем предстоящую дорогу, делимся впечатлениями по поводу прошедшего марша и настраиваемся на бросок.

БРОСОК

"Первая группа, строиться!" Мы занимаем свои места в строю, получаем указания, и с этого момента начинается тот самый "мужской" день, о котором я упоминал вначале. Весь смысл заключался в том, что нужно было бежать, просто бежать. И это нам вполне удавалось первых семь километров. Дальше я стал замечать, что с моими товарищами стали происходить изменения. Все их движения говорили о том, что наступил период, когда организм работает на пределе, а ведь впереди еще 13 километров. Замечу, что я на тот момент был полон сил. И старался чем-то помочь другим.

Один из моих сослуживцев, старший сержант, своим внешним видом заметно отличался от других. Бледность, скорее даже белизна, говорила о полной истощенности организма. Он терпел и двигался вперед. Однако всему есть предел, и старший сержант упал. Мы бежали по асфальту, он потерял сознание, но тело еще двигалось по инерции, и он упал вперед, растянувшись во весь рост, лицо сильно пострадало. Тут же с него сняли рюкзак, забрали оружие, противогаз, сняли китель и стали приводить в сознание, дабы кандидат в беретчики продолжил бег. В случае если он не сможет продолжать следовать дальше, то автоматически снимался с этапа, а соответственно и со всех испытаний. Практически ни у кого из моих товарищей не осталось сил, и оружие с рюкзаком пришлось взять мне. Старший сержант держался за нас и пытался продолжать, уже не осознавая своих действий. Чуть позже командир нашего батальона - майор проявил высочайшие человеческие качества. Будучи лишь наблюдателем, ответственным за данный этап, выскочил из машины, посадил себе на спину обездвиженного солдата и помчался с ним вперед. Пробежал так около 200 метров и еще немного прошел, а ведь наш товарищ был килограммов 100 весом, и нести его, имея не больше 80, было крайне сложно. Основная часть нашей группы оторвалась несколько вперед, остались лишь я, старший группы и наблюдатель. Старший нес экипировку, а мы с наблюдателем несли пострадавшего. Остановив мимо проходящую случайную машину, мы попросили нашатырный спирт, который сначала не нашли, предложив валидол. После валидола наш товарищ на некоторое время пришел в себя, мы дали понюхать ему спирт, но все без толку. Мы пришли в уныние... Привести парня в чувство не было возможности, но мы продолжали бороться. Через несколько минут мы осознали всю безысходность нашего положения: впереди была дорога длинная и тяжелая, и вместе с ним преодолеть ее мы не могли. Было принято решение поместить обессилевшего товарища в машину - он выбыл. 

Как я уже отмечал, на протяжении всего маршрута, до этого момента, я чувствовал себя хорошо (насколько хорошо может чувствовать себя человек в этой ситуации). После того как мы поместили выбывшего в машину, я почувствовал нечеловеческую усталость, а впереди - не менее 10 километров. Вместе со старшим группы я бросился догонять уже достаточно далеко ушедших товарищей. Догнали мы их минут через 30, они уже сменяли бег на шаг - силы были на исходе. В связи с вынужденной остановкой мы потеряли много времени и идти шагом было нельзя. Подбадривая друг друга, группа № 1 устремилась к вожделенному финишу, месту, где все это закончится, где нас ждет отдых, где мы, наконец, сможем остановиться. Но где он? 

Расскажу лишь о том, как обессиленные солдаты совершенно автоматически двигались вперед, как падали на ходу, как снимались с дистанции, как стонали и кричали, но в большинстве своем все же продолжали двигаться. У меня метров за 200 до финиша начало пропадать зрение, бежать уже не мог, шел очень быстро, а времени оставалось все меньше и меньше, и я боялся не вложиться в положенный норматив.

Когда мы оказались за финишной чертой, то не могли поверить, что все закончилось, что мукам пришел конец. На большой поляне россыпью лежали 25 человек, лишь двое стояли и пытались оказать помощь нуждавшимся. Это был я и ростом самый маленький из нас - борец Сергей, не припомню его фамилии. После остановки мне стало немного легче и я старался не падать, а ходить, дабы не было резкого перепада для мышц. До приезда эвакуационной машины вокруг продолжались слышаться стоны и крики. После такой нагрузки мышцы словно жили своей жизнью. Их стало сводить судорогой: такое ощущение, что их натягивает невидимая сила, как струну, и пытается разорвать. Нам давали хлеб, чай, мы пили с жадностью, ели хлеб, как будто впервые его увидели.

Когда ехали обратно в машине, то уже шутили, но тихо, потому что не было сил. Вспоминали смешные моменты, радовались успеху, в общем, были счастливы и удовлетворены. По приезде в часть быстро собрали вещи и вновь отправились на "Воловщину". Там будет проходить третий этап, завершающий. По дороге я немного успел почистить свое оружие. С момента его пребывания в воде (когда я сорвался на переправе) оно успело покрыться ржавчиной. Перед завтрашним днем его надо было привести в порядок, ведь в последнем этапе оружие играло едва ли не ключевую роль. Времени на чистку уже не осталось. Марш-бросок закончился в 18.30, тем самым он длился 13 с половиной часов. Приехав на место дислокации, мы поужинали, "обслужили" свои противогазы, от них также многое зависит, и легли спать. Завтра будет последний день. И он точно все решит.

26 июня. Третий день. Момент истины

6.00. Подъем, завтрак и готовность к старту третьего этапа: 8-километровая полоса препятствий со стрельбой из разных видов оружия в конечной стадии. На построении нас распределили по парам (обязательное условие прохождения этапа - работа в паре, есть препятствия, которые в одиночку не пройдешь). Я оказался в пятой паре.

СТАРТ ПОЛОСЫ ПРЕПЯТСТВИЙ

8.10. Выход первой пары, с перерывом в 10 минут за ней последовали остальные. Наша очередь настала в 9.00. Первая ракета запущена, а с ней и первая пара. Где-то далеко, на финише, в восьми километрах от нас, принимающий нажал на секундомер...

Мы начинаем разминаться, вокруг нас масса людей. Здесь и солдаты срочной службы, и обладатели крапового берета, и простые зрители. Знакомые желают удачи, напряжение высочайшее, но я уверен в себе как никогда.

"Готовность 5 секунд!" - кровь ударила в голову. Ракета устремляется в воздух: "Марш!" Волнение потихоньку проходит, нужно сконцентрироваться. За спиной автомат, сбоку противогаз, все это будет крайне необходимо сегодня. Дым режет глаза, мы прибываем на первое препятствие "Раскаленная труба на цепи". 


Труба подвешена на цепях, за эти цепи руками держит первый, второй в это время перебирается, затем держит второй. Труба, как и цепь, висит над огнем, и чтобы цепь эту удержать, необходимы перчатки, иначе руки попросту сгорят. Перчатки у нас есть, и первое препятствие пройдено. 

Далее взбираемся по лестнице вверх метра на три и скатываемся по горке (лист стали). Но она около метра, а остальное расстояние мы летим вниз с огромной скоростью. Внизу огонь, ботинки разбивают уложенный специально костер, и мы продолжаем бег. Вокруг абсолютно все горит: дрова, шины. Все они уложены различными способами, а нам нужно преодолеть эти преграды. Но самое сложное, с чем приходится сталкиваться, - это дым.

Используя дымовые шашки, подвязанные на длинной палке, их пытаются всунуть во все места, где ты есть и где ты через секунду окажешься. Складывается такое ощущение, что дым повсюду. Вновь взбираемся по лестнице, наверху, в висе двигаемся по трубе, как тарзаны, и спрыгиваем метров через семь. Маятник, только не канатный, а железный и вновь раскаленный. Перелетаем через огонь. Далее забираемся на стену с окнами, в одно из них вползаем, идем по чему-то, подобному рельсу, и спрыгиваем со второго этажа. Впереди водная преграда, река по пояс, но самое главное - сохранить в сухости противогаз и оружие. Мы поднимаем их вверх, идем по воде и вдруг прямо из воды... Взрыв! 

Так неожиданно, что я даже несколько секунд не мог вздохнуть. Вокруг стреляют холостыми, стараются стрелять поближе, чтобы в ушах звенело. Выходим на сушу, по-пластунски ползем до следующего этапа. Перед нами нечто похожее на арку-тоннель, метров десять в длину и полтора в высоту. Вся она в огне, главное закрыть голову и лицо руками. Внутри жарко, я в то же мгновение представил себе, как пожарные ежедневно находятся в таком состоянии - жуть. Далее ров и общевойсковая полоса препятствий, которую мы проходили и в первый день. Только вокруг стреляют и беспросветный дым. Когда мы преодолеваем полосу, начинается 3-километровый бег по лесу, но только все время в гору, затем крутой спуск и вновь в гору. Препятствия забрали кучу сил, а тут еще эти "американские горки". Вокруг красивый лес, а мы бежим и бежим. Мешают оружие и противогаз, но за многократные выходы и марш-броски уже к этому привыкли.

ОСНОВНЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ

Мы входим в лесной массив, где нам предстоит пройти последние препятствия перед стрельбой. На нашем пути лежат бревна, деревья, ветки, палки, замаскированные растяжки. На нашем пути постоянно возникают какие-то препятствия, в которые нужно влезть, пролезть, перелезть. Это и огромные завалы, и замаскированные ходы. Преодолеваем в противогазах, практически вслепую, на ощупь, ведь повсюду дым, а еще экзаменатор пытается взорвать что-либо или выстрелить возле твоего уха. От этого теряется координация, сбивается дыхание, теряются силы. Всякое препятствие по условиям должно проходиться в паре, взаимопомощь - вот основное правило бойца спецназа. Вот и "работаем" мы вдвоем, нас толкают, бьют, а мы вместе и держимся друг за друга.

Сделаю небольшую заметку: самое важное - сохранить целик (прицел на автомате) и противогаз в целости. Целик при небольшой деформации даст большие изменения при стрельбе, поэтому и бережешь его как что-то, от чего зависит твоя жизнь. А противогаз нужен везде, особенно в одном из испытаний, которое ждет нас впереди, и оно, возможно, самое сложное.

Наша пара выходит из чащи леса на полигон. Здесь последние препятствия и стрельба. Перепрыгиваем через огромный ров, проходим лабиринт и устремляемся на трехметровую стену. Мой напарник становится к ней спиной, подставляет руки, я становлюсь на них и забираюсь наверх. Протягиваю руки к нему и помогаю подняться. Далее разрушенное здание, на него мы взбираемся таким же образом. Когда я взобрался и протянул руку товарищу, пламя окутало меня и я чуть не выпал головой вниз со второго этажа, но удержался. 

Все обошлось, и вот мы уже взбираемся на третий этаж, откуда по тросу продвигаемся вперед и с огромной высоты падаем вниз (главное не повредить целик). Далее бежим по головням костра, делаем несколько прыжков и оказываемся у "мышеловки" - так называемой смерти клаустрофоба - 30-метровой клетки высотой едва выше нашего лежащего тела. 

МЫШЕЛОВКА

Этого препятствия боятся если не все, то большая часть испытуемых. Чем же оно так опасно? Рассказываю по порядку: по команде "Газы!" я надеваю противогаз, в полном приседе прохожу в маленьком окопе и оказываюсь замкнут в клетке. Из нее можно выбраться только через 30 метров. Высота клетки, как я уже писал, полторы головы. В противогазе можно ползти, только повернув голову на бок. Пулеметчик открывает огонь боевыми патронами. Они свистят над головой. Через 10 секунд он прекращает стрельбу и на клетку со всех сторон взбираются экзаменаторы. У них в руках палки, на концах которых привязаны дымовые шашки. Дым от них не позволяет видеть. Над твоим ухом не прекращается стрельба холостыми, дабы максимально приблизить данную ситуацию к боевой. Ползу я медленно, но из-за невозможности вдохнуть полной грудью, в связи с волнением, наступает паника. Хочется снять противогаз и глотнуть как можно больше воздуха. Но я понимал, что если сниму противогаз, то все равно не смогу вздохнуть, ведь вокруг дым. И ничего не видно, а главное не видно конца зловещей клетки. Порой сетка расположена так низко, что приходится протискиваться под нею. Были случаи, что сдающие не выдерживали, находили дырки в сетке и вылезали наружу, тем самым выбывая из дальнейшей борьбы.

Считается, что тот, кто прошел "мышеловку", в настоящем бою готов на многое. Это высочайшее психологическое напряжение. А еще тебя могут бить, тыкать в тебя палками, автоматом, придержать руками, приводя в безумное состояние. Многие потом признавались, что будь у них боевые патроны, готовы были убить мешавших.

Скажу немного о своей подготовке. Перед сдачей мы проходили это препятствие без огня, дыма и стрельбы. Я чуть не "двинулся". А ведь это был лишь отдельный этап, перед которым не было тяжелейших испытаний. Я провел большую психологическую работу над собой, и результат не заставил себя долго ждать. В "мышеловке" я практически не испытал отрицательных эмоций, даже когда меня держали руками. Я использовал методы, которым меня обучила армия. Я старался быть спокойным и рассудительным. Ну а самонастрой сформировался давно, с тех пор, когда каждый из нас решил, что участие в таких испытаниях для него необходимо. Я даже удивился, насколько просто далась мне эта бросающая в дрожь "мышеловка". Однако это еще совсем не все - впереди проверка на владение оружием. Прохождение данного этапа многие связывают с везением.

СТРЕЛЬБА

Моим первым испытанием с оружием стал ПКТ (пулемет Калашникова танковый), первый и самый опасный для меня. Это единственное оружие, которым я не владею хотя бы на стабильном уровне. Как ни странно, но именно ПКТ считается самым легким у всех остальных... Парадокс!

Управляя башней бронетранспортера, на котором и установлен пулемет, на прицеле в кабине необходимо перекрестие свести с мишенью и нажать на кнопку на рукоятке. Вот и все, но у меня ранее постоянно были с этим проблемы. Я выбираюсь из "мышеловки", снимаю противогаз (пот течет, будто на меня вылили ведро воды) и бегу к БТР. Мне дают ленту с 12 патронами, забираюсь в кабину, заряжаю оружие, делаю необходимые приготовления, протираю глаза тряпкой, специально взятой для этой цели, навожу перекрестие на цель и произвожу выстрел...

Мимо! Лишь струйка земли поднялась рядом с мишенью, навожу внимательнее и... есть, попал. Радостный выбираюсь из БТР и бегу к следующей точке. Здесь производится боевое гранатометание. На меня надевают бронежилет и каску. Бегу к окопу, где мне дают боевую гранату (ее бросаю впервые, но без боязни, не до этого). Дергаю за кольцо, бросаю, ложусь в окоп. Мне сообщают о точном попадании, и я бегу дальше. По дороге снимаю броню и каску. Следующее оружие АГС "Пламя" (автоматический гранатомет станковый). Провожу необходимые операции перед стрельбой, смотрю в прицел и нажимаю на кнопку. Огромная граната летит на 500 метров и через секунду цель уничтожена. Я уже бегу на следующий этап, а взрыв, то есть звук от него, только доносится до моих ушей.


АК (автомат Калашникова). Необходимо за 20 секунд пробежать 20 метров (10 с горки), снять оружие с предохранителя, взвести затвор, лечь и поразить хотя бы одну из трех мишеней на расстоянии 100 метров. Я прибегаю к этапу, мне дают холостой патрон (во время испытаний можно засорить автомат, и он просто не будет стрелять, а это срыв задания).

Но мое оружие в порядке, я очень хорошо его охранял, порой жертвуя собой. Получаю три боевых патрона, снаряжаю магазин и оказываюсь на позиции к готовности. "Марш!" Сломя голову мчусь к боевому рубежу, снимаю с предохранителя, досылаю патрон в патронник, целюсь и чувствую, что что-то не так. Стреляю - мимо. Дело в том, что когда я проходил полосу препятствий, то решил закоптить целик, дабы он не отсвечивал при стрельбе, и сунул его в горящую шину (так положено). Так вот резина заполнила весь пробел да еще и с горкой. Из-за этой самой горки я не видел мушку. Стал очищать целик, а время-то идет! Прочистить до конца не удалось, и я произвел выстрел навскидку, как в голливудских фильмах техасские ковбои, благо и у меня опыт стрельбы не маленький. Есть, попал, третий выстрел произвожу в воздух, он не нужен. Ответственный на этапе обозвал меня (было за что) и сообщил, что я выполнил задание за 19 секунд. Как в кино: еще секунда - и из-за нелепости мог закончить испытания.

С напарником взбираемся в армейскую машину "Урал" и нас везут в другую точку. На большой скорости по сигналу выпрыгиваем из грузовика, принимаем положение для стрельбы лежа, осматриваемся, встаем и двигаемся к следующему этапу.

ПМ (пистолет Макарова). Это мое самое любимое оружие, и оно меня не подвело. Я уничтожил двух "бандитов", не задев "заложника". Стоя спиной к зданию, по команде "Штурм!" разворачиваюсь, бегу к двери здания, врываюсь в помещение и произвожу выстрелы. Подлец мертв, девушка освобождена. А я двигаюсь к следующему рубежу.

СВД (снайперская винтовка Драгунова). С ней у меня тоже отношения прекрасные. Я принимаю положение, замираю и ожидаю. На полигоне появляются три фигуры, руководитель обозначает, которая из них заложник, и я отстреливаю две другие. У меня всегда вызывало восторг обращение с данным оружием. Столько в нем силы и немногословности. Выстрел - и шансов на положительный исход у противника нет.

ПК (пулемет Калашникова). Три мишени появляются на расстоянии 50, 100 и 150 метров. Я не стреляю очередью, а бью точечно. Все, последнее испытание пройдено, и я спешу сообщить на базу о выполнении задания. В 50 метрах от меня на столе лежит разобранная радиостанция. Начинаю ее собирать, ко мне подбегает мой напарник, мы вместе заканчиваем сборку, ставим ее на нужную частоту и громко сообщаем положенную информацию: "Старт, старт, я - финиш!!!"

Наше время прохождения один час, необходимо было вложиться в час и пять минут. Довольные идем отдыхать. По дороге наблюдаем за тем, как те же препятствия проходят другие группы. С одним из наших товарищей произошло то, чего многие боялись. Он не выдержал "мышеловки", снял противогаз, долго не мог выбраться на свежий воздух, и теперь в полусознательном состоянии сидел на пригорке, откашливая большие клубы дыма. Легкие были заполнены им. После, уже в санчасти, ему давали кислород, и лишь через два часа он смог прийти в себя.

Благодаря тому, что стрельба производилась на полигоне, можно было наблюдать за всем происходящим с одной верхней точки. Вокруг слышались выстрелы, не переставая гремели взрывы гранат, взрывпакетов и всякого рода шумных приспособлений. Из "мышеловки" доносились крики, кто-то так подстегивал себя и продвигался вперед, кому-то было больно, кто-то кричал, стараясь заглушить издевательские реплики инструкторов.

А впереди меня ждало важнейшее и самое сложное для меня испытание: спарринги. Но после стольких часов, часов борьбы и стремления к солдатской вершине, уже ничего не может испугать. Стали появляться телевизионные компании, у нас стали брать интервью БТ и ОРТ. Мы были грязные, чумазые, но счастливые. Вскоре подвели итоги, в результате которых отсеялось еще три человека: один не прошел "мышеловку" и двое провалились на стрельбе. Остальные погрузились на "Урал" и убыли на четвертый этап.

Прибыв на место проведения спаррингов, мы чувствовали себя героями. Вокруг было много людей, все смотрели на нас. После того как мы переоделись в спортивную форму, нас разделили на 8 групп по 4 человека. Я оказался во второй группе.

СПАРРИНГИ

Волнение было заметно невооруженным глазом, предстояло узнать наших соперников в спаррингах. Первые два боя проводились между сдающими, а два других - с уже обладателями краповых беретов.

Бой состоит из четырех раундов по три минуты. Когда я узнал своих визави, то слегка обомлел: боец СОБРа, весивший на 30 килограммов больше меня, и такой же массы мастер спорта по рукопашному бою, боец спецотряда "Алмаз".


Рассказывать о том, как на 12 минут ты становишься мальчиком для битья, я не стану. Скажу лишь, что это целая вечность и ты мечтаешь лишь о том, когда это поскорее закончится. Ты падаешь, встаешь, снова падаешь, наносишь удары, отбиваешься, главное выдержать. А бой идет, идет...

И вот я слышу поздравления со всех сторон, подходят знакомые, друзья.

Силы есть только на то, чтобы сказать спасибо. Я измотан и подавлен, даже осознать то, что я добился своей цели, не могу. И вот я ковыляю в расположение, после иду к бочке с холодной водой, подставляю отбитые ноги и руки в леденящую струю и испытываю невероятное удовольствие.

Когда я переоделся и вышел к месту проведения спаррингов, то обнаружил, что все еще продолжается и многие мои товарищи еще отстаивают свое право на заветный берет. Я все еще был в эйфории и хотел поделиться своим достижением с кем-то родным и близким. Попросив у знакомого офицера мобильный телефон, стал звонить домой. Но ни дома, ни у сестры никого не было на связи, и я позвонил бабушке. Ей я сообщил, что о нас скажут в репортаже по телевидению, она поняла далеко не с первого раза, но все же.


...Во время торжественного подведения итогов пошел ливень. Мы стояли мокрые, но ждали, когда же нам, наконец, вручат вожделенные береты. И вот наступил тот самый момент. Плоские, как блины, они лежали на наших головах, звучал марш, под который мимо нас прошли строевым шагом обладатели краповых беретов. Затем наступило время для индивидуальных поздравлений, обнимая, нам говорили приятные слова, которые каждый из нас, безусловно, заслужил.

По дороге в родную часть в машине слышались восторженные голоса; безумная радость одних из нас и молчаливая усталость других. Но в каждом таилось: я смог, я сделал это.

В бригаде для нас приготовили небольшой банкет, где мы хорошенько поели. Командир батальона выразил нам свою признательность и высказал удовлетворенность достижением своих "меньших братишек". В этот день мы уснули счастливыми.

...До сих пор не могу осознать то, что я осуществил задуманное. Сколько усилий пришлось приложить к этому, известно только мне. Ощущение того, что это еще не все, что предстоит куда-то бежать, лезть, во что-то стрелять, не покидает и теперь. Долгожданный берет красуется у меня на голове. Но пока полноценным владельцем его не ощущаю, возможно, нужно время. В бригаде каждый мало-мальский товарищ-друг навестил меня и поздравил. Я уверен, что большинство из них верили в меня. Это ощущалось и помогало мне в борьбе. Я не мог отступить. А еще дома меня ждали мои дети, мои ученики. Частенько о них вспоминал, что также придавало дополнительные силы.

В роте наступили перемены. После того как ты сменил головной убор, ты солдат, доказавший свою дееспособность. Но при каждом удобном случае тебе указывают на то, что теперь ты должен быть примером для остальных, тем самым не давая полностью расслабиться, ведь впереди еще служба.

Андрей БЕЗЛЕПКИН.

Фото из личного архива автора "крапового" дневника.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...