Улица Станислава Климака

Полвека назад 21-летний дояр из деревни Турья Щучинского района шагнул в бессмертие

Премьера рубрики


СМЕЛОСТЬ и способность к самопожертвованию. Наверное, именно эти качества движут человеком, когда он идет на героический поступок. Это связано с риском, иногда, увы, смертельным, угрозой потерять здоровье. Поступком можно назвать даже то, когда человек, жертвуя многим — и своим временем, и другими делами, — лелеет свое дело, доводит его до уникального совершенства. Сколько таких примеров знает белорусская деревня! «СГ» писала, в частности, о героическом поступке директора колхоза «Краснолукский» Чашникского района Владимира Булая, который ценой собственной жизни спас машиниста зерносушильного комплекса. 

Людская память — вещь благодарная. Она, если даже не увековечена земляками и очевидцами трагедий в бюстах, памятниках, названиях улиц и хозяйств, всегда живет среди сельчан. Именно такие истории мы соберем в рубрике «Обыкновенный подвиг». Надеемся, что некоторые из адресов подскажете вы, дорогие читатели. Звоните в редакцию и предлагайте свои примеры.

* * *


«Сельская газета» об этом неординарном случае написала 19 февраля 1967 года. Собирать фактуру для зарисовки в щучинский колхоз «1 Мая» отправился будущий мэтр белорусской журналистики, а в то время студент-практикант Виктор Леганьков. О чрезвычайном происшествии он узнал из сообщений информационного агентства, потом получил редакционное задание — рассказать о подвиге молодого Станислава КЛИМАКА, который ценой своей жизни спас колхозный скот на горящей ферме. Спустя 50 лет наш корреспондент снова выехал на место. На этот раз не только, чтобы восстановить картину трагических событий, но и понять, что помнят о герое земляки, насколько чтят его поступок.


Стою на краю огромного заснеженного поля. Чуть вдалеке виднеется остов фундамента и крохотная горка — это все, что осталось от фермы «Буйничи», сгоревшей 15 января 1967 года.

А в музее средней школы № 1 города Щучина с фотографии на меня смотрит кудрявый молодой человек, почти юноша, с открытым лицом и озорными карими глазами. Это Станислав Климак. Здесь он окончил восемь классов, и именно он в тот роковой день вступил в схватку с огненной стихией. Тут мне помогли узнать в деталях о трагических событиях полувековой давности. Старший хранитель музейных фондов Лилия Хрептович, которая больше 30 лет проработала здесь учителем истории, вспоминает с волнением в голосе:

— Станислав рос в большой семье, был восьмым, самым младшим ребенком. Рано остался без отца, семья жила небогато. Его старшие сестры Галина и Янина работали доярками на ферме «Буйничи». И мальчик все свободное время пропадал там. Он быстро научился доить коров, ездить на лошади, ухаживать за телятами. Когда подрос и встал вопрос о выборе дальнейшей профессии, сказал как отрезал: «Пойду к вам дояром!»


Сестры, с которыми была внушительная разница в возрасте, принялись отговаривать восьмиклассника: работа тяжелая, дойка ручная, приходится обслуживать до 15—17 коров в день, вставать ни свет ни заря и ложиться за полночь. Однако никакие аргументы не действовали, парень упорно стоял на своем. Говорил, мол, хочет поработать несколько лет на ферме, вникнуть в суть профессии и добиться людского уважения. Потом собирался поступать в сельхозтехникум, выучиться, стать зоотехником, вернуться в родное хозяйство. А потом построить дом, жениться, завести детишек… 

Стас не был отличником, учился средне. Рос как все: ходил с друзьями в лес, бегал купаться на речку, катался на санках и лыжах. А все, что касалось животных, трогало его сердце. Но была в биографии сельского мальчишки одна история с налетом мистики.

Из воспоминаний первой учительницы Станислава Климака Нины Невечери: «Однажды ребята писали изложение на белорусском языке. Там была история о маленькой девочке Насте, которая, рискуя жизнью, спасала из горящего здания фермы телят. Отлично помню, что Стасик, который, мягко говоря, не блистал литературными и языковыми способностями, написал великолепное изложение. Причем, когда он говорил о Насте и том трагическом случае, то в его глазах блестели слезы. А потом он сказал неожиданно твердым голосом: «Знаете, Нина Николаевна, а я ведь тоже так смогу».

МОРОЗНОЕ утро 15 января 1967 года. Воскресенье. По знакомой до каждого деревца и мельчайшего изгиба-поворота тропинке Станислав Климак идет к ферме в Буйничах. Он привык приходить сюда на рассвете, первым. Первым он старался быть всегда и везде — в работе, в спорте, в художественной самодеятельности.

Вот и полпути позади. Негромко скрипит под валенками снег, думается о чем-то своем. О чем? Нам этого уже никогда не дано узнать. Но наверняка не о философских вопросах, не о жизни и смерти. О чем же?! О том, что тебя уважают окружающие. О том, что твой портрет висит на Доске почета возле здания правления колхоза. Наверняка о том, что впереди целая жизнь, полная интересных событий. О том, что сегодня вечером в сельском клубе будут танцы и, быть может, именно в это воскресенье наконец-то встретится та, с которой можно будет прошагать всю жизнь рука об руку.

На горизонте показалась ферма. И сизоватый дымок из-под крыши. И клуб багряного пламени, вдруг вспухший шаром! Станислав, уже ни о чем не думая, рванул к ферме.

А там дико ревели коровы, привязанные цепями к яслям. Громко ржал и метался по загону в поисках выхода конь, на котором телятам подвозили воду и корма. Они обреченно мычали. Ни мгновения не раздумывая, Станислав шагнул в огненное пекло. Схватив под уздцы обезумевшего от страха коня, он буквально вытолкнул того на улицу. Пробираясь от кормушки к кормушке, задыхаясь от дыма и нестерпимой жары, ловко отвязывал коров и подгонял их к выходу. Пять, десять, двадцать… Тридцать… Пятьдесят… 


Здание деревянное, под крышей — солома… Ферма уже пылала, как свечка. Огонь лютовал, сбивая дыхание. Стальные цепи обжигали руки. Лишь на секунду выскочив на улицу, Станислав Климак вдохнул полные легкие свежего воздуха. И сделал несколько шагов назад. В бессмертие: рухнувшая огненная крыша погребла смельчака под собой. 

Экскурсоводы школьного музея Анна ЖУК и Юлия ГУЛЬКО

СТАНИСЛАВА помнят. В память о герое-земляке в деревне Янчуки, ныне центральной усадьбе сельхозпредприятия «Щучинагропродукт», установлен бюст. Каждый год здесь проходит митинг-реквием. В СШ № 1 Щучина пионерский отряд 7 «А» класса носит имя Станислава Иосифовича Климака. Как, впрочем, и улица в деревне Турья. 

Мне удалось найти Елену ЖИВУШКО (на снимке), жительницу деревни Буйничи, которая 50 лет тому назад работала со Станиславом Климаком бок о бок. Елена Ивановна с грустью вспоминает о погибшем коллеге:

— Такой замечательный был парень. Простой, работящий, открытый, честный и добрый. Вместе росли, жили по соседству, бегали на танцы. Всегда приходил на помощь. А как он пел… Заслушаешься! Особенно любил «Касiў Ясь канюшыну». У нас на ферме модной была шутка: когда Стасик поет про «канюшыну», то коровы лучше доятся. Гордился тем, что родился 22 апреля 1945 года. Говорил: повезло, и в год Великой Победы, и в один день с Лениным... В тот день я была в гостях у сестры. Сидели, общались, пили чай. Вдруг в дом вбежал сосед: «Горит ферма! Бежим!» Мы быстро что-то накинули на себя, схватили ведра — и бежать. А из Щучина (был базарный день) люди ехали на машинах, велосипедах, лошадях. Такой толпы никогда и нигде я больше не видела!.. Но было уже поздно… Следователи потом сказали, что Стасика придавила корова — та, которую он больше всего любил и назвал Лаской… Для меня он навсегда останется молодым, сколько бы лет ни прошло.

kozyrunited7@mail.ru

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Пользователь, 67лет, Московская область.
К  сожалению  В России  так память о людях не сохраняют.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?