Укол в Вену

Граждане Австрии в третий раз пришли на избирательные участки, чтобы наконец избрать президента страны

Граждане Австрии в третий раз пришли на избирательные участки, чтобы наконец избрать президента страны. Избирательная эпопея тянется уже давно — с весны. Первый тур завершился сокрушительным провалом правящей Социал-демократической партии и выходом в число главных претендентов бывшего лидера «зеленых» Александера Ван дер Беллена и кандидата от правой Партии свободы Норберта Хофера. Фигура последнего и оказалась в фокусе всеобщего внимания.


Фото: vestifinance.ru

Партия свободы — одна из первых правонационалистических партий, добившихся серьезных политических успехов в современной европейской политике. Именно успех Партии свободы в 2000 году, когда ей вместе с либерально-консервативной Народной партией удалось сформировать правящую коалицию, открыл правопопулистским партиям дорогу в большую политику. Тогда это вызвало большой скандал, и Австрия ненадолго оказалась в положении страны-изгоя внутри Евросоюза. Однако невидимый барьер был пробит. Считавшиеся ранее маргиналами правые начали все чаще врываться в устоявшуюся европейскую политическую палитру. А она в основном состоит из либералов, социал-демократов и умеренных консерваторов, зачастую похожих друг на друга до неразличимости. 

Основной конек как австрийских, так и других европейских националистов — евроскептицизм и критика ЕС. Оба направления становятся по-настоящему выигрышными политическими картами по мере углубления структурного кризиса ЕС и пробуксовки неолиберальной модели глобализации. Ее частью, к слову, является и нынешний европейский проект.

В этом контексте успехи европейских правых выглядели частью общеевропейского политического тренда. Несмотря на то что в середине 2000-х годов Партия свободы пережила череду внутренних расколов и кризисов, она по факту осталась третьей по значимости политической силой страны. Успех на президентских выборах придал партии второе дыхание. И хотя в Австрии президент является преимущественно представительской фигурой, а основная власть сосредоточена в руках канцлера, для правых это была бы весьма значимая символическая победа. Она окончательно закрепила бы их в первом эшелоне австрийской политики. Более того, это открыло бы новые возможности для укрепления своих позиций уже на парламентских выборах — ключевых для австрийской системы власти.

Второй тур президентских выборов, состоявшийся 22 мая этого года, однако, так и не выявил победителя и закончился громким скандалом. По итогам голосования оба кандидата набрали практически равное количество голосов, с минимальным перевесом в пользу Ван дер Беллена. Это позволило правым усомниться в результатах волеизъявления и подать жалобу в Конституционный суд, который 1 июля аннулировал итоги второго тура и назначил переголосование. 

Впрочем, Партия свободы и лично Хофер, очевидно, рассчитывали извлечь из этой скандальной истории политические дивиденды и нарастить очки к назначенному на 4 декабря третьему туру выборов. Сложившаяся ситуация позволяла им играть роль защитников демократии и поборников чистоты избирательных процедур. А это весьма значимо для европейского политического менталитета. Кроме того, весьма вдохновляюще для австрийских правых складывалась и международная обстановка. Brexit и победа Дональда Трампа в США стали настоящим триумфом правого популизма. Его дальнейшее победное шествие в Австрии выглядело бы вполне закономерным.

Итоги голосования, однако, оказались разоча­ровывающими для Хофера и его соратников. Ван дер Беллен подтвердил свою победу во втором туре и, более того, нарастил отрыв от конкурента. По предварительным данным, его поддержали 53% проголосовавших, в то время как Хофера — 47%. Возможно, с правыми злую шутку сыграла их избыточная и скандальная активность — граждане просто от них устали. Кроме того, успехи правых в США и Великобритании могли мобилизовать их противников в Австрии. Тех, кто не был активен в провалившемся втором туре, а в третьем принес победу Ван дер Беллену. Если это так, то можно говорить о нарастающей поляризации европейского общества. Это означает, что усиление правых популистов будет провоцировать ответную радикализацию на противоположном конце политического спектра.

shimoff@rambler.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...