Уходящая натура

Перспективы у Казаковщины, некогда бывшей центром хозяйства, но не ставшей агрогородком, весьма неопределенные

КОГДА-ТО в Вороновском районе она считалась вполне перспективной. Здесь  располагался центр колхоза «Советская Белоруссия». Строилось жилье для молодых семей и специалистов. Были почти все необходимые для нормальной жизнедеятельности социальные объекты – школа, магазин, ФАП, комплексный приемный пункт комбината бытового обслуживания, клуб. Но почти все это в одночасье исчезло, когда местное хозяйство объединили с соседним – СПК «Дотишки». Здания оказались никому не нужными и теперь пустуют. 


СНАЧАЛА закрылись клуб  и комплексный приемный пункт, поскольку они находились  в одном здании с правлением приказавшего долго жить сельхозпредприятия, позже – школа, а недавно и магазин. ФАП пока есть, но, видимо, и его ждет такая же незавидная участь. Естественно, молодежь из деревни потянулась в город, разъехались и представители интеллигенции. Остались только те, кто непосредственно связан с сельским хозяйством. Всего тут, по информации Радуньского сельсовета, 47 дворов и 132 жителя. Трудоспособного населения – 79 человек. 

После присоединения к «Дотишкам» некоторым пришлось поменять квалификацию. Отдельных специалистов даже был избыток. Кто-то занялся собственным хозяйством. В итоге почти все оказались при деле. 


Несмотря на все негативные перемены, по мнению жителя Казаковщины Анатолия Дода, деревню  нельзя  назвать вымирающей. Доказательство — несколько новых домов, которые построили молодые семьи, пожелавшие жить и работать на селе. А занятие здесь найдется каждому, главное – было бы желание. 

Это подтверждает и молодая семья Базылевичей. Ее глава, Иван, работает механизатором в КСУП «Дотишки», а жена Алена занимается подсобным хозяйством. Возле дома они создали свой райский уголок, где чувствуют себя прекрасно. 

Алена БАЗЫЛЕВИЧ с дочерью Анной

Алена рассказывает, что, связав себя узами брака, они с Иваном решили жить отдельно от родителей, вести хозяйство по своему усмотрению. Когда-то стесненные в средствах,  решили на первое время купить домик на хуторе в не совсем удобном месте, без нормальной дороги.  Потом поднакопили денег и приобрели дом в Казаковщине, где есть люди, удобно детям. Сделали ремонт, облагородили территорию – обсадили различными видами туй, цветами, посеяли газонную траву. 

Теперь семья держит четыре коровы, в летний сезон сдают по 80 килограммов молока ежедневно. В месяц получается примерно 1000 рублей. Это хорошая прибавка к зарплате главы семейства. Правда, и работать приходится много. Ведь буренок надо не только подоить, но и кормов для них заготовить немало. Поэтому в половине пятого утра супруги уже на ногах. Иван идет обкашивать местные бесхозные сады, а Алена приступает к дойке. В 7.30  он уезжает на работу,  возвращается поздно вечером. 

—  В деревне жить можно, — поясняет Алена, — главное – не лениться. Однако есть и свои неудобства – отсутствие школы, магазина, клуба. Автолавка — это, конечно, хорошо: всегда свежие продукты. Но если что-то забыл купить, жди два дня. Недавно, к примеру, из-за распутицы молокосборщик отказывался молоко забирать, требовал выносить его на хорошую дорогу. Еле удалось уговорить. Для удобства специально возле дома сделали с соседом  эстакаду для емкостей. 

Отремонтируют ли дорожное покрытие на улице в Казаковщине – не понятно. В Вороновском райисполкоме говорят, нет средств,  не определены и источники финансирования. По сути, улицы в сельских населенных пунктах оказались ничейными, поскольку сегодня ни на кого законодательно не возложена обязанность по  их содержанию. Остается только надежда на местное сельхозпредприятие. 

Возле дома  Галины Юсенис также много цветов.

— Я их очень люблю, — откровенничает собеседница. – Правда, ухаживать за ними в моем возрасте уже тяжеловато. Помогают сын и невестка. Они живут в Вильнюсе, но часто наведываются в гости. Одной в доме стало тоскливо, после того как три года назад умер муж. До пенсии сначала работала в магазине, потом – в  сыродельном цеху «Дотишек». Держу кур. С удовольствием завела бы и корову, но уже  нет той силы, что была раньше. За молочком теперь хожу к  соседям. Больших неудобств от отсутствия в деревне социальных объектов не ощущаю. У меня есть интернет, с детьми общаюсь через него. Автолавка приезжает регулярно, останавливается недалеко от дома. Рядом автобусная остановка. Можно съездить в сельсовет, Вороново, даже в Гродно. Побывал в гостях и у старейшей жительницы деревни Богумилы Махало, которой скоро исполнится 90. Женщина поведала о тяжелом детстве, трудном послевоенном времени. В четыре года она осталась без отца, который умер молодым. Детей растила мать. До пенсии Богумила Гервазовна трудилась полеводом в местном колхозе. За хороший труд имеет немало поощрений. Теперь живет одна. Еще в прошлом году чувствовала себя довольно бодро, даже отказалась от помощи социального работника. Но после того как несколько месяцев назад не стало сына, здоровье серьезно пошатнулось. Иногда наведывается дочь из Вильнюса. Она выстирает белье, приберет в доме, приготовит поесть, натопит печь. Когда ее нет, как бы ни было сложно, приходится это делать самой. К автолавке не может дойти — купить продукты просит соседей. 

Галина ЮСЕНИС и Анатолий ДОДА

Тихой жизни в Казаковщине, пожалуй, больше всех рады аисты. Они облюбовали тут электрические опоры, сараи, даже бывшее административное здание колхоза. Что касается населения, то в основном  люди пятидесятилетнего возраста и пенсионеры, которым уже искать счастья где-то в стороне от родной деревни не приходится. 

Богумила МАХАЛО

ПО словам первого заместителя председателя райисполкома – начальника Вороновского райсельхозпрода Ивана Винцкевича, Казаковщина – не единственный в районе бывший центр хозяйства, так и не ставший агрогородком после присоединения его к другому сельхозпредприятию. Судьба этих населенных пунктов разная. Там, где еще остались школа и детсад, жизнь теплится. Из остальных люди уехали,  оставив даже добротные дома. Будущего у таких деревень нет. Теперь необходимо максимально приближать к городским условиям нынешние агрогородки. Иначе вскоре работать на селе станет некому. По его мнению, ошибочным было решение строить жилье для многодетных сельских семей в городе. Это вымывает трудовой ресурс из агропромышленного комплекса. Если бы для них дома возводили в агрогородках, местные хозяйства имели бы кадры. 

СПРАВКА «СГ»

В Гродненской  области 226 агрогородков. Большинство их них являются центральными усадьбами хозяйств. Последним этот статус приобрела деревня Трокеники-1 СПК «Ворняны» Островецкого района. Первоначально планировалось, что   агрогородками  будут называться 239 населенных пунктов региона. Но некоторые не стали таковыми   по причине того, что являются городскими поселками. А деревня Мицкевичи Сморгонского района (КСУП «Совбел-2016») не смогла пройти регистрацию на соответствие. 

gil@sb.by

Фото автора


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...