Удар ниже «пятачка»

ЧАСТО утверждают, что в Беларуси создана высокоразвитая отрасль свиноводства, обеспечивающая продовольственную безопасность республики и экспорт части продукции. И это так. Страна полностью обеспечивает себя свининой и более 50 тысяч тонн экспортирует. Однако за внешним лоском валового производства за последние полтора года в отрасли оголились серьезные системные проблемы, которые раньше не были столь очевидны. Рост стоимости кормов, вступление России, основного импортера, в ВТО и неблагоприятная эпизоотическая обстановка поставили белорусских свиноводов на грань выживания.

Что стоит за валовыми показателями в свиноводстве?

ЧАСТО утверждают, что в Беларуси создана высокоразвитая отрасль свиноводства, обеспечивающая продовольственную безопасность республики и экспорт части продукции. И это так. Страна полностью обеспечивает себя свининой и более 50 тысяч тонн экспортирует. Однако за внешним лоском валового производства за последние полтора года в отрасли оголились серьезные системные проблемы, которые раньше не были столь очевидны. Рост стоимости кормов, вступление России, основного импортера, в ВТО и неблагоприятная эпизоотическая обстановка поставили белорусских свиноводов на грань выживания.

«Всесоюзный свинарник» — так называли Беларусь в 1970—1980 годах без всяких уничижительных смыслов. За это время было построено 108 громадных свинокомплексов. Сегодня, по словам главного зоотехника управления интенсификации промышленного животноводства и птицеводства главного управления интенсификации животноводства Минсельхозпрода Ивана Царика, на 104 свиноводческих комплексах сосредоточено 2,6 миллиона хрюшек, которые дают по 576 граммов среднесуточного привеса. За 10 месяцев производство свинины осталось на уровне прошлого года — 391,5 тысячи тонн, а ее удельный вес в общем объеме производства мяса увеличился на 13 процентов и достиг 43.

Однако некоторые эксперты подвергают сомнениям радужные отчеты: производство белорусской свинины осталось на уровне 70—80 годов прошлого века и с трудом наращивается в ущерб эффективности. Расположенные в старых зданиях свинокомплексы без соблюдения требуемых параметров микроклимата не могут обеспечить производство конкурентоспособной продукции. Свинина, выращенная в таких помещениях, дороже, чем у конкурентов. Заниматься реконструкцией многих отечественных комплексов экономически и экологически бессмысленно. Дешевле построить новый. Что такое «новый», можно понять, приняв во внимание одну цифру. Стоимость всего технологического оборудования для европейского свинокомплекса и его строительства равна стоимости его очистных сооружений — в среднем 2 миллиона долларов.

Изо всех сил свиноводы наращивают производство в ущерб эффективности.  Для сравнения: если в ЕС на получение килограмма привеса свиней затрачивают 2,8—3 кормовых единицы, то в нашей стране этот показатель у многих выше 4 к. ед. У нас недостаточно собственных белковых ингредиентов, без которых невозможно составить нужный рацион и которые мы закупаем очень недешево. Например, в среднем одна тонна добавок в корма стоит 15—16 миллионов рублей.

Есть проблемы в селекции и ветеринарии. Если в Европе за год получают 28—34 деловых поросенка от одной матки, у нас же лучшие хозяйства — 18—20. Период откорма у них от 150 до 180 дней, у нас — постоянно более 180, а иногда и выше.

Неудивительно, что ВТО, чума и новый ГОСТ, введенный в этом году, застали врасплох отечественных свиноводов, «высветив» не просто недостатки, а, как выяснилось, системные проблемы.

Уже в прошлом году в свиноводстве произошел спад — рентабельность многих предприятий стала отрицательной. Причины этого — конкуренция на российском рынке, рост цен на зерно и выявленные очаги чумы как в Беларуси, так и России. Ввозные пошлины на свинину в рамках квоты ВТО уменьшились с 15 процентов до нуля, что сразу снизило конкурентоспособность наших предприятий из-за хлынувшего на соседний рынок потока живых свиней и мяса. Это привело к тому, что белорусские свиноводы были вынуждены торговать себе в убыток: в минувшем году себестоимость отечественной свинины составляла 3592 доллара за тонну, тогда как на российский рынок она продавалась в среднем по 3361 доллару.

По такому же сценарию развивался и экспорт живых свиней, падение которого началось практически сразу же. Если в августе 2012 года экспортные поставки составляли 981 тонну на сумму почти в 2,6 миллиона долларов, то в сентябре — 473 тонны на 1,2 миллиона долларов, снизившись более чем в 2 раза.

Ряд отечественных производителей  переориентировали поставки на внутренний рынок из-за  большей доходности. Уже в марте нынешнего года замминистра сельского хозяйства Беларуси Леонид Маринич признал: поставляем в Россию свинину по 21 тысяче рублей за килограмм за счет внутренних резервов. Средняя розничная цена (кроме бескостного мяса) на внутреннем рынке была 44 тысячи рублей, поэтому белорусская свинина пошла на отечественные мясокомбинаты и прилавки.

Не менее серьезная проблема, с которой мы столкнулись в нынешнем году, — введение нового ГОСТа, гармонизированного с требованиями России. В связи с новыми нормами у продукции белорусских свиноводов изменилась категорийность, что снизило цены и создало проблемы со сбытом. Более того, в новом ГОСТе прописан механизм перехода на оценку свиных туш по выходу мяса. Сегодня в России средний вес свиньи, сдаваемой на мясокомбинат, не должен превышать 103 килограмма. Именно таких животных хотят видеть переработчики. Если вес больше, то цена снижается на 15 и более процентов. Белорусские свинокомплексы, как правило, до сих пор сдавали переработчикам свиней весом в среднем 150 килограммов, причем в основном сальных пород.

Возникает вопрос: смогут ли они вообще в новой экономической ситуации конкурировать по цене и качеству с иностранными производителями? Сегодня на комплексах ситуация на грани фола: если в прошлом году цена реализации свиней в живом весе была 15748 рублей при себестоимости 14487, то в нынешнем соответственно 16556 и 16 тысяч рублей. За год она выросла всего на 5 процентов, а себестоимость — на 11. Рентабельность упала с 8,7 до практически двух процентов.

На флагманах ситуация несколько иная. Как говорит директор ОАО «Беловежский» Каменецкого района Юрий Мороз, его, по большому счету, волнуют не столько закупочные цены, сколько розничные, поскольку сельхозпредприятие имеет свою переработку, 50 процентов продукции экспортирует в Россию. Он убежден, что в рыночных условиях надо понимать: именно рынок  диктует цены. По его словам, у сельхозпредприятия проблемы с поставками продукции в Россию начались только в I квартале нынешнего года. Во-первых, это связано с ростом импорта из третьих стран. После присоединения России ко Всемирной торговой организации импорт свинины вырос на 34 процента, а внутренние цены на нее снизились на 25—30. Наша восточная соседка сама за последние 6 лет производство свинины увеличила в 4 раза, солидный рост продолжается и в нынешнем году. Жесточайшая конкуренция не могла не сказаться на падении цены, что серьезно аукнулось белорусским свиноводам.

Юрий Мороз, руководитель крупнейшего в стране агрохолдинга, убежден, что нужно снижать себестоимость продукции и «входить в те цены, которые существуют в мире, а не те, которые нам хотелось бы». В «Беловежском» ее снизили более чем на три тысячи и считают, что резервы еще не исчерпаны — они есть в селекционной работе, системе кормления.

Можно кормить по старинке, а нужно — по современным интенсивным методам в зависимости от периода выращивания. Сегодня потребитель хочет постную свинину. Казалось бы, элементарно выгодная для производителя вещь: ведь чтобы нарастить килограмм шпика, энергии надо в три раза больше. Значит, надо работать и в плане племенного дела — снижать выпуск сала. Конечно, на таком крупном сельхозпредприятии, как «Беловежский», есть своя племенная ферма. Здесь специалисты знают заранее и задают те параметры, которые нужны по мясности. Более того, селекционеры фермы идут на мясокомбинат в убойный цех и отслеживают изменения, что дает возможность выращивать более постную свинину и продавать ее по более высокой категории, а значит, дороже. Разница между 1-й и 3-й составляет более 10 российских рублей на килограмме. Это реальное направление, где экономика производства идет в плюс. Кроме того, в том же «Беловежском» для снижения сала значительно уменьшили и вес реализации хрюшек — со 120 до 110 килограммов. Надо использовать медикаменты отечественного производства, которые дешевле импортных. За исключением, конечно, хороших вакцин. Словом, мелочей не бывает, на каждом звене в цепочке сельхозпроизводства нужно изыскивать резервы для экономии. Тогда будет и результат.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?