Минск
+2 oC
USD: 2.24
EUR: 2.43

Хроника январского перволедья

Удачного дебюта

Зимы последних лет все больше озадачивают рыболовов. К примеру, в прошлом году лед встал вовремя и равномерно, однако яркого дебюта, такого, чтобы впечатлений от него хватило еще на полгода вперед, не получилось. А потом началась затяжная оттепель… Поэтому, собираясь на первую в наступившем году подледную рыбалку, я решил подстраховаться и максимально собрать информацию. Однако все получилось, как в известной рыбацкой пословице: «Рыба клевала вчера, будет клевать завтра и на том берегу».

Не нужен нам берег турецкий

Наслушавшись лестных отзывов о клеве рыбы, подготовив снасти и приманки, узнав с точностью до метра место, где клевало лучше всего, через час нахождения на льду я понял, что у местной рыбы сегодня «выходной».

Пока я безуспешно пытался расшевелить живущего в речных старицах окуня, мои коллеги неплохо порыбачили у самого дома, на обводном канале, в который за несколько лет превратилась небольшая полесская речушка Неначь. После работы землеройной машины рельеф дна этого канала представлял собой «стиральную доску»: углубления чередовались с перекатами, а по берегам лежало множество затонувших деревьев. Для обитания рыбы место получилось неплохим, и прошлой зимой здесь хорошо ловили и окуня, и плотву, и ельца. Попадались даже подъязки весом до 700 граммов. А сколько мормышек было оставлено на память рыбе!

Несмотря на то что канал этот находится в 15 минутах ходьбы от моего дома, рыбачить здесь мне еще не приходилось. Ну не люблю я искусственных водоемов. Но, наслушавшись лестных отзывов о том, что рыба здесь клюет великолепно, решил особо не напрягаться, а отправиться рыбачить сюда же.

На месте мы оказались едва забрезжил рассвет. В повисшей над каналом морозной мгле уже различалось несколько фигурок рыболовов. Они распределились группами и колдовали над своими снастями на точно обозначенных в ориентировках местах. Ага, вот и мой знакомый, который вчера и сманил меня на эту рыбалку. Весь лед вокруг него избит на замерзшие и свежие лунки. Видно, что на днях здесь кто-то неплохо повеселился. Располагаюсь неподалеку.

Первую на всю толпу рыбину — окушка размером с ладонь — мы увидели через час после восхода солнца. Следующий приблизительно такой же по размеру окунь клюнул еще через час. Принимаю решение прогуляться вдоль берега. Но и этот прием мне почти ничего не дал. В общем, к полудню в разных местах канала я смог «уговорить» 5 окуньков и 1 плотвичку. Нужно что-то ­делать. Товарищи предложили сменить во­доем.

Я не большой сторонник частых переездов на рыбалке. Конечно, наличие под боком надежного автомобиля, да еще повышенной проходимости, значительно облегчает доставку к любимому водоему. Однако, уверовав в свою мобильность, можно легко испортить рыбалку и себе, и своим попутчикам. Я имею в виду тягу некоторых рыболовов к частым переездам. Есть такая категория людей, для которых радикальная смена мест намного ближе по духу, чем попытка подобрать ключик к капризничающей рыбе. Обычно из таких рыбалок ничего хорошего не получается. Во-первых, трата времени на переезды зимой — непозволительная роскошь. Во-вторых, как правило, если рыба не клюет здесь, то почти со стопроцентной вероятностью не будет клевать и «там». Но иногда случаются и приятные сюрпризы, когда сделанный вовремя переезд спасает всю рыбалку.

Речка Ипа, куда намеревались переехать мои товарищи, располагалась недалеко. По шоссе до нее было не более 15 километров. Пока доберемся до места, на рыбалку останется не более трех часов. Уровень воды в этом году аномально низкий, и перекаты, где я так люблю ловить на мормышку крупных окуней, скорее всего, пересохли. Но и оставаться здесь тоже не очень хочется. Немного поколебавшись, решаюсь на переезд. Хуже все равно не будет.

Старый друг лучше новых двух

Ипа встретила нас непривычно большим уровнем воды. Как хорошо, что не сбылись мои мрачные прогнозы! Конечно, глубина была чуть меньше, чем в прошлом году, но терпимо — на русле около 1,5 метра. Да и окунь оказался на своих привычных местах. На заросшем травой пятачке, в месте сливания старицы и основного русла, бойко клевали «матросики» и небольшие плотвички. А если проверить мои любимые перекаты? От места, где мы поставили машину, топать до них около километра. Но разве это расстояние?

С первой же пробуренной лунки ко мне вернулся дух перволедной рыбалки! Едва моя золотистая с красным пузиком «лесотка» оторвалась от грунта, как кивок, слегка вздрогнув, уверенно наклонился в сторону льда. Окунь длиной сантиметров 15 при вываживании так задал жару, что леска просто звенела от напряжения. Проводка — и еще один приблизительно такой же по размеру «полосатик» перекочевывает из воды на лед. Когда счет дошел до семи, кто-то решил оставить мормышку себе на память. Не беда. Достаю запасную удочку — и снова в бой! Правда, мормышка привязана немного не та (вместо золотистой — зеленая с черными полосками), но рыбу это нисколько не смущает. Окунь продолжает клевать так же бойко. Нужно только не засиживаться над замолчавшей лункой. Три-пять пустых проводок — и лунку можно смело оставлять. Хорошо, что сегодня я взял с собой бур. С пешней такой свободы перемещения я не достиг бы.

Наиболее азартными были поклевки на активную размашистую игру приманкой. Чаще всего рыба просто била по мормышке и вешалась на крючок без всякой подсечки. Несколько раз окунь при поклевке даже пытался вырвать удочку из рук. Но стоило мне сбавить темп проводки, как поклевки также становились аккуратными. Рыба едва притрагивалась к мормышке.

Помогала расшевелить рыбу и смена цвета приманки. Выглядело это следующим образом. Пройдясь по лункам с золотистой мормышкой, я брал в руки удочку, оснащенную зеленой мормышкой. Как правило, этот прием приносил мне еще несколько упитанных окуней. Несколько раз смена цвета мормышки позволяла мне увидеть поклевки и в замолчавшей, казалось бы, лунке.

За два часа такой активной рыбалки лед на перекате превратился в дуршлаг. А когда солнышко покатилось к горизонту, я перешел на рыбалку по старым лункам. Конечно, от этого количество поклевок немного уменьшилось, но и шума теперь стало намного меньше. Часто перед самым закатом солнца на перекат выходит кормиться крупный окунь. Очень хочется под занавес рыбалки подцепить на крючок настоящего иповского «горбача». И лишняя возня на льду может только помешать. Я не знаю, кто придумал байку о том, что шум от бурения лунок только привлекает окуня? Ведь летом или осенью никто не пытается привлечь «полосатого» к месту лова, хлопая по воде веслами либо палкой. Окунь, особенно крупный, как и всякая другая рыба, боится лишнего шума. Но сегодня меня поджидал совершенно другой сюрприз.

До заката солнца остается какой-то час. Исследуя очередной квадрат, я натыкаюсь на подводную возвышенность высотой не более 50 сантиметров. А справа и слева от нее тянутся углубления в виде канавы. Для обитания крупного окуня место очень интересное.

Более тщательный облов лунок показал, что это место обитаемо. Несколько окуней граммов по 100 каждый клюют один за другим. Потом кто-то медленно, но уверенно нагибает кивок вниз, от неожиданности я резко подсекаю, и еще одна мормышка остается на память рыбе. Быстренько перевязываюсь. Одна, вторая, третья проводка — и кивок точно так же уверенно клонится вниз. После подсечки, чтобы рыба снова не обрезала леску о край лунки, встаю в полный рост и держу удильник на вытянутой руке. Отслужившая свой срок вершинка фидера, из которой сделан хлыстик, хорошо отрабатывает все рывки рыбы. Потом в работу вступают руки. Зажав звенящую от напряжения леску между пальцами, я аккуратно, буквально по сантиметру подвожу рыбу к лунке. Несколько раз мне даже приходится отпускать ее «погулять». Леска Team Salmo Micron сечением 0,1 мм работает на пределе своих возможностей, но с поставленной задачей справляется. И вот уже на льду ворочается прекрасная плотва длиной около 30 сантиметров.

Оперативно меняю технику проводки и перехожу к быстрой, с маленькой амплитудой игре приманкой. Традиционно на такую игру плотва реагирует намного охотнее. Так и есть — очередная поклевка не заставляет себя долго ждать. И снова приходится вставать в полный рост, чтобы успокоить рыбу. Потом происходит досадный «шкраб». Перебираюсь на соседнюю лунку. Клев во­зобновляется. Примечательно, что плотва берет приманку азартно. У нескольких рыбин мормышку приходилось доставать глубоко из пасти.

Поклевки прекратились так же внезапно, как и начались. Солнце еще не спряталось за горизонт, а вместо вожделенной плотвы вдруг начали клевать мелкие окушки и ерши. Это верный сигнал к тому, что пора собираться домой. По законам рыбьей иерархии в первую очередь кормятся самые крупные и сильные особи. ­Если клюет мелочь — значит, никого крупнее в округе не наблюдается.

По дороге домой, анализируя результат прошедшей рыбалки, я вдруг поймал себя на мысли о том, что с тех пор, как нижнее течение Ипы было отдано в аренду рыболовецким бригадам, о таких уловах мы только мечтали. 15 лет артельщики безжалостно выгребали рыбу из этой речушки. А вот теперь не прошло и года, как узаконенные браконьеры лишились лицензии — и поголовье рыбы в этой речке начало быстро восстанавливаться. Спасибо тебе, Ипа, за классическую перволедную рыбалку!

infong@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Николай Линник
Загрузка...