Учитель в стране главный человек

Почему сеять разумное, доброе, вечное в школе стало тяжелее, чем еще 10 — 15 лет назад?..

Почему сеять разумное, доброе, вечное в школе стало тяжелее, чем еще 10 — 15 лет назад? Куда делись инициативные, творческие учителя? Образовательный процесс настолько забюрократизирован, что за бумажными отчетами, планами не видно ни педагогов, ни результатов их труда! Над учителем — дивизия проверяющих, которые к учебному процессу не имеют отношения, но требуют характеристики, перспективное планирование, отчеты, карты обследования, расписания работы. Эту проблему в Послании белорусскому народу и Парламенту остро выделил Президент: «Почему Министерство образования до сих пор не очистило всю нашу образовательную структуру от разного рода «прилипал»?! Сколько там разных методических и прочих коллективов, которые ничего, никакой пользы образованию не приносят?! Только требуют от учителей: планы, планы, давай пиши. Что толку от них?»


Может, стоит оптимизировать саму структуру, тогда и резерв для увеличения зарплат учителям появится? Этот вопрос в Послании прозвучал как руководство к действию.


Сегодня главная задача — привлечь в школу сильных, одаренных, увлеченных людей, раскрепостить инициативу педагогов, освободить их от бумаготворчества. Учитель должен учить, а не оформлять ворох бумаг. А иначе выйдет так, что знаний у наших детей будет с гулькин нос, зато отчетность в порядке. Сколько ни обсуждали на коллегиях Министерства образования систематизацию этого бумаготворчества, а поток приказов, запросов, поручений в школе не иссякает! И по содержанию далеко не все из них имеют прямое отношение к учебной деятельности. По мнению министра образования Сергея Маскевича, проблема в том, что «много непрофильных вопросов, которые лежат на учреждениях образования. Далеко не так много стран, где школа отвечает и за питание, и за транспортное обслуживание, и за ремонт». Проблема очевидна. Но кому как не министерству образования взять дело в свои руки и не выступить с соответствующей инициативой?


А как сегодня оценивается работа школы в целом? В большей части по количественным показателям. По тем самым отчетам. Попасть на урок к каждому учителю в каждую школу нереально, поэтому и собирается увесистая папка бумаг: конспектов уроков, характеристик, аналитической информации. Чем их больше, тем, выходит, лучше «сработали» учителя. План по охвату питанием, лагерями, музеями, план по внебюджетной деятельности и прочие, и прочие. А на деле? Билеты покупаются, а детей, может, и не было в этих театрах–музеях, в школьных лагерях зачастую — мертвые души, в столовых на столах — нетронутые обеды. А так называемые конкурсы научно–исследовательских работ? Доходит до абсурда: школьники презентуют проекты, которые им писали сами же учителя (или студенты по их просьбе), чтобы школе была галочка.


За учебу сейчас спрашивают не так строго, как в советские времена, когда любой двоечник (тем более второгодник) ставил крест на учительской карьере. А вот плохо составленный отчет придется переделывать. И какой смысл учителям стремиться повышать свою квалификацию, искать новые подходы, применять интересные методики? При таком подходе проще представить бумажку о проведенной работе, чем эту работу сделать. Качественно и заинтересованно. Вопрос нешуточный. Но разве, если с учителя снять всю эту писанину, он перестанет участвовать в судьбе ребенка? Наоборот, наконец, оторвет голову от своих бумаг и увидит глаза учеников... Или не так?


Как же без ущерба для знаний перестроить работу? По мнению заведующего кафедрой педагогики и психологии Минского городского института развития образования Юрия Загуменнова, контроль над школой имеет смысл смещать сверху вниз:


— По сути, что такое качество? Это степень удовлетворенности продуктом потребителя. То есть оценивать работу школы должны школьники и родители, ссузы, вузы и работодатели. Они — заинтересованные лица, соответственно нужно им дать возможность влиять на школу. Один из механизмов «контроля снизу» — подушевое финансирование. Такой эксперимент уже идет у нас. Мы позаимствовали идею у России, а она, в свою очередь, у Америки. Там такая система называется ваучерной. Скажем, год обучения стоит 3 тысячи долларов, родители получают ваучер на эту сумму и сами решают, какой школе его отдать. В общем, голосуют «ногами». Не дает учебное заведение хороших результатов — может остаться без учеников, а соответственно без финансирования. Поэтому там педагогический коллектив ищет изюминку, пути, как привлечь одновременно и учащихся, и толковых учителей, а в выигрыше остаются все.


Сейчас в эксперименте с подушевым финансированием участвуют 9 минских школ и 8 из Гомельской и Гродненской областей. Министерство образования считает, что зарплата задействованных в нем учителей может вырасти в 2,3 раза. Но главное, разумеется, — качественные показатели, чтобы их оценить, понадобится некоторое время. Лучше не затягивать. Президент в Послании дал четкий ориентир: нужны не эксперименты, а реальные действия, способные радикально поднять качество образования на более высокий уровень. А заодно и авторитет педагога. Который на самом деле учит, а не создает видимость никому не нужными рапортами.


Советская Белоруссия №75 (24212). Вторник, 23 апреля 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости