Минск
+1 oC
USD: 2.23
EUR: 2.44

Сергей Касперович - о том, каким будет высшее образование будущего

Учить учиться

Вопросы, касающиеся обучения в вузах и его качества, возникают постоянно. Есть ли действительно повод для беспокойства? На каком уровне у нас сейчас находится высшее образование и как его планируется развивать? Об этом наш разговор с начальником главного управления профессионального образования Министерства образования кандидатом экономических наук, доцентом Сергеем Касперовичем.



— Сергей Антонович, сфера высшего образования — объект всеобщего внимания, а иногда и критики. Это нормальная ситуация?

— Начнем с того, что в любой сфере есть вполне разумные поводы для критической оценки. Специфика образования еще и в том, что лично или опосредованно оно касается всех. Через детей, родственников, друзей и так далее аккумулируется информация, не всегда объективная. Помимо этого, есть критика, возникающая от непонимания происходящего в системе. Возможно, мы тут должны больше работать именно на разъяснение, в том числе с привлечением СМИ.

— Каким образом контролируется качество образования в вузах?

— Нельзя недооценивать систему обращений граждан, которая зачастую позволяет выявить проблемы на начальной стадии. Что касается системы контроля качества образования, то у нее два взаимосвязанных аспекта — внутренний и внешний. Первым занимаются ректорат, деканаты, учебно-методические управления и отделы, руководство каждой кафедры. Внешняя система реализуется через аккредитацию специальностей и учреждений, лицензирование. Эту работу проводит департамент контроля качества. Кроме того, учреждения высшего образования внедрили процессный подход (систему менеджмента качества) — дополнительные сертификационные и ресертификационные аудиты уполномоченных организаций (БелГИС, РИВШ и других). Существуют также мониторинги, проводимые группами экспертов, когда это необходимо. Но мы не стоим на месте — Министерство образования прорабатывает вопрос создания независимого агентства обеспечения качества, которое будет действовать на иных методиках, включая привлечение зарубежных экспертов.

— То есть это исключит критику по поводу предвзятости?

— Я бы сказал, что и сейчас она голо­словна, поскольку аккредитационная комиссия работает автономно и состоит из представителя департамента контроля качества, специалистов нескольких учреждений высшего образования. В отдельных случаях могут подключаться представители органов гос­управления, научных и иных организаций.

— В последнее время были претензии к дистанционному образованию. В чем конкретно они заключались?

— Претензии были не к самому дистанционному образованию, а к организации процесса обучения в рамках этой формы в одном из вузов. Суть в том, что человек имеет возможность учиться удаленно. Но качественное обеспечение процесса — вопрос больших вложений, как материальных, так и интеллектуальных (скоординированная работа руководителей, методистов, преподавателей, программистов). Это не просто тексты лекций, которые висят в интернете, но и серьезный видео- и аудиоконтент, мультимедийные лабораторные работы, дистанционные задания в режиме симуляторов и многое другое. Если вуз этим не занимается, о каком качестве образования может идти речь?

Еще один важный момент — организация процесса. Как и все другие формы, дистанционная требует проведения сессий, зачетов, экзаменов. По действующей у нас в стране нормативной базе сессии должны сдаваться очно в контакте преподавателя со студентом.

— Сколько вузов сейчас практикуют дистанционное обучение?

— Есть два понятия — дистанционная форма обучения и дистанционные образовательные технологии. Последний вариант используют все вузы. Дистанционное обучение сегодня является разновидностью заочного. В новой редакции Кодекса об образовании, которая, как мы надеемся, в ближайшее время поступит в Парламент, это уже отдельная форма образования. На данный момент она реализуется в соответствии с законодательством несколькими университетами, в том числе БГУ, ­БГУИР, БНТУ, ГомГУ имени Франциска Скорины, БГЭУ, ГрГУ имени Янки Купалы и другими.

— Как контролируется уровень преподавания? Кстати, за рубежом студенты составляют свой рейтинг, влияющий на престиж лектора. У нас такое возможно?

— Я вам больше скажу — такая практика существует практически в любом белорусском вузе. Но поскольку об этом мало говорят, создается впечатление, что «у них там» все прогрессивно, а мы плетемся в хвосте. Ничего подобного! Оценку со стороны студентов (по совокупности целого ряда критериев) инициируют как сами преподаватели, так и ректорат — это один из обязательных пунктов внутренней системы менеджмента качества. Достаточно давно действуют рейтинговые подходы в организации оплаты труда преподавателей. Здесь учитываются многие составляющие: качество и структура работы, готовит ли преподаватель новые курсы лекций и лабораторные практикумы, внедряет ли новые образовательные технологии, разрабатывает ли контент, в том числе дистанционного обучения. Важнейший фактор — научные публикации. Сегодня вузовский преподаватель без науки — просто «урокодатель». Работа в университете — это в значительной степени собственные исследования и передача полученных знаний студентам.

— И тут мы плавно переходим к теме «Универси­тета 3.0», о котором в последнее время много говорят. Можно пояснить суть вопроса?

— «Университет 3.0» — триединство образовательной, научной и предпринимательской функций. Первые две в качественном высшем образовании присутствовали практически всегда, последняя — тренд относительно новый. Современный университет — структура, призванная не только коммерциализировать научные разработки, но и создавать у студентов предпринимательские компетенции, навыки коммерциализации. Университеты должны стать центрами, где формируются прогрессивные, передовые идеи для развития научных знаний, отраслей и сфер экономики. Это общемировая тенденция (по таким же принципам работают, например, Оксфордский, Кембриджский и другие авторитетные университеты).

— Сергей Антонович, подобные преобразования наверняка требуют вложения значительных средств. Где их взять, предположим, региональному вузу?

— На самом деле наши университеты — самодостаточные учреждения, которые имеют средства как для поддержания текущей деятельности, так и для развития. Это бюджетное финансирование, внебюджетные средства, спонсорская помощь. Очень активен Парк высоких технологий — резидентами созданы десятки лабораторий в вузах, где есть подготовка специалистов для сферы ИТ.

Тем не менее переход в новое качество требует консолидации усилий не только вузов, но и Министерства образования, заказчиков кадров. В частности, мы работаем над продвижением проекта модернизации системы высшего образования совместно со Всемирным банком. Речь идет о сумме более 100 миллионов долларов. Большая часть пойдет на обновление материально-технической базы, а также на совершенствование методик и технологий обучения студентов, развитие научных исследований. Это поможет нам подняться в мировых образовательных рейтингах. И хотя, как мне представляется, позиции в рейтингах — далеко не самое главное, а иногда — отвлечение ресурсов от чего-то по-настоящему важного, однако думать об этом нужно. Соглашение о займе со Всемирным банком может быть подписано уже в начале 2020 года.

Мы работаем над продвижением проекта модернизации системы высшего образования совместно со Всемирным банком. Речь идет о сумме более 100 миллионов долларов. Большая часть пойдет на обновление материально-технической базы, а также на совершенствование методик и технологий обучения студентов, развитие научных исследований

— Говорят, есть уже концепция «Университет 4.0». А это что такое?

— Я бы сказал, четвертый элемент — это уже новое качество соединения трех миссий, из которых образуется четвертая (как синергетический эффект). Университет 4.0 — вуз-супердрайвер, центр региональных кластеров, объединяющих предприятия, общественные организации и так далее. Мы руководствуемся практическими соображениями, поэтому пока сосредоточились на модели «Университет 3.0». Такую задачу поставил Президент на встрече с учеными.

На данный момент в эксперименте участвуют восемь университетов — БГУ, БНТУ, БГУИР, БГТУ, БГЭУ, ГрГУ имени Янки Купалы, БРУ, ПГУ (и этот список мы планируем расширять). На протяжении двух лет они показывают неплохие результаты — создали или создают бизнес-инкубаторы и технопарки, генерируют стартапы. Планируется, что к такой модели придет большинство наших вузов.

  bebenina@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА
Загрузка...