Чем опасна инфодемия и кому выгодно держать мир в страхе

У страха глаза велики

Коронавирус уже перестал быть чисто медицинской проблемой. С этой темы начинается и заканчивается наш день. А выпуски новостей, ленты информационных агентств, посты в социальных сетях и Телеграм-каналах этой весной напоминают едва ли не наступление апокалипсиса. «Количество смертей в ближайшие дни возрастет», «Нью-Йорк подает сигнал бедствия», «Продуктов на всех не хватит», «Время затянуть пояса»… И как вишенка на торте — «Коронавирус вызывает импотенцию и мужское бесплодие». Устрашающие заголовки распространяются по миру быстрее, чем сам вирус. Людям все сложнее становится разобраться, где правда, а где ложь, провокация и сплетни. Всемирная организация здравоохранения уже объявила о новом явлении, которое вошло в нашу жизнь, — инфодемия. Какова ее природа, насколько велика угроза и каковы ее последствия?


Вы заметили, что на последний план в мировых СМИ ушли новости об ураганах и наводнениях, международных конфликтах и террористах, курсах валют и турбулентности на нефтяном рынке? Все проблемы затмил коронавирус. Причем нагнетаемая вокруг него напряженность и паника наносят обществу и мировой экономике больше вреда, чем сама инфекция.

— Нужно признать, что некоторые средства массовой информации доводят народ до сумасшествия, — говорит известный российский врач, президент союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» Леонид Рошаль. — Все остальные проблемы жизни страны фактически исчезли из информационного поля. И интернет, и теле- и радиоканалы соревнуются: кто больше и кто громче. Это просто мировая шизофрения. Показывают пустые полки магазинов во Франции, Италии, США, Израиле и других странах. Клюнули на это и в некоторых регионах России. Причем в основном в Москве. Хватит пугать народ!

Само собой, нельзя недооценивать проблему и говорить, что коронавирус не опасен. Любая инфекция опасна. Но еще более опасна психопатия, подогреваемая в информационном пространстве. В повседневной суете, привязанные к интернету, социальным сетям, многие люди перестают критически осмысливать информацию. Ведутся на анонимные сообщения, сомнительные аудио- и видеоролики и теряют всякую связь с реальностью. Ну многие ли, например, обращают внимание на то, что каждый год в Беларуси в результате ДТП гибнет порядка 500 человек, а на планете — 1,26 миллиона. От курения в мире ежегодно умирает 8 миллионов человек. Ужасающая статистика. Совершенно несравнимая со смертностью от коронавируса. Но ведь никто не перекрывает дороги, не отзывает водительские права, не запрещает производство и продажу сигарет.

С медицинской точки зрения коронавирус не входит даже в первые 15 позиций по смертности в день. Впереди — онкология, сердечно-сосудистые заболевания, туберкулез, гепатит, пневмония… Но эти «болячки» стали для нас уже чем-то привычным, обыденным, во всяком случае, никто не пытается делать на этом шумиху.

Очевидно, что паника в чрезвычайной ситуации должна гаситься на корню, а не раздуваться. Интересны в этом контексте советы психолога Саманты Вандерслотт из Оксфордского университета. По ее словам, прочитав ту или иную статью и решив поделиться ею в соцсетях, человек в первую очередь должен задуматься, не вызывает ли сомнений предоставленная информация. Чем она скандальнее и провокационнее, тем больше подозрений насчет ее объективности. Не стоит доверять также новостям на грани фантастики. Как правило, именно при создании уток используется откровенное преувеличение и другие приемы для привлечения внимания. Кроме того, вызывать сомнения должны тексты, полностью написанные заглавными буквами или содержащие много восклицательных знаков, а также просьбы поделиться материалом. Именно так создается вирусный контент: подобно реальному вирусу, он быстро и неконтролируемо расползается по сети. Широко известному изданию, чья репутация не вызывает вопросов, нет надобности выпрашивать у читателя лишний репост.

Понятно, что кому-то очень неймется выставить все исключительно в негативном свете и погреть на этом руки. Каждый день в информационное пространство вбрасываются новые «страшилки», все вдруг в одночасье стали разбираться в проблеме, давать советы. А тут еще и массовое закрытие производств по всему миру. Вот как нам прокомментировал ситуацию доктор экономических наук Валерий Байнев:

— Знатокам менеджмента известно: неуправляемых процессов не бывает. Так что если в мировой экономике «случается» кризис, значит это кому-то нужно. Всякий кризис сродни игре в казино, где сумма потерь одних точь-в-точь равна выигрышу других. Поэтому глобальный кризис — хорошо управляемый бизнес-процесс, когда богатые державы богатеют за счет разорения бедных. Мир пережил несколько подобных финансово-экономических катаклизмов. До сих пор банковско-биржевой механизм организации кризисов включал сугубо экономические конструктивные элементы и работал по сложному алгоритму. На первом этапе мировая банковская система разворачивала дешевое кредитование, из-за чего росло потребление, а предприятия повсюду наращивали производство. Это сопровождалось искусственным ростом стоимости их акций, что вело к выдуванию финансовых «пузырей» на фондовых биржах. Высокая доходность подобных «ценных бумаг» стимулировала массовый приток финансовых ресурсов из периферийных стран в развитые державы. Во второй фазе кризиса кредитование резко сокращалось, спрос быстро падал, а предприятия закономерно сталкивались с «затовариванием складов» и невозможностью платить по кредитам. На третьем этапе неоплатные кредиты вызывали цепь банкротств по всему миру. Финансовые «пузыри» на биржах лопались. Периферийные страны оставались с «ценными бумагами» банкротов на руках. Их собственные предприятия, набравшие кредитов на этапе «экономического чуда», также массово разорялись. В выигрыше оказывались богатые страны. Они не только подсчитывали барыши от такой банковско-биржевой деятельности, но и устраняли-скупали конкурентов по всему миру, обрушивая в кризис чужие экономики.

Нынешняя инфодемия, по словам эксперта, существенно упростила описанный алгоритм:

— Сегодня можно воочию наблюдать парадоксальное явление, как во многих странах собственными руками ввергают в кризис свои же национальные экономики. Разом без всяких промежуточных этапов по всему миру добровольно остановлены многие производства, нарушены цепи поставок тысяч других предприятий. Производственный бизнес повсеместно поставлен на грань банкротства. А сильные мира сего, судя по всему, вновь предвкушают барыши от очередного кризисного гешефта. Пройдет время, и о нынешней пандемии забудут, как в свое время забыли о «птичьем» и «свином гриппе». А вот об экономических руинах так просто забыть, увы, не получится. Поэтому сегодня для нас самое главное — не убить свою экономику.

КОМПЕТЕНТНО

Ольга Самусевич, декан факультета журналистики БГУ, кандидат филологических наук, доцент:

— Почему людям свойственно скорее поддаваться эмоциям, чем анализировать ситуацию с коронавирусом? Причина в нашей психологии. Когда речь идет об угрозе базовым потребностям человека, которые связаны с безопасностью и здоровьем, мы склонны давать мгновенные эмоциональные реакции. Включается инстинкт самосохранения. Для большой части аудитории критическое восприятие, анализ мнений могут сегодня не сработать. Это естественно, когда в ситуации опасности эмоции преобладают и подавляют наше рациональное отношение к происходящему.

Секрет привлекательности фейков прост. Как показывают исследования — а они проводятся и сотрудниками нашего факультета, — в большинстве своем фейки обладают схожими характеристиками. Во-первых, для них характерна сенсационность. Так уж мы устроены, что на спокойные и рассудительные комментарии экспертов реагируем куда менее эмоционально, чем на сенсации. Во-вторых, фейки часто строятся по определенным шаблонам и содержат не только ложную информацию, но и некоторое количество правдивых или сложно отличимых от правды фактов. Поэтому даже крайне сомнительные новости, базирующиеся на нескольких правдивых (или кажущихся таковыми) общих фактах, могут вызывать у аудитории определенное доверие и желание ими поделиться. Ну и стоит отметить, что вброс подобного рода информации отличается интенсивностью и регулярностью, что поддерживает эмоциональный накал и не дает спокойно и рационально осмыслить происходящее.

Остановить инфодемию можно и нужно. И это в равной степени зависит как от медиапрофессионалов, так и от рядовых читателей и зрителей. Журналистам, пресс-секретарям нужно учитывать, что аудитория больше подвержена влиянию фейков в условиях информационной неопределенности, когда наблюдается дефицит актуальной и своевременной информации из официальных источников. Читателям посоветую придерживаться простой схемы: после знакомства с очередной «сенсационной» новостью нужно не поддаваться эмоциональному порыву, а посмотреть на источник. Если его надежность вызывает сомнения, то постараться найти подтверждение в других, более авторитетных источниках. И только потом принимать решение, стоит ли доверять информации и делиться новостью с семьей и друзьями.

konon@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Рейтер
Загрузка...