У Покрышкина свой счет

19 сентября 1944 года советскому воздушному асу Александру Покрышкину вручили третью Звезду Героя Советского Союза

Не так важно, сколько советский ас сбил фашистских самолетов, важнее, сколько воспитал Героев СССР
Не так важно, сколько советский ас сбил фашистских самолетов, важнее, сколько воспитал Героев СССР.

19 сентября 1944 года советскому воздушному асу Александру Ивановичу ПОКРЫШКИНУ в Кремле была вручена третья Золотая Звезда Героя Советского Союза. Он единственный человек, кто в годы войны стал трижды Героем. Жуков, Кожедуб и другие получили по третьей Звезде уже после Победы.

Политический каторжник


Да-да, тот самый, который «Ахтунг, ахтунг! В небе Покрышкин!» Знаменитый ас, летчик-истребитель, трижды Герой. Одним словом, легенда. Кстати, легенды и мистика сопровождали его с самого рождения. Дело в том, что 6 марта в Православной церкви почитается как день иконы Божией Матери «Благодатное небо» — неплохой старт для будущего летчика, правда?

Другая легенда гласит, что уже в трехлетнем возрасте Шура проявил свой знаменитый энергичный и своенравный характер. Его мать Ксения стирала на речке белье и упустила сына из виду. Нашли его только ночью, и где — в полицейском участке! В силу чего Александр Покрышкин неоднократно заявлял, что «является политическим каторжником с дореволюционным стажем». Вроде бы и правда, а вроде бы и насмешка…

Что же до остального, то и там постоянно возникают вопросы. И, пожалуй, самый главный из них такой: можно ли верить, что немецкие летчики в панике передавали друг другу сакраментальную фразу о том, что «Покришкин ин дер люфт»?

Александр Иванович написал три книги мемуаров. И нигде не упоминал об этой фразе. Мотивировал так: «Сам ни разу не слышал, вот потому и не пишу». Впрочем, других не одергивал. И воспоминаний о том, что немцы буквально засоряли эфир своими «ахтунгами», хватает. Во всяком случае начальник связи 16-го гвардейского истребительно-авиационного полка, где служил Александр Иванович, настаивает: «Не раз мне доводилось слышать по радио, как немецкие наблюдатели передавали своим пилотам: «Внимание! Внимание! Покрышкин в воздухе!» Ему вторят и другие, например летчики-штурмовики: «Мы неоднократно слышали, как вражеские посты наблюдения радировали предостережение открытым текстом. И, едва заслышав фамилию Покрышкина, фашистские асы покидали жаркое кубанское небо».

Но есть и несколько иная точка зрения, чему свидетельством воспоминания даже наших наблюдателей: «Молодой сбитый летчик сообщил, что они не знали, что Покрышкин в воздухе. В противном случае полетели бы асы-эксперты, которые, впрочем, тоже не горят желанием встречаться с этим русским».

Сами же асы люфтваффе категорически заявляют, что никаких предостережений по радио, тем более панических, не было вовсе. Вот фрагмент интервью гауптмана (капитана) Альфреда Гриславски, на счету которого 133 сбитых самолета противника, и к слову, воевал он в том же «жарком кубанском небе», что и Покрышкин:

— Какую информацию о противнике доводили до вас? Было ли известно, какие летчики вам противостоят?

— Мы не знали совсем ничего о них. Ничего. Разве что мы кого-то сбивали, его брали в плен и привозили к нам на аэродром. Мы расспрашивали его. Только так. Больше мы ничего не знали о противнике.

Рузвельт дал ему оценку


Кстати, еще большой вопрос: а была ли самому Александру Покрышкину приятна эта легенда? Известно ведь, что он был очень скромным человеком и за славой не гонялся. В отличие от тех же асов люфтваффе, которые иной раз не брезговали даже откровенными приписками в подсчете сбитых противников.

Исследователи, работавшие с записными книжками Покрышкина, утверждают, что при точных подсчетах количество сбитых им самолетов можно значительно увеличить — с 59 до 80 и даже до 94. Разница существенная. Но русский ас в плане личной славы был спокоен: «Главное — то, что наша дивизия сбила 1174 самолета. Все они пошли в счет войны!»

Конечно, обязательно найдутся любители сравнить результативность нашего аса и, скажем, немца Эриха Хартманна: «Что вы носитесь с Покрышкиным? 59 сбитых или 94, какая разница? Вот у Хартманна — целых 352! И вообще, немцы летали, как хотели, и сбивали, как хотели, в отличие от наших!»

Вот то-то и оно. Именно что «как хотели». А наши летали и сбивали не там, где хочется, а там, где надо. И надо не лично какому-то «охотнику за скальпами», а всем — пехоте, танкам, артиллерии… Тот же Хартманн исповедовал следующую тактику: «Хорошо, если попадается слабый или малоопытный пилот. Надо бить по нему. А потом быстро уходить. Если таковых не нашлось, можно вообще отказаться от боя». Покрышкин же поступал и учил поступать с точностью до наоборот: «Определить сильнейшего во вражеской группе. И наносить удар по нему, невзирая на риск. Это дезориентирует остальных».

Где больше благородства? Кто боец, а кто падальщик?


В свидетели можно еще раз призвать Альфреда Гриславски: «Были у нас такие, кто говорил, дескать, в небе России воевать будет легче, чем над Англией, что взять с этих русских! И таких спустя пару дней сбивали. Я же скажу, что по мастерству и смелости разницы между русскими летчиками и союзниками не было никакой».

Может, и не было. Однако не будем забывать, что в 1944 году президент США Рузвельт официально объявил Покрышкина «лучшим летчиком-истребителем всех союзных армий».

Зато на родине, уже после войны, его обходили чинами и наградами. Скажем, звания «Заслуженный военный летчик СССР» не удостоили вовсе. И все это на фоне разговоров о «низком личном счете». Но у Покрышкина был свой счет, более справедливый. В своей дивизии он воспитал столько же Героев СССР, сколько им было сбито самолетов, — 59 человек...

Константин КУДРЯШОВ



Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?