Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Педагог в погонах. 19 июня – День инспекции по делам несовершеннолетних

У них есть Надежда

Выпили, подрались, взялись за ножи… Учиться у таких родителей нормальной жизни детям непросто. Вот и учатся сами: воруют — есть-то хочется, по примеру отцов заглядывают в стакан, находят компанию по интересам. Не всегда, конечно, бывает так. И очень важно, чтобы в сложный момент рядом с ребенком оказался нужный человек. Так уж выходит, что зачастую это инспектор по делам несовершеннолетних.

В оздоровительном лагере «Лесная сказка».

Когда после футбольного матча юниоров-любителей Надежде Вайницкой, начальнику ИДН Пуховичского РОВД, позвонили из уголовного розыска, майор милиции поняла: не к добру. Еще до того, как на том конце провода сообщили, что кто-то из подростков украл телефон, мысленно рассуждала, кто из ее подучетных что мог натворить.

— Надежда, так твой этот Володя, говоришь, украсть мог? — переспросил опер.

— Мог, — вздохнула Надежда Юрьевна. 

И мог вот почему. Дома у Вовы — вечно пьяная мать, из употребляемого внутрь обычно только алкоголь. А ведь ему с братьями надо каждый день что-то есть, во что-то одеваться. Да и возраст такой, что хочется выглядеть не хуже сверстников. Вот и стал подросток подворовывать, брал чужие мобильные телефоны и продавал. Деньги приносил матери. 

Поначалу совесть мучила: ну как так, взять чужое? И врал он покупателю дрожащим голосом: мол, телефон это его, просто родители новый купили. Да и деньги те, первые, казалось, от посторонних глаз по дороге домой не спрячет даже в самый потаенный карман. Однако попробовал раз, другой. А совесть? Пускай помолчит. Володя считал, что это все временно, что как повзрослеет, отработает, вернет уворованное… Несовершеннолетнего вычислили быстро. Тогда он и познакомился с педагогом в погонах Вайницкой. После последнего звонка из угро, рассказывает мне теперь Надежда, она пошла к своему подопечному:

— Ты телефон взял? 

— Я.

— Володя, зачем? 

— Я хочу есть...

 Ком в горле. Эмоции офицеру показывать вроде как не положено, и Надежда на секунды отвела взгляд: 

— Что ж, собирайся, едем в отдел. 

По дороге купила подростку еды. Телефон он принес сотруднику через два часа. Благо мать еще не проспалась после пьянки, и деньги лежали нетронутыми на кухонном столе... Недавно Владимир вернулся из колонии, восстанавливается в колледже. Надежда прекрасно понимает, что еще немного — и парня уже не спасти, потому вместе с учителями не упускают его из виду, даже помогают семье финансово. 

Надежда и бывший воспитанник Даниил.
Марьина Горка — городок небольшой. Возле поликлиники встречаем двухметрового юношу, бывшего воспитанника Надежды Юрьевны: «Даник, как дела? Почему здесь?» Оказывается, проходит медкомиссию, говорит, поступает в минский вуз. Узнав, что готовится репортаж к дню службы, охотно рассказывает историю своего знакомства с Вайницкой. Если коротко: выпивал с друзьями, ну и пошло-поехало. Даниила инспектор тогда — то в футбол играть, то в КВН. Свободного времени стало меньше, зато появились полезные увлечения и новые знакомые. Больше в нехороших делах замечен не был. 

***

— Первый по количеству звонков у меня номер жены, потом мамы и Надежды Юрьевны, — показал мне вызовы в мобильном зампредкомиссии по делам несовершеннолетних Пуховичского райисполкома Дмитрий Самосюк.

Ситуацию обрисовал цифрами: в 2007, 2008 годах в районе, где 13 тысяч детей, подростками совершалось по 109 преступлений, в прошлом году — 24, за 5 месяцев нынешнего — 4, кражи и хулиганства.

Раньше приходилось иметь дело и с детской наркоманией. Подростков увозили в больницу в тяжелом состоянии, возбуждались уголовные дела за хранение и распространение. Сейчас ситуацию переломили. В большей степени, говорит майор, профилактикой: «Ежедневно ездили по учреждениям образования, общались с детьми и педагогами, встречались с родителями подростков. Благо справились. Теперь мы частые визитеры, к примеру, в филиале Червенского строительного лицея в поселке Правдинский, где собрали подучетных со всей страны». 

Надежда Юрьевна — человек местный. Район знает и всем подросткам знакома. В июле будет 10 лет, как трудится в инспекции. На службе, говорит, видишь изнанку людских отношений: «Редко ведь в милицию обращаются по хорошему поводу. Я, выросшая в благополучной семье, даже не догадывалась, что сейчас есть семьи, которые живут в доме с земляным полом. На нем — что-то вроде кроватки. Ребенка на пол посадили, и вот он в песке играет. А мать — в магазин за вином. Бывало, что при отобрании я детей в свою куртку одевала, потому что дома не во что было».

На заседание комиссии родители уже приходят трезвыми и с виноватым взглядом. Не то что накануне. Недавно в «скорую» обратилась многодетная мать: у трехмесячного малыша высокая температура, уронила, мол, на пол головой вниз. Женщине 29 лет, пятеро детей, отцы разные, пьет. Медики про родительницу с перегаром тут же рассказали Вайницкой. Ребенок пока еще в тяжелом состоянии в больнице, ситуацию изучают следователи. Остальные дети после летнего лагеря поедут в социальный приют. Другая мать заставляла сына мыть розетки мокрой тряпкой. Оказалось, что у нее прогрессирующая шизофрения.

***

С родителями работать сложнее, чем с ребятами, сказала моя собеседница, когда мы подъезжали к оздоровительному лагерю «Лесная сказка»: «Понятно, что детей никто добровольно не отдает, всегда крики, слезы. Но прежде всего мы руководствуемся интересами детей... Здесь, кстати, отдыхает мой подучетный». Подучетного здешний организатор похвалила, тут он диджей. Разговор с подростками о безопасности, пара партий в шашки, и мы возвращаемся в город.

А вот дом паренька, который к своим 15 годам на комиссии по делам несовершеннолетних был шесть раз. Не сказать, что воровать Саша стал от нужды, — ему нравилось. Брал детей помладше и уводил из домов чужие велосипеды. За ночь их разбирали, перекрашивали, а потом продавали алкоголикам, сверстникам или в Минске через объявления в интернете. Были у Саши и административные протоколы — выпивал, хулиганил по-мелкому. Мать считала, что ничего страшного в поступках сына нет: «Вернем деньги за украденное. Какие проблемы?» В том-то и дело, что серьезные и не деньгами меряются.

Надежда Юрьевна не теряет из виду своих воспитанников и после их 18-летия. Вот Анастасия, теперь у нее все хорошо, недавно стала мамой и благодарна людям, вовремя ее остановившим. В 16 лет ее осудили за 52 факта мошенничества: продавала через интернет несуществующие вещи из Китая. После того как жертвы переводили ей деньги, аккаунты «продавщицы» исчезали. Насте назначили наказание без направления в колонию. 

Снова звонок на мобильный, руководителю ИДН нужно ехать — семейный скандал. Однажды один такой закончился тем, что муж жену зарезал, на глазах у девятилетней дочери. Младшие братья были в соседней комнате. Сейчас ребята — в марьиногорской детской деревне. «Им дали главное — детство, внимание и заботу», — заключила на прощание собеседница. Кстати, ее подразделение признано лучшим в области в 2015, 2016 и 2018 годах. Показатель? Еще какой.

gladkaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК
5
Загрузка...