«У меня грибы растут во дворе и черника – за сараем»

ЧЕРЕЗ несколько лет после того как не стало отца, Марии приснился сон, что она должна вышивать иконы. Буквально за несколько недель женщина вышила первые из них — «Николая-Чудотворца» и «Иисуса». Потом отправилась в Брест, чтобы ксендз благословил ее труды и освятил в костеле рукотворные полотна. После этого появились иконы «Матерь Божия Казанская», «Георгий-Победоносец», «Серафим Саровский» и другие. Сегодня ими увешаны стены в двух домах мастерицы — на хуторе Мазурки, где она живет с весны до поздней осени, и в агрогородке Русиновичи, где искусница зимует, с нетерпением ожидая первых весенних деньков. Немало работ вышито ею с натуры: на полотнах моментально угадываются пейзажи ее родного хутора, животные, ставшие ей друзьями за годы, которые она провела наедине с природой. А это ни много ни мало — вся жизнь.

В чем видит привлекательность жизни наедине с природой Мария ПИСАРЕВА из Ляховичского района и как собирается праздновать Рождество и Новый год.

ЧЕРЕЗ несколько лет после того как не стало отца, Марии приснился сон, что она должна вышивать иконы. Буквально за несколько недель женщина вышила первые из них — «Николая-Чудотворца» и «Иисуса». Потом отправилась в Брест, чтобы ксендз благословил ее труды и освятил в костеле рукотворные полотна. После этого появились иконы «Матерь Божия Казанская», «Георгий-Победоносец», «Серафим Саровский» и другие. Сегодня ими увешаны стены в двух домах мастерицы — на хуторе Мазурки, где она живет с весны до поздней осени, и в агрогородке Русиновичи, где искусница зимует, с нетерпением ожидая первых весенних деньков. Немало работ вышито ею с натуры: на полотнах моментально угадываются пейзажи ее родного хутора, животные, ставшие ей друзьями за годы, которые она провела наедине с природой. А это ни много ни мало — вся жизнь.

«Женское счастье — в детях и внуках»

— Родилась в разгар войны — 21 июля 1942 года на хуторе Мазурки, — рассказывает Мария Писарева из Ляховичского района. — Хутор отцу достался, когда в начале 40-х прогнали местного помещика — пана Крегельского: стали делить между крестьянами его землю, нам дали надел среди леса. Но о том, что так получилось, ни мои родители, ни я не жалели ни дня. Я всю жизнь провела на хуторе наедине с природой. И жизнь мне такая была только в радость. Выйдешь утром из дому: лес в легкой сиреневой дымке, тишина, только птички заливаются. Разве не красота?..

— Кто были ваши родители?

— И папа, и мама — из крестьян. Отец всю жизнь на земле трудился. Держал коня, корову, свиней, кур, гусей. А вот мамочки своей почти не помню: она умерла, когда мне было всего полтора года. Спустя пару месяцев после этого отца угнали в Германию. В родные места папа вернулся инвалидом, последние шесть лет совсем не вставал. Пока отец был в Германии, за мной, старшей сестрой и братом присматривал дедушка. Когда папа вернулся, мне было почти десять лет. С этого возраста с хуторской жизнью уже не расставалась: ходила в школу в соседнюю деревню Гончары, когда подросла, вышла замуж. Тоже хозяйство держала: коз, корову. Сама, бывало, и косила....

— Как складывалась ваша женская судьба?

— С мужем мне не повезло. Первые три года еще ничего жили, а потом… Даже вспоминать об этом не хочется. Разошлись, когда дети были маленькими. У меня выросли чудесные сын и дочь. У дочери уже свои дети большие — Сережа и Катя. Сергей учится на третьем курсе, на технолога. Катя заканчивает одиннадцатый класс. Все умеет делать: и готовить, и вязать, и вышивать. Дети и внуки для меня сегодня все: для них я и живу. Может, они будут счастливее. У дочери женская судьба не сложилась — разошлась с мужем. Сыну — 45 лет, пока не женат. А хотелось бы всем им такой любви, какая была у моих родителей: отец с мамой прожили в браке немного, но он помнил ее всю жизнь, так больше и не женился. Даже когда умирал, маму вспоминал, радовался, что наконец-то они вновь соединятся.

«Жизнь без рукоделия не представляю»

— Как стали вышивать?

— Мне папа всегда повторял, что я должна быть такой же искусницей, как и мама. А она умела и готовить, и вышивать, и вязать. Вот и я старалась, училась. Вяжу с детства. Вышивать начала после того, как мне тот сон приснился. Теперь при каждой свободной минуте берусь за иголку. Даже летом, когда работы невпроворот. Ночью часто не спится, бывает, в три часа встаю и берусь за иголку. Теперь сложнее стало вышивать: сидела как-то летом у окна за вышивкой, солнце ударило в левый глаз, он налился кровью, я после этого на него стала хуже видеть. Но мне сынок специально сделал особый светильник — с лампой и лупой, чтобы могла лучше различать стежки. Так что теперь вышиваю с очками и через лупу, но любимое занятие все равно не бросаю.

— Когда лучше вышивается — в компании или одной?

— Среди людей сложнее сосредоточиться. А на хуторе пейзаж — сразу сюжет для рукотворной картины. Вон их сколько у меня!..

«Здесь отдыхаю душой»

— Как обычно проходит ваш день?

— Летом встаю в четыре-полпятого (зимой, конечно, позже) и иду сад обкашивать. После — завтракаю, на огороде копаюсь. А надо забор подгородить — им занимаюсь. В магазин схожу — до ближайшей деревни полтора километра. Так весь день до позднего вечера на улице и проходит. Поужинаю и спать ложусь. Если погода теплая, то прямо на веранде, и пока засыпаю — на звезды любуюсь.

— А где лучше жить — в деревне или на хуторе?

— Конечно, на хуторе, в лесу. Грибы собираю в собственном дворе, осенью за 10—15 минут полный кош боровиков, лисичек, а летом черника растет прямо за сараем — никуда и ходить не нужно. Это в прошлом году на хуторе выдалась снежная зима: столько намело, что до колодца дойти не могла, снег у порога брала и на чай топила. А в этом году мне сын дом купил в Русиновичах: два месяца здесь живу, но дождаться не могу, когда придет весна, чтобы опять вернуться на хутор.

Не страшно одной среди леса?

— На хуторе я раньше никогда даже ночью не запиралась (теперь-то уже буду и там!), а вот в деревне даже днем на дверь крючок всегда набрасываю — от греха подальше, чтобы недобрым ходокам не было соблазна. А цветов летом сколько в лесу! Ко мне приезжающие по грибы-ягоды всегда им удивляются.

— А дети и внуки приезжают на хутор или же предпочитают ему зарубежные курорты?

— Не просто охотно, а с большой радостью. Здесь они отдыхают душой, а разве это возможно на шумных, заполненных туристами заграничных курортах?.. Тем более что и сын, и дочь живут в крупных городах: дочка в Бресте, а сын и вовсе в Иркутске! Они от городов и так за год устают. А здесь природа, здоровый физический труд: дети помогают мне сажать, полоть и копать картошку.

«В Рождество на стол обязательно кладем сено»

— Как отмечаете праздники на хуторе? Где собираетесь отмечать Рождество и Новый год?

— Новый год всегда встречаю у дочери в Бресте. А уж на Рождество и Пасху дети и внуки приезжают ко мне. Так будет и в этом году. Я католичка, поэтому 24 и 25 декабря всегда хожу в костел, покупаю там коляду — рождественскую выпечку. Накануне Рождества, вечером, обязательно всей семьей садимся за стол. Но прежде чем поставить угощения, застилаем его сеном (Иисус Христос родился в яслях), потом накрываем скатертью. На стулья тоже сначала кладем сено, а потом застилаем покрывалами. На столе обязательно должна быть каша: гречневая или пшенная. Остальные яства — все постные. Как откушаем и Господа прославим, сено несем козам. В этом году, если получится, может, еще и на хутор родной съездим. Дай Бог, чтобы не было высоких сугробов. Это мое первое Рождество в деревне, а так хочется отметить, как раньше — в лесу!

— Колядовать ходите?

— Теперь уже не хожу. А как была молодая, так компанией колядовали несколько дней. Чего нам только не давали! И еду, и деньги! А потом мы складывались и два дня гуляли: веселились, танцевали, песни пели. Теперь уже такого нет, молодежь все больше по дискотекам. А жаль…

— Что бы хотели пожелать читателям «Белорусской нивы» в канун праздников?

— Главное, чтобы здоровыми были. Живите по совести, верьте Богу, не сплетничайте, не делайте другим зла. А девчатам и молодицам — женского счастья и красивых, крепеньких деток!

— Спасибо за беседу, Мария Константиновна!

Елена КОВАЛЕВА «БН»

НА СНИМКАХ: в шали собственного производства; храм, созданный иголкой и ниткой; вместе с сыном и внуками; с косой ей управляться не впервой.

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости