У меня есть Родина

И поэтому прошу: не пустей, моя деревенька..

«Родина не продается!» — всякий раз отвечал мой отец на предложение соседа купить старый деревенский домик бабушки и дедушки. Я всегда мысленно соглашался с ним: никакие деньги не заменят того чувства, которое испытываешь, выходя ранним утром из бабушкиной хатки и вдыхая неповторимый деревенский воздух. Затем смотришь вдаль, где над полем еще плотной пеленой висит туман, берешься за косу и идешь прокос за прокосом, пока мать не позовет завтракать.

До боли в сердце обидно слышать, когда говорят, что современная деревня умирает! Может быть, в этом и есть доля правды, но ведь недавно мои дорогие земляки отмечали большой праздник — четыреста тридцать лет со дня основания деревни Редковичи, что на Любанщине, их малой родины. На концерт в клуб пригласили артистов из Минска, и известный ансамбль «Верасы» исполнял свои хиты так, словно выступал не в маленькой деревушке, а на самой большой сцене страны. К слову, я тоже участвовал в праздничном концерте, читал стихотворение Янки Купалы «Беларушчына»:

І круцілі цябе, як каму падабалася,

Кожны строіў, наводзіў цябе

 на свой  строй, на свой лад.

Ажно часам жальба, як кляцьба,

разлягалася

Ды нячутай ляцела ўміраючы

у грудзі назад.

Столько прекрасных воспоминаний подарила мне деревня! Но в ней, к сожалению, я провожу лишь несколько летних месяцев… Однако именно в Редковичах познакомились мои папа и мама, получается, что я обязан жизнью этому месту, откуда наша семья снова собирается уезжать. И вот, сложив вещи в машину, мы направляемся по полупустым сельским улицам, сигналя на прощание всем старушкам, которые вышли нас проводить. «А ведь осталось их очень мало… Эх, пустеет моя деревенька… », — с тревогой думаю я.

И эти мысли, цепляясь одна за другую, приводят меня к тому счастливому времени, когда многие деревенские были еще живы. Например, мой сосед дед Саша. Он разрешал играть у него во дворе, кормить собаку, искать самые разные невероятные вещицы, которые могли заваляться у старика в кладовой: старый утюг, рыжий от ржавчины, бюст Ленина, давно забытый и покрывшийся толстым слоем пыли, деревянный игрушечный трактор, оставшийся, наверное, еще с детства. А бабушка Оля, попавшая во время войны в плен и работавшая на химическом заводе в Германии, делала мне заговоры, чтобы я хорошо спал, и никогда не жаловалась на свою старость. Для меня они остались очень дорогими людьми. И я уверен, что у каждого есть свои дедушка Саша и бабушка Оля, которых им время от времени так сильно не хватает.

По пути в столицу мы всегда проезжаем недалеко от Солигорска. Его скрывают от нас большие соляные «горы». Этот молодой город, к сожалению, не имеет такого легендарного прошлого, как следующий на нашем пути Слуцк, который еще в древности был известен на всю Европу своими шелковыми поясами. А в 2003 году на «Беларусьфильме» сняли киноленту об Анастасии Слуцкой — белорусской княжне, которая после смерти мужа обороняла свои земли от набегов татар.

За этими мыслями я не заметил, как мы подъехали к столице.

...В темном окне безмятежно засыпал дворик, который так же, как и я, устал от ярких лучей солнца. Завтра наступит новый день, полный проблем и радостей. Но в этой серости будней я не боюсь потерять себя. Ведь у меня есть ты, Родина. Доброй ночи вам, моя деревня, мой город, моя страна… Пусть завтрашний день принесет вам еще больше хорошего, потому что вы всегда у меня в душе, и мое счастье невозможно без вас!

Павел МИХАЛЕНЯ

г. Минск

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости