У безработного есть работа

В чем дисбаланс спроса и предложения на рынке труда и куда податься, если потерял квалификацию?

В чем дисбаланс спроса и предложения на рынке труда и куда податься, если потерял квалификацию?


Тема занятости сегодня одна из самых актуальных. За последний год вышло сразу несколько документов, регламентирующих отношения работников, нанимателей и государственных органов: год назад вступили в силу изменения в Трудовой кодекс,  с 24 октября 2016 года — новая редакция закона о занятости, 12 января 2017 года Президент подписал документ, который вносит изменения в Декрет «О предупреждении социального иждивенчества». Многие пересмотрели свои взгляды на трудоустройство.

Как найти достойное место, если вдруг оказался без работы? Под силу ли с нуля открыть свое дело? Когда можно будет застраховаться от безработицы? Эти и другие вопросы обсудили во время работы «круглого стола» «Рынок труда и занятость в Республике Беларусь» заместитель начальника отдела организации работы государственной службы занятости населения и альтернативной службы управления политики занятости Министерства труда  и  социальной защиты Юлия ДАВИДЕНКО, начальник отдела рынка труда Комитета по труду, занятости и социальной защите Минского облисполкома Алексей КАРАЛЕНЯ и председатель правления БОО «Отдых в деревне» Валерия КЛИЦУНОВА.

Юлия ДАВИДЕНКО
Алексей КАРАЛЕНЯ
Валерия КЛИЦУНОВА
«СГ»: — После вступления в силу Декрета «О предупреждении социального иждивенчества» количество официальных безработных резко возросло, а вакансий — снизилось. Как дело обстоит сейчас? 

Ю. ДАВИДЕНКО: — Рынок труда сегодня характеризуется снижением регистрируемой безработицы. Это положительная тенденция, и наблюдается она уже порядка полугода. Спрос на рабочую силу по сравнению с прошлым годом вырос более чем на 20 процентов. На одного претендента приходится приблизительно одна вакансия. Но дисбаланс спроса и предложения сохраняется. Дело в том, что трудоустройство не во всех случаях может состояться, потому что в последнее время спрос на высококвалифицированных специалистов, в то время как 25 процентов безработных — это длительно неработающие. Некоторые из них либо утратили свою квалификацию, либо по своей специальности вообще не трудились. 

«СГ»: — Но, тем не менее, работа им находится?

Ю. ДАВИДЕНКО: — Длительно неработающий — это тот, кто не трудился более 12 месяцев. Если перерыв составил примерно год, человек еще может устроиться по своей профессии, специальности. Но если больше — 5, 7, 10 лет, — конечно, навыки утеряны. Таким безработным либо предлагают места, которые не требуют квалифицированного труда, либо обучение или переобучение за счет бюджета. 

«СГ»: — Где легче устроиться — на селе или в городе?

А. КАРАЛЕНЯ: — Все зависит от региона. Сельская безработица больше отмечается в регионах, где сельское население преобладает над городским. Более 43 процентов Минской области — это жители сельской местности. К примеру, в Копыльском их 66,4 процента. Следовательно, и проблемы сельской безработицы в районе стоят острее.

В 2016 году органы занятости помогли 4,7 тысячи безработным из сельской местности, всего же 15,6 тысячи человек. Сегодня у нас наименьший уровень безработицы среди областей — 0,7 процента. Потребность в кадрах — 5,2 тысячи вакансий, что на 40 процентов больше, чем в аналогичный период прошлого года (3,7 тысячи вакансий).

Удалось снизить и коэффициент напряженности на рынке труда — с 1,6 безработного на одну вакансию на начало 2016 года до 0,97 на его конец. 

«СГ»: — Не так давно в закон о занятости внесены изменения и дополнения…

Ю. ДАВИДЕНКО: — Все они направлены на развитие и поддержку высокой мотивации безработных к активному поиску работы, а также на вовлечение нанимателей в решение вопросов занятости. Чтобы не только безработный и служба занятости были в этом заинтересованы, но и наниматель.

В первую очередь в законе систематизированы и закреплены обязанности безработных. Четко определено: гражданин имеет право выбора места работы. Он может его искать самостоятельно или обращаться в службу занятости либо к юрлицам. Граждане сами решают, где и как им искать работу. Но если они обратились в службу занятости, то должны взять на себя определенные обязательства. Мы все прекрасно понимаем: невозможно искать работу один, два или даже три раза в месяц. Нужно делать это постоянно и планомерно: составить перечень организаций, отправить квалифицированное резюме, а не ждать, что за тебя это кто-то сделает. Работа безработного — поиск места для трудоустройства. 

Сейчас ситуация на рынке труда довольно сложная. Людям нелегко найти работу по профессии. Бывают семьи, где неработающие сразу оба родителя, а у них есть еще и несовершеннолетние дети. Материальная поддержка безработных — это не только выплата пособия по безработице, которое сейчас от одной до двух базовых величин. Зарегистрированные в качестве безработных могут претендовать на материальную помощь, участвовать в оплачиваемых общественных работах. Более того, при уведомлении службы занятости могут трудиться на временных работах и оставаться на учете, при этом им будут продолжать выплачивать пособие. Если не хватает доходов, семья, находящаяся в тяжелой жизненной ситуации, может претендовать на государственную адресную социальную помощь.

А. КАРАЛЕНЯ: — Еще новое в законе: теперь наниматель должен подавать информацию о вакансиях в органы занятости в течение пяти рабочих дней, до этого было 14 дней. Считаю, это нововведение должно положительно повлиять на количество заявленных вакансий, а значит, и на наши возможности помогать людям трудоустроиться.  

«СГ»: — Сегодня многие предприятия реструктуризируются. Служба занятости готова к увеличению нагрузки?

Ю. ДАВИДЕНКО: — Мы готовы работать с большим числом безработных. Для оперативного прогнозирования численности граждан, которые нуждаются в содействии органов по труду, занятости, социальной защите, наниматели обязаны заранее информировать о случаях предстоящего высвобождения. В итоге еще до увольнения люди могут обратиться в службу занятости. Их консультируют, информируют о ситуации на рынке труда и об имеющихся вакансиях. 

Теперь мы получаем от нанимателей информацию о готовящихся сокращениях за два месяца, это позволяет нам заранее предпринимать меры. Например, компенсировать нанимателям затраты на обучение или переобучение этих людей. В результате работник может быть трудоустроен к другому нанимателю, минуя  стадию безработицы. Или же он может повысить свою квалификацию и остаться  на этом же предприятии. Например, если в результате сокращения низкопроизводительных рабочих мест вместо десяти человек, выполнявших механические работы, берут одного или двух операторов станка с программным управлением, то в случае направления на обучение высвобождаемого специалиста наниматель может претендовать на компенсацию затрат по его обучению. 

В законе закреплена норма, позволяющая помогать безработным в приобретении опыта работы. Это своего рода стимулирование нанимателей принимать выпускников, не имеющих опыта. В течение полугода, а в сельской местности в течение года, служба занятости частично компенсирует нанимателю затраты по оплате труда, то есть исходя из размера минимальной зарплаты — она сегодня установлена в размере 265 рублей.

«СГ»: — Изменилась ли структура спроса на рынке труда в последнее время? В специалистах каких профессий мы сегодня больше нуждаемся?

Ю. ДАВИДЕНКО: — Сейчас из специалистов востребованы врачи, ветеринарные врачи, медицинские сестры, агрономы, зоотехники. Если брать рабочие профессии — бригадиры животноводов, операторы машинного доения, трактористы. Долгие годы в этом  списке лидируют медики. Если сравнивать с городом, то там тоже в первую очередь нужны специалисты здравоохранения. А из рабочих профессий — швеи и парикмахеры.

А. КАРАЛЕНЯ: — По Минской области ситуация идентичная той, о которой говорит коллега. Ветеринарные врачи, операторы машинного доения, животноводы, трактористы, зоотехники, медсестры. В городе — медсестры, врачи, продавцы, каменщики и швеи.

«СГ»: — Как служба занятости привлекает специалистов в  сельскую местность? Возможно, даже для переезда из других регионов, из города?

Ю. ДАВИДЕНКО: — Чтобы стимулировать трудовую мобильность, безработным, переезжающим по направлению службы занятости в другую местность, при заключении соответствующего договора выплачиваем от 7 до 9 бюджетов прожиточного минимума. Помимо этого, могут еще компенсировать затраты на переезд при предоставлении соответствующих документов — перевоз багажа, проезд всех членов семьи и так далее. Кроме того, наниматель предоставляет жилое помещение — это может быть комната, квартира, дом усадебного типа, общежитие. 

А. КАРАЛЕНЯ: — У нас в области, к примеру, в 2016 году на новое место жительства и работы переселено 30 семей. Больше всего — 12 семей — в Дзержинский район. Из них 6 приехали из других регионов (Гродненской, Витебской, Гомельской областей). Их трудоустроили трактористами, слесарями, животноводами, бухгалтерами.

Так, Константин Черниченко вместе с женой и маленьким ребенком переехал за 300 километров из Витебской области в деревню Рованичи Червенского района. Когда Константин нашел вакансию помощника лесничего и приехал устраиваться, то ему сразу предложили с семьей занять служебный домик, который стоит через забор от самого лесничества. Молодые родители не могут нарадоваться, что сейчас у них есть жилье, работа, и они ни от кого не зависят. В будущем Константин построит свой дом, в перспективе хочет получить высшее образование по специальности и стать лесничим. 

Информация о наличии свободного жилья и вакансий, заявленных нанимателями, размещена на сайте Министерства труда и социальной защиты. Общереспубликанский банк вакансий ежемесячно располагает более 500 свободных рабочих вакансий с предоставлением жилья в сельской местности. 

«СГ»: — Сегодня каждый человек имеет альтернативу: трудоустроиться с помощью центра занятости или, к примеру, создать рабочее место самостоятельно… 

В. КЛИЦУНОВА: — Почему мы начали продвигать развитие агроусадеб и почему оно получило столько льгот? Потому что в своем доме, на своем участке сельчанин может пробовать себя как бизнесмен. При этом он не считается предпринимателем. Риски минимальные: он просто смотрит, как пойдет эта работа. Все, что он должен, — это зарегистрировать свой дом как усадьбу в сельском Совете, уплатить одну базовую и стать на учет в органы налоговой инспекции, не для того, чтобы платить налоги, а чтобы отчитаться в конце года. Он может размещать людей, кормить, знакомить их с окрестностями, придумывать и проводить какие-то развлекательные программы. В принципе, все это лицензионные виды деятельности, но в данном случае он может это начать без всякого рода формальностей. И это очень хороший шаг к тому, чтобы человек, если ему это близко, сам себя занял. А в будущем и членов своей семьи. Может быть, кто-то побоялся бы открывать свою фирму, если нет опыта. А так — попробует, и у него получится. 

Еще хорошая сфера раскрытия творческого потенциала — ремесленничество. Конечно, если ты ремесленник, ты должен уметь что-то делать или пойти научиться.

«СГ»: — Благодаря агроусадьбам образовалась зона инициативы, самореализации, и в 2002 году начались первые шаги в развитии агроэкотуризма.

В. КЛИЦУНОВА: — В то время еще никто не произносил слова «сельский туризм», «агроусадьба». Не было никакого законодательства, но было желание людей заняться этой работой. Потому что и Литва, и Польша, и Латвия, и Украина использовали потенциал и активность жителей села как катализатор развития деревни. Как и соседи, наше государство также настроено на развитие агроэкотуризма. Люди начинают заниматься этой сферой деятельности. Приезжают туристы, в итоге в этот процесс вовлекаются многие сельчане: кто-то творог, кто-то молоко продаст или другие продукты с личного подсобного хозяйства. Со временем глядишь, уже не одна усадьба в деревне работает, а несколько. Кстати, наша страна — номер один в номинации «агроэкотуризм» по рейтингу россиян в конкурсе National Geographic. И это приятно.

Сейчас у нас насчитывается 2264 усадьбы. И это больше, чем у соседей — Литвы, Эстонии и Латвии. То есть развитие налицо. Мы даже не мечтали о таком, когда все только начиналось, когда отдых в усадьбе считался экзотикой. 

Конечно, не у всех получилось. Кто-то занимается этим бизнесом исключительно сезонно. Но большая часть людей сумела создать классную инфраструктуру. Есть большая категория людей, кто переехал из Минска: продали квартиры и перебрались в деревню.

К примеру, усадьба «Ганка» в Воложинском районе. Зять занимается активными спортивными, командными мероприятиями. Дочь печет хлеб, принимает гостей. Отец играет, поет. Все вместе они готовят театральные программы. Получается, 4 человека работают в одной усадьбе. У них очень много туристов, но по закону выходит, что только один из этих четырех человек может считаться небезработным. За остальных они либо должны платить штраф, либо хозяин усадьбы должен своих же родных нанимать на работу и платить за них немалые налоги.

Вот такая законодательная коллизия получается. С одной стороны, эти люди очень много работают, но официально они безработные. С другой стороны, как они могут доказать то, что они трудятся?  Никак. К тому же они не могут формировать свой пенсионный фонд, поскольку являются физическими лицами. Эта проблема назрела давно, и владельцы агроусадеб очень заинтересованы в ее решении.

«СГ»: — Но владелец агроусадьбы имеет право нанимать работников?

В. КЛИЦУНОВА: — Да, он может брать себе работников, но на определенный вид деятельности — «домашний работник». При этом договор заключать необходимо через местные органы власти.

Конечно, хозяева усадеб не платят прямой налог, пока не могут формировать пенсионный фонд. Но они не только привлекают деньги в свой населенный пункт, но и сами тратят значительные средства. Они расширяют свои усадьбы, строят новые дома, потребляют много местных продуктов и стройматериалов. 90 процентов потребляемого  — именно местные товары, в которые включен налог на добавленную стоимость. И покупая их, они косвенно влияют на бюджет. Ну и, конечно же, они привлекают туристов, которые тратят деньги, оставляют их в районах — хозяину, в музеях, на заправках, в магазинах и общепите. 

То есть получается, что, хоть хозяева усадеб и не платят напрямую деньги в бюджет, они все равно задействованы в экономике страны. И мы сейчас просим Минэкономики: давайте просчитаем эффект сельского туризма, который он дает для развития села. Не как налогоплательщик, потому что одна базовая — это в самом деле смешная сумма. А в смысле того, как они влияют на социальную активность села и на его возрождение. Как пример приведу проект в Воложинском районе по производству сувениров, в который вовлечены дети и молодые инвалиды. 

«СГ»: — Много ли к нам приезжает отдыхать туристов?

В. КЛИЦУНОВА: — Сейчас их число снизилось: порядка 300 тысяч человек в год. Примерно 85—87 процентов из них белорусы. 10—11 — россияне. Остальные иностранцы. Так что сельский туризм главным образом для своих жителей.

Как правило, на работе в усадьбе занято 2 человека. Люди рабочие места себе создали сами, и мы должны это холить, лелеять и стимулировать открытие новых объектов. А у нас слышны предложения перевести хозяев агроусадеб в ИП. Но сегодня это невозможно! 

«СГ»: — Помогает ли служба занятости безработным в реализации идеи собственного бизнеса?

Ю. ДАВИДЕНКО: — Мы оказываем консультационную и финансовую поддержку безработным, организующим предпринимательскую деятельность, а также в сфере агроэкотуризма. Они могут претендовать на получение субсидии в размере от 11 до 15 бюджетов прожиточного минимума, это где-то тысяча долларов. Причем ремесленникам и владельцам агроусадеб не обязательно открывать ИП. Они лишь регистрируются в налоговых органах. 

«СГ»: — Если наш читатель захочет это сделать, куда ему обращаться?

Ю. ДАВИДЕНКО: — Во-первых, он должен быть зарегистрирован в качестве безработного. Во-вторых, простоять на учете не менее месяца, так как безработный в первую очередь обращается в службу занятости за получением помощи в поиске места работы. Поэтому, если в течение месяца по независящим от безработного причинам трудоустройство не состоялось и он изъявил желание заняться собственным делом, может подать письменное заявление, приложив к нему технико-экономическое обоснование, в том числе финансовое, то есть бизнес-план выбранной им деятельности. После рассмотрения заявления служба занятости выносит решение о выделении субсидии или отказе. В случае положительного решения с безработным заключается договор. Субсидия безвозвратная в том случае, если гражданин полностью соблюдает все условия договора, основное из которых — заниматься выбранной деятельностью не менее шести месяцев в течение года после регистрации.

А. КАРАЛЕНЯ: — Это касается не только сферы агроэкотуризма и ремесленной деятельности. По Минской области поддержку для открытия своего дела получили 252 безработных, из них 62 — в сельской местности. В основном это люди, которые открыли свой бизнес в сфере парикмахерских, транспортных услуг, пошива и ремонта одежды.

«СГ»: — Велись разговоры о патентах на самозанятость, о страховании от безработицы… Эти идеи получили свое развитие? 

Ю. ДАВИДЕНКО: — Вопрос патентов — это компетенция Минэкономики. Что же касается страхования от безработицы, то здесь работа ведется. По поручению Правительства создана межведомственная рабочая группа, которая работает над созданием  наиболее приемлемой для Беларуси модели страхования. Пока что предполагается, что размер пособия по безработице будет зависеть от страхового стажа работника и его заработной платы по последнему месту работы. 

В. КЛИЦУНОВА: — Как можно оценить нашу службу занятости в сравнении с другими странами?

Ю. ДАВИДЕНКО: — К сожалению, мы не можем равняться на западные страны в этом вопросе. Например, службе занятости Швеции больше ста лет. А история государственной службы занятости Беларуси началась только в 1991 году и насчитывает только 25 лет. До этого в Советском Союзе официальной безработицы не было. То есть в Европе — и длительный период становления, и опыт. У них накоплены страховые фонды, отработана система выплат. Но общим для всех стран остается одно: для получения пособия по безработице граждане должны соблюдать определенные обязанности, искать работу. Если они этого не делают, то выплата им пособия прекращается. 

— Спасибо за интересный разговор.

bolshakova@sb.by


(Окончание в следующем номере.)
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Если исходить из минимальной зарплаты в 265 рублей,то и больничный по беременности и родам врачам должны платить не менее 4-е месяца не менее этой суммы,но платят исходя из тарифа,который ныне составляет 130 рублей,а тут ещё говорят о недостатке медицинских кадров---так их и не будет,учитывая то,что декретный не входит в страховой стаж и  тут государство могло бы взять на себя бремя выплаты этих сумм,уменьшив декретный до двух лет,на что согласятся все женщины!  
Александр,53,Бобруйск
Ни разу в газете и на сайте не поднимался вопрос о трудоустройстве людей с ограниченными физическими способнос- тями,а попросту говоря-инвалидов разной степени и групп. Ну,а то,что предлагают им центры занятости по назначениям МРЭКов вызывает более,чем злость,а минимум,то разочарование и безысходность.......... Никому не нужны и не оставят в покое до 62 лет.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости