Тяжелые советские танки КВ-2 без боекомплекта наводили ужас на врага

Утром 23 июня фашисты вошли в Гродно

19 ИЮНЯ 1941 года начальник штаба танковой дивизии подполковник Каланчук обратился к начштаба армии с просьбой пополнить боекомплект танков хотя бы на пятьдесят процентов. Но получил категорический отказ. Тогда Каланчук задает вопрос самому Кузнецову: что делать с солдатами, которые не имеют оружия? Командарм обратил все в шутку: «Дадим дубины, пусть обороняются».

За день до войны Кузнецов инспектировал стрелковый полк, который дислоцировался в деревне Августов. Командир полка самостоятельно рассредоточил подразделение вдоль границы и получил выговор от командарма за неправильное понимание ситуации: никакой войны, сказал генерал, не будет. Командование армии само не хотело думать о надвигавшейся опасности и запрещало это делать другим, даже когда местное население во всеуслышание заговорило о скором нападении Германии. Для нашей армии ситуация усугублялась тем, что в штабах не знали о реальной силе, находившейся по ту сторону границы. В войсках царило шапкозакидательское настроение, поддерживаемое командирами.

Но все же в 1940 году началось строительство Гродненского укрепрайона. Всего вдоль границы планировалось построить более шестисот долговременных огневых точек, оснащенных пулеметами и пушками. Работы велись ускоренными темпами — и днем и ночью. Укрепрайон мог стать серьезным препятствием на пути продвижения врага на восток. Но, к сожалению, несмотря на все старания, его так и не удалось завершить. К началу войны было построено менее трети дотов. К тому же многие из них оказались безоружными в прямом понимании этого слова.

За три дня до фашистского вторжения войска получили приказ Наркомата Обороны СССР о повышении боевой готовности. Однако никакой другой конкретной информации не поступило, и в войсках это указание просто проигнорировали.

ПЕРВЫМИ советскую границу перешли немецкие диверсионные отряды. Они совершали нападения на малочисленные военные формирования, захватили мосты, повредили линии связи. Чуть позже начали действовать вражеская авиация и артиллерия.

Наступающего у Гродно врага встретили бойцы 86-го Августовского пограничного отряда. Героически сражались первая, третья и четвертая заставы старшего лейтенанта Сивачева, лейтенанта Усова и старшего лейтенанта Кириченко. Они погибли почти в полном составе.

Дошла очередь до дотов. К сожалению, они были изолированы друг от друга и действовали самостоятельно, не зная реальной обстановки. Тем не менее огневые точки, которые располагались вдоль Августовского канала, своим пулеметным и артиллерийским огнем не давали возможности немцам продвигаться в течение нескольких часов. Ни противотанковые, ни штурмовые орудия не могли уничтожить советские укрепления. Тогда немцы предприняли другую тактику: саперы забирались на доты и подрывали их мощными зарядами.

Буквально с первых минут войны бомбардировке подвергся Гродно. Правда, некоторые склады и мосты через Неман немцы оставили нетронутыми, видимо, надеясь использовать их в своих целях.

22 июня у деревень Лабно-Огородники и Наумовичи в бою участвовали и советские танки. Но, не имея тактических навыков, танкисты пошли на врага, что называется, в лоб, и сами попали под огонь немецкой противотанковой артиллерии. Бензиновые двигатели Т-26 и БТ-5 вспыхивали при первом же попадании, как факелы.

В той атаке приняли участие и тяжелые советские танки КВ-2. Немецкий военный журналист Хорст Слезина писал потом: «Гигантские танки, каких мы еще никогда не видели, двигаются на нас. Нас парализует ужас. Снаряды отскакивают от стальных бортов, как резиновые шары. В бессильном гневе мы стреляем из всего, что может называться оружием. Штурмовые орудия мчатся просто на русских. Сейчас все решают секунды. Снаряд за снарядом направляются в монстров. Удар за ударом поражают стальные коробки. Мы стреляем быстрее и лучше. Однако везде, где падают русские снаряды, смерть и разрушения. Три тяжелых танка все еще упорно катятся на нас. Экипаж штурмового орудия просит боеприпасов. Один из членов экипажа выскакивает из самоходки и бежит за снарядами. Танки подходят ближе — мы просто парализованы. Русские танки на расстоянии 50 метров, но они почему-то не стреляют. Артиллерист из самоходки возвращается с двумя снарядами под мышками. Через несколько секунд все русские танки стоят с пробитыми бортами».

— Получается, — делает вывод Дмитрий Лютик, — что советские танки атаковали вражеские позиции, израсходовав весь боекомплект. Не имея возможности поразить КВ-2 артиллерией, немцы начали использовать саперов, которые заталкивали в стволы орудий танков ручные гранаты, подвязывали к гусеницам связки гранат.

В СВЯЗИ с возникновением угрозы окружения и с целью создания сплошного фронта обороны, части 3-й армии вынуждены были оставить Гродно. Перед уходом они взорвали армейские склады, автомобильный и железнодорожный мосты через Неман. Некоторые подразделения не успели до взрыва мостов перейти реку, поэтому вынуждены были окопаться на его левом берегу и стоять насмерть. Правда, взрыв автомобильного моста был произведен неудачно. Буквально в течение нескольких часов оккупанты смогли восстановить там движение. Утром 23 июня немцы вошли в Гродно.

24 и 25 июня были предприняты попытки освободить занятый врагом город. Но немецкая пехота при активной поддержке авиации отбила все контратаки бойцов Красной Армии. Понеся большие потери и израсходовав весь боезапас, в ночь на 27 июня наши воинские подразделения начали отходить на восток. Потери эти были настолько существенными, что 3-я армия фактически перестала существовать.

Вот что писал в своих воспоминаниях об одном из этих боев Хорст Слезина: «Волны атакующей русской пехоты с прикрепленными к винтовкам штыками разливаются на небольшом участке. Волна за волной с интервалом в 10 метров, тысячи тесно собранные вместе, бегут в ротных порядках. Атаке сопутствует пронзительное «Ура!» Наши пулеметы косят эти боевые порядки, минометы рвут прорехи в них. Пулеметчики еле успевают перемещать стволы из стороны в сторону. Горячий свинец косит целые шеренги. Русские умирают сотнями, пока не образуется целая стена из человеческих тел…»

По мнению Дмитрия Лютика, причина катастрофы первых дней войны даже не столько в том, что Красная Армия не успела перевооружиться. Советское командование зачастую  не стремилось заниматься качественной подготовкой офицерского, сержантского и рядового состава. Это во многом и сыграло свою роковую роль в начале боевых действий с Германией в Великой Отечественной войне.

Геннадий ГИЛЬ, «СГ»

Памяти партизанки Ольги Соломовой посвящается…

КАК сообщили в отделе идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского горисполкома, в ночь с 21 на 22 июня гродненцы проведут театрализованную акцию «Память», посвященную началу Великой Отечественной войны.

Акция начнется 21 июня в 23.00 у Вечного огня мемориала погибшим воинам в парке имени Жилибера. Гродненские студенты и учащиеся представят театрализованный спектакль.

В нем будут использованы кадры кинохроники, фотографии, стихи, музыка военных лет. О трагической дате напомнят хореографические композиции, «живые» экраны, будут представлены документальные свидетельства о периоде немецкой оккупации в Гродно.

Акцию «Память» ко дню начала Великой Отечественной войны гродненская молодежь проводит с 2005 года. В этом году она будет посвящена памяти землячки — партизанки Ольги Соломовой, погибшей в военные годы.

Организаторы уверены, что им удалось подготовить необыкновенно эмоциональное представление. Принять в нем участие и отдать дань памяти погибшим приглашают всех неравнодушных жителей и гостей города.

БЕЛТА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?