Творческий подход к финансам

Как отстаивает права авторов недавно созданное ими общество

То, что в интернете можно бесплатно скачать фильмы, музыку, фотографии, книги и прочее, знают, пожалуй, все. Причем большинство искренне уверены, что всем этим контентом можно свободно пользоваться. А вот про то, что так делать нечестно и, более того, незаконно, многие не знают. Ведь у произведений есть автор, на свои творения он имеет исключительные права и за каждое использование другими людьми результатов его интеллектуального труда автору полагается вознаграждение.

В очередной раз кликая мышью, об этом мало кто задумывается. И учитывая сегодняшнюю доступность и простоту копирования, вопрос о защите авторских прав становится все более актуальным.


Коллаж Юлии Костиковой

Творец я или право имею


Во имя чего же сплотились творцы? Попробуем разобраться.

Созданное общественное объединение авторов, исполнителей и иных правообладателей не альтернатива существующему Национальному центру интеллектуальной собственности (НЦИС), в структуре которого есть подразделение, занимающееся защитой авторского и смежных прав. По словам Сергея Кухто, они делают одно дело: не вместо, а вместе. Авторам от этого только лучше: копеечка будет капать и там и там. НЦИС защищает права в области коллективного использования произведений, то есть там, где музыка, песни распространяются публично — в кафе, ресторанах, торговых центрах, на радио и телевидении. А новое сообщество станет следить за соблюдением авторских прав при копировании аудио- и аудиовизуальных творений рядовыми пользователями.

— В авторском праве достаточно большое количество направлений. Ниша, которую заняли мы, — обеспечение реализации права на получение автором вознаграждения от частного копирования его произведений — до сих пор была свободна, как свободными остаются и ряд других. Любопытно, что закон, дающий возможность правообладателям получать вознаграждения за свои произведения, если они востребованы, просматриваются и прослушиваются частными лицами, существует уже больше пяти лет, но этим почему-то никто не пользовался. Мы проявили инициативу и ее поддержали в Министерстве культуры, Администрации Президента. Мы собрались для того, чтобы помочь творческим людям реализовать свое право на получение вознаграждения за использование результата их интеллектуального труда, — говорит Сергей Кухто.


Сергей КУХТО.
Фото Виталия ГИЛЯ


Прок от деятельности организации есть и обществу в целом. Ведь по закону 10 процентов от собранной суммы пойдет на социальные проекты: поддержку молодых исполнителей, творцов-ветеранов, помощь в организации фестивалей, конкурсов и прочих культурных мероприятий. Сергей Кухто говорит, такие механизмы давно работают в Европе, США, Китае, пятый год система действует в России. Допустим, во Франции бюджет подобного общественного объединения составляет 4,7 миллиарда евро.

Как же все это скажется на обычных потребителях?

Пытаюсь вникнуть в суть. Например, понравилась мне чья-то песня. Нашла я ее в интернете, скачала на диск и слушаю в машине. Когда за мной придут защитники авторского права от незаконного копирования?

Сергей Кухто успокаивает: никогда. Правда, уточняет, вопросы нелегального копирования и хранения аудио- и аудиовизуальных произведений на домашнем компьютере находятся в сфере забот органов МВД, они прийти действительно могут. Но визитеров от авторского общества ждать не стоит.

 Итак: закон я не нарушаю, скачиваю полюбившиеся мелодии с официального сайта, где они специально для того «вывешены». Что же я делаю не так и почему автора от меня нужно защищать?

— А разве за свое творчество, которое так нравится многим, которое востребовано слушателями, зрителями, талантливый автор не должен быть вознагражден? — задает встречный вопрос Сергей Кухто.

Объясняет: ведь, например, чтобы сочинить и записать хорошую песню, ее создатели потратили и силы, и время, и денежные средства. Укоряет: авторов нужно уважать, раз тебе нравится произведение и ты его слушаешь. Утверждает: труд хорошего композитора, актера или режиссера должен быть оплачен. Это и у нас должно стать нормой. Уверяет: речь идет не об обогащении, а о культуре, которую нужно прививать нашим интернет-пользователям.

Так каким же образом сказать свое денежное спасибо автору? Ведь вряд ли побежит кто-то по доброй воле в кассу платить за скачанные в компьютер или телефон, на флешку или диск песни или фильмы.

А бежать никуда не надо, объясняет механизм Сергей Кухто. Договоры на отчисления в пользу авторского общества будут заключены с теми, кто производит либо ввозит в республику товары для хранения и копирования информации. Рядовой же потребитель, скажет свое спасибо автору, купив в магазине те же флешку или диск, но заплатив за них, условно говоря, не 10 рублей, а 10 рублей и 0,001 копейки. Эти 0,001 копейки и отправятся в авторское общество. А там уж через провайдеров отследят трафик, определят рейтинги скачиваний и в зависимости от них сделают соответствующие отчисления тому или иному автору.

К слову, по закону вознаграждения предусмотрены не только для автора, сочинившего песню, и ее исполнителя, но и для иных творческих личностей, принимавших участие в создании произведения, тех, кто занимался мастерингом, а также студий звукозаписи. Если эти специалисты сработали качественно и песня стала популярной, они имеют право на часть средств от тиражирования первой копии. По мнению Сергея Кухто, работа авторского общества будет способствовать развитию студий звукозаписи. Сегодня большинство из них — просто ИП, предоставляющие услуги. Тогда как на Западе — это крупные центры творчества, продюсерства, так называемые лейблы, вокруг которых кипит музыкальная жизнь.

От перспектив захватывает дух. Осталось только дождаться государственной аккредитации, после чего Белорусское общество авторов, исполнителей и иных правообладателей приступит непосредственно к работе.

Легко ли к нему присоединиться? Сложностей никаких: провести ревизию своих произведений, при необходимости собрать документальные подтверждения своего правообладания, прийти и заключить договор. Платить ничего не надо.

Похоже, скоро от желающих вступить не будет отбоя.

КСТАТИ

Согласно данным Международной конфедерации обществ авторов и композиторов (франц. аббревиатура CISAC), которая объединяет организации по защите авторских прав из 123 стран мира, общая сумма авторских вознаграждений, собираемых организациями, которые управляют правами авторов, в целом по миру составляет около 8 млрд евро (на 2014 год). При этом недавнее исследование, проведенное CISAC совместно с ЮНЕСКО, показало, что в глобальном масштабе индустрия, связанная с созданием и использованием объектов авторского права, генерирует общий доход в размере 2,25 трлн долларов и обеспечивает 29,5 млн рабочих мест. В соответствии с данными Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС, Швейцария), индустрия творчества обеспечивает 5,16% общемирового ВВП.


ДУМКІ  ЎГОЛАС

Аляксей Дудараў, заслужаны дзеяч мастацтваў, драматург:

— Фармальна творцы заканадаўча даволі абароненыя. Аднак наша грамадства не саспела яшчэ да таго, каб зразумець, што інтэлектуальная ўласнасць — гэта такая ж уласнасць, як і ўласнасць фізічная. Каму, напрыклад, прыйдзе да галавы ўзяць самавольна чыйсьці ровар, каб паездзіць, а пасля вярнуць? Нармальны чалавек разумее: нельга так рабіць. А вось песню чужую заспяваць ці неяк яшчэ яе выкарыстаць — гэта калі ласка, бо яна быццам усім належыць.

Справа ў тым, што ў нас вопыт абароны аўтарскіх правоў перарваўся ў рэвалюцыйныя часы. Да таго ў Расійскай імперыі нешта ў гэтым напрамку наладжвалася. А пасля рэвалюцыі ўсё адмянілі, усё стала навокал народнае, значыць, і ўсё навокал — маё.

Цяпер даводзіцца паступова, крок за крокам гэта ўсё аднаўляць, чым і займаецца Нацыянальны цэнтр інтэлектуальнай уласнасці і будзе займацца новаствораная арганізацыя — Беларускае аб’яднанне аўтараў, выканаўцаў і іншых правапераемнікаў, якое будзе абараняць правы аўтараў ад прыватнага капіравання.

Таксама вось нехта скажа: за што плаціць звычайнаму інтэрнэт-спажыўцу? Скачаў музыку ці фільм і ўсё. Але ж аўтар свае творы яму не прадаваў і выкарыстоўваць не дазваляў. Цягаць з інтэрнэту таксама нельга. Вось ёсць у мяне любімы фільм «Белае сонца пустыні». Калі па тэлебачанні яго круцяць — усё ў межах закона, фільм куплены і дазвол на трансляцыю атрыманы. Калі не — гэта таксама парушэнне аўтарскіх правоў. Гэтак жа, як калі я на флэшку фільм скачаю і пасля буду гля­дзець: я карыстаюся творам мастацтва, але за яго не заплаціў. А плаціць павінен, як гэта робіцца ва ўсім цывілізаваным свеце.

У мяне асабіста не такі ўжо багаты вопыт адстойвання аўтарскіх правоў, але ён ёсць. Недзе ў пачатку 2000-х гродзенскі завод прадаваў гарэлку пад назвай, аднайменнай з фільмам, знятым па маім кінасцэнарыі, — «Белыя Росы». Я падаў на іх у суд і выйграў яго. З вытворчасці гарэлку з такой назвай знялі. Хаця маглі б заключыць са мной дамову, і ўсё.

Ці вось у Гродне ёсць знакаміты ансамбль танца, музыкі і песні «Белыя Росы». У свой час яго кіраўнікі занепакоіліся, падышлі да мяне пасля нейкай імпрэзы з сумненнямі, ці няма парушэнняў. Я адказаў: спяваць і танцаваць з такой назвай можна бясплатна. Дарэчы, і вуліца ёсць Белыя Росы ў Гродне. Да гэтага я таксама ніякіх прэтэнзій не маю. Але гарэлку выпускаць — альбо плаціце, альбо не выкарыстоўвайце.

Судзіўся і з сеткай фірменных магазінаў адной з птушкафабрык. Знялі назву таксама. Ім лепш, аказваецца, зняць, чым дамовіцца з аўтарам. Прытым, што гаворка не ішла пра нейкія непад’ёмныя сумы, на гэтую тэму наогул нічога не гаварылі. Хаця калі б яны прапанавалі аўтару нават тыя грошы, якія патрацілі на змену шыльдаў і цэннікаў, то любы аўтар быў бы задаволены.

Ирина СВИРКО

svirko@sb.by


Зритель нам друг, но истина дороже


Авторское право в стране сегодня и десять лет назад — большая разница. Если опустить все юридические тонкости, а поставить во главу угла финансовые, то ситуация в этом деле нынче такова: Национальный центр интеллектуальной собственности, в чьи руки были отданы права по сбору авторского вознаграждения, за неполные десять лет увеличил выплаты в десять раз. Это значит, что люди стали более осведомленными о своих правах и гораздо свободнее ими пользуются? Об этом и многом другом мы беседуем с начальником Центра по коллективному управлению НЦИС Алексеем Бичуриным (на снимке).

— Алексей Владимирович, скажите, законодательные акты, существующие в этой сфере сегодня, совершенны?

— Совершенство законодательства — всегда категория относительная. О чем можно сказать с уверенностью, наше законодательство в сфере авторского права полностью соответствует международным стандартам.

— Расскажите, как ведется работа по отслеживанию нарушений?

— Основную свою задачу в области защиты авторских прав НЦИС видит не в безусловном пресечении всех замеченных случаев нарушения авторских прав, а в выстраивании устойчивой и в определенном смысле взаимовыгодной системы взаимоотношений с пользователями произведений.

В то же время наша работа по поиску потенциальных пользователей, имеющих заинтересованность в использовании объектов авторского права, которые в перспективе могут стать постоянными плательщиками авторского вознаграждения, строится на основе мониторинга случаев использования и анализа этих случаев на предмет законности. Так, мы следим за работой телекомпаний и радиостанций, других коммерческих организаций, действующих в области телекоммуникаций, — многие из предоставляемых ими услуг связаны с использованием произведений, за которое должно выплачиваться авторское вознаграждение. Есть команда специалистов, на регулярной основе посещающих концертные мероприятия, а также общественные места — магазины, объекты общественного питания, предприятия бытового обслуживания и т.д., где с высокой вероятностью может звучать музыка. Замеченные факты предположительно незаконного использования произведений фиксируются и впоследствии становятся базой для начала переговорного процесса с потенциальным пользователем произведений или в отдельных случаях основанием для работы по защите нарушенных авторских прав в целях привлечения виновных в нарушениях лиц к ответственности.

— Насколько верно утверждение: если сам правообладатель не заметил нарушения его прав, то факт может так и остаться безнаказанным?

— Каждый для себя определяет степень собственной вовлеченности в вопросы реализации авторских прав — когда принимает решение скопировать для себя новый фильм из очевидно нелегального источника в интернете, «позаимствовать» чужие наработки при создании своей дипломной работы или школьного сочинения, поделиться с друзьями в социальной сети любимым музыкальным треком. Таким образом, практически от всех нас зависит определение в общественном представлении той границы толерантности к нарушениям авторского права, которая разделяет обыденное удобство потребителя творческого контента, пусть и связанное с ущемлением интересов правообладателя, но заслуживающее разве что банального общественного порицания, и вопиющие нарушения, требующие строгой ответственности. Справедливым будет сказать, что вовлечение правообладателя в процесс защиты своих прав может иметь решающее значение для определения меры ответственности за совершенное нарушение.

— Конкретный пример: что будет самодеятельной артистке, которая на свадьбах исполняет песни, скажем, Инны Афанасьевой или Алены Ланской?

— Как я понимаю, мы рассматриваем случай, когда артистка хоть и самодеятельная, но на свадьбах выступает за вознаграждение, т.е. по существу оказывает услуги в области организации и музыкального сопровождения торжеств. Думаю, практически всем очевидно, что подобная деятельность в отсутствие легальных оснований для использования музыкальных произведений сопряжена с нарушением авторских прав, которое в зависимости от обстоятельств может влечь различные меры ответственности — гражданской, административной или даже уголовной. Для любителей точных подсчетов, исходя из имеющейся судебной практики, можно привести следующую простейшую «тарификацию»: каждый случай незаконного использования произведения одного автора влечет выплату компенсации по меньшей мере в сумме 10 базовых величин, или 210 рублей на сегодняшний день. Чем больше произведений незаконно использовано в течение одного свадебного вечера, тем более внушительный итоговый «счет» может быть предъявлен такой артистке-коммерсантке, строящей свой бизнес на незаконном использовании чужой интеллектуальной собственности.


— Вы ведь согласны, что все нарушения отследить невозможно?

— Конечно, с этим тезисом нельзя не согласиться. Современное развитие и распространение технологий, направленных на упрощение процесса создания и потребления творческого контента, в принципе ставит под сомнение возможность и даже целесообразность отслеживания всех единичных случаев совершения действий, которые при строгом применении законодательства должны рассматриваться как нарушения авторских прав. Практически каждый сегодня, совершив несколько кликов мышью, через свою страницу в социальной сети, например, может осуществить использование произведений, сопоставимое по своим масштабам с результатами работы за месяц средней студии звукозаписи или целой радиостанции пару десятилетий назад. НЦИС как организация, нацеленная на обеспечение сборов авторского вознаграждения в интересах правообладателей, в первую очередь отслеживает случаи использования произведений с очевидными коммерческими целями.

— Может ли артист (автор) безбедно жить только на отчисления за использование его материалов?

— Я могу ответить на эти вопросы только с точки зрения результатов работы НЦИС, однако общая картина во всем разнообразии видов произведений и форм их использования в жизни нашего общества, конечно, должна быть гораздо шире. Тем не менее, например, в прошлом году в результате работы НЦИС на территории страны в пользу правообладателей, интересы которых защищает наша организация, было собрано почти 38 млрд рублей авторского вознаграждения. Сумма выплачиваемого вознаграждения зависит от многих факторов, основным из которых выступает степень востребованности, если хотите, популярности произведений конкретного правообладателя среди пользователей. Сумма для отдельного автора за месяц может достигать нескольких сотен и даже тысяч деноминированных рублей. По результатам 2015 года средневзвешенный размер авторского вознаграждения, начисленного НЦИС в расчете на одного белорусского правообладателя в месяц, составил 1,84 млн рублей, в то время как, например, в 2010-м показатель составлял 278 тысяч рублей. Общая сумма вознаграждения для конкретного автора образуется из сумм за использование его произведений, поступающих от множества пользователей, действующих в разных сферах, — телекомпаний, радиостанций, концертных площадок, объектов, использующих так называемую фоновую музыку. В среднем в месяц НЦИС выплачивает авторское вознаграждение около 800 белорусским авторам и правообладателям.

— Как часто мы нарушаем авторские права, сами об этом не подозревая?

— Основной посыл законодательства об охране интеллектуальной собственности очень прост: нельзя без разрешения использовать результат чужой творческой деятельности. Поэтому мне кажется, что каждый сам для себя может ответить на этот вопрос. Потребление творческого контента стало для нас неотъемлемой частью повседневной жизни, и уже далеко не всегда многие из нас задумываются о вопросах соблюдения авторских прав при ставших обычными действиях — прослушивании музыки или просмотре фильмов, копировании интересных статей или скачивании целых книг, пользовании разнообразным программным обеспечением… Плохо это или хорошо, но именно таким путем идет развитие современного общества — получать доступ к самой разной информации, в том числе охраняемой авторским правом, становится легче, проще, быстрее. Сфере авторского права приходится адаптироваться к этим глобальным процессам создания, распространения, использования произведений, и уже далеко не всегда правообладатель может рассчитывать на экономические выгоды за отдельный случай использования его произведения в том размере, который ему казался достойным еще совсем недавно. Яркий пример: десять лет назад компакт-диск с десятком лицензионных треков любимого исполнителя мог стоить более 20 долларов, а сегодня за стоимость менее двух долларов пользователь музыкального интернет-сервиса получает доступ к миллионам песен самых разных исполнителей со всего мира.

МНЕНИЕ

ТЕО, певец, композитор:

— Я много лет на сцене и могу точно сказать, что сейчас ситуация с защитой авторских прав куда лучше, особенно если речь о работе с FM-станциями. Но о совершенстве говорить не приходится, потому как есть еще одно пространство — интернет, где мы чувствуем себя абсолютно беззащитными. На мой взгляд, в этом деле национальным органам, которые отстаивают наши интересы, необходимо объединиться или хотя бы работать в контакте со своими зарубежными коллегами. Понимаю, что это сложное поле, здесь нужен опыт, но верю, что со временем и здесь будет наведен порядок. Ведь десять лет назад мы даже не мечтали, что будем получать адекватные вознаграждения за то, что наша музыка звучит на радио и в ресторанах…

Наталья СТЕПУРО

stepuro@sb.by
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости