Твердый панцирь Омара

Талибов приглашают за стол переговоров, но они не реагируют

Талибов приглашают за стол переговоров, но они не реагируют


Агрессивное исламское движение «Талибан» проявило свою принципиальность и ответило отказом на предложение президента Афганистана Хамида Карзая сесть за стол переговоров. Исламисты заявили, что разговор можно будет вести только после того, как страну покинут все иностранные войска. В последние годы международный контингент в Афганистане постоянно увеличивался и сегодня достигает 70 тысяч человек, львиная доля из которых — американцы.


Свое революционное предложение Карзай сделал в воскресенье. Приглашая лидера «Талибана» муллу Омара на мирные переговоры в Кабул, афганский президент пообещал ему «полную безопасность». На что представитель исламистов в интервью Си–эн–эн самонадеянно заметил, что гарантии Карзая бессмысленны, поскольку он вынужден полагаться на британцев и американцев, чтобы обеспечить свою собственную безопасность, а «Талибан» «и так чувствует себя в полной безопасности в Афганистане».


«Если речь идет о мире, нужно говорить даже с самим дьяволом», — учил своих дипломатов французский премьер–министр Эдуар Эррио. При нем, несмотря на все неприятие тогдашней Европой власти большевиков, Франция и СССР установили дипломатические отношения (1924 год). Но он же, к тому времени, правда, уже не входя в кабинет министров, выступал против Мюнхенского сговора с Гитлером. Где та грань, до которой переговоры еще возможны, а за которой — уже нет?


В биографии муллы Омара факты сложно отличить от мифа. Сам он их не развеял, поскольку никогда не давал интервью журналистам, по крайней мере, западным. Считается, что в 80–е годы, примкнув к моджахедам, Мухаммед Омар воевал с советскими войсками и в одном из боев потерял глаз. После вывода войск он стал имамом мечети, проповедовал радикальный ислам. Он является одним из основателей движения «мусульманских студентов» или «Талибана». Когда в 1996 году талибы взяли Кабул, мулла Омар был провозглашен «эмиром Афганистана». Женщинам запретили работать, мужчинам — брить бороду, а в начале 2001 года несмотря на уговоры всего мира, взорвали гигантские древние статуи Будды, считавшиеся одними из главных достопримечательностей страны. «Появление движения «Талибан» привнесло элемент хоть и ограниченной, но все же стабильности, после почти двух десятилетий конфликтов, — так звучит новая версия исторической справки Би–би–си об Афганистане. — Конфликт талибов с мировым сообществом обострился из–за того, что на контролируемой ими территории нашел убежище Усама бен Ладен». После терактов 11 сентября мулла Омар был объявлен в международный розыск. В списке самых разыскиваемых террористов он стоит на втором месте, сразу после руководителя «Аль–Каиды». Собственно, формальным поводом к вторжению антитеррористической коалиции в Афганистан стало то, что мулла Омар отказался выдать бен Ладена.


Ни одного, ни другого поймать до сих пор не удалось. Более того, сейчас «Талибан» значительно сильнее, чем даже год назад. Движение установило свои порядки во многих районах страны. Власти в Кабуле слабо контролируют ситуацию за пределами столицы. Так что для Карзая вопрос переговоров с талибами — это вопрос политического (и не только) выживания, тем более что весной в стране должны пройти президентские выборы. НАТО и американское посольство в Кабуле в официальных заявлениях уже одобрили идею Карзая. Новоизбранный президент США Барак Обама считает, что Афганистан, а не Ирак должен стать главным фронтом войны с терроризмом. Во время предвыборной кампании он обещал перебросить в Гиндукуш подкрепление. Однако последние события могут заставить его изменить тактику. Во всяком случае, в прессе уже цитировались высказывания советника Обамы по внешней политике о возможности переговоров с умеренными талибами.


Резко против переговоров выступает Россия. Министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью газете «Время новостей» заявил, что верхушка талибов, которая Советом Безопасности ООН определена в качестве виновника трагедии афганского народа, не может быть прощена. При этом, по его словам, ни для кого из талибов, кто не запятнал себя в террористической деятельности и сложит оружие, путь в политику не закрыт.


Нужно сказать, что метод этот совсем не новый, а точнее, даже старый и проверенный. Ни для кого не секрет, что правящий в современной Чечне клан Кадыровых во время первой чеченской войны воевал против федеральных войск.


Метаморфозы западной политики в отношении Афганистана позволяют экспертам делать вывод о провале военной миссии в ее первоначальном виде. Напрашивается вопрос: «За что боролись?» Многие события из прошлого этой страны сегодня предстают в несколько ином виде.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
СтранNIK
В свое время довелось много общаться с афганцами, которые переехали на ПМЖ в Европу. Так вот, что поразило, так это ненависть к, любого рода, иноземцам-захватчикам, пришедшим на их землю. Официальный Кабул тогда поддерживал США и их союзников. А мои знакомые говорили так: "Ничего, придет время, мы и их выкинем из страны. Нам не нужны иностранные военные". А затем следовала фраза, знакомая по советским фильмам: "Мы выгнали англичан, поколотили русских, придет время вышвырнем и натовцев с американцами". <br /><br />С одной стороны, импонирует такое свободолюбие и уважение к независимости страны, а с другой, она граничит с анархией, безвластием, когда все против всех, и выживает сильнейший. <br /><br />Нам, европейцам, трудно все это понять. Может просто не стоит вмешиваться в эту "кашу". А то ведь и нам, не ровен час, «достанется на орехи».
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости