Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Тугой узел Средиземноморья

Еще в преддверии юбилейного саммита НАТО в Лондоне, проходившего 3—4 декабря, большинство наблюдателей — журналистов, экспертов, политиков — обсуждали одну тему, связанную с главным событием лишь частично, — выстраивание отношений Турции с Североатлантическим альянсом. Лидер страны Реджеп Тайип Эрдоган уже отметил, что Анкара будет против любых шагов, которые предпринимает альянс, если НАТО не пойдет на уступки в вопросе сирийских курдов. Не способствуют достижению согласия с партнерами по военному блоку и соглашения Анкары с Правительством национального согласия (ПНС) Ливии. Каков же нынче расклад в этой партии?


В конце ноября Анкара и ПНС подписали соглашения о военном сотрудничестве и меморандум о разграничении морских зон в Средиземном море. Категорически против этих документов тотчас же выступили Греция и Египет. Причины, по которым Каир и Афины объединили дипломатические усилия, разнятся. В Египте поддерживают не правительство в Триполи, а противоположный лагерь — Халифу Хафтара, действующего от имени правительства в Тобруке и сейчас осаждающего Триполи. Это первая часть проблемы. В Афинах едва ли думают о гражданской войне в Ливии, разобщенные племена которой раньше, как понятно в настоящее время, скрепляли лишь доходы от торговли нефтью и харизма полковника Каддафи. Грецию больше заботят интересы греческого населения Кипра и нефтеносный район севернее острова, на который Республика Кипр и претендует. Ситуация осложняется наличием на севере Кипра союзника Турции — непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра.

Таким образом, борьба за добычу газа и нефти в Средиземноморье — это второй аспект проблемы. В этой борьбе участвуют почти все страны региона — Турция, Греция, Кипр, Израиль, Египет, Ливан. Все это тесно переплетается с интересами нефтегазовых компаний. Из этого клубка противоречий пока выбросим Ливию, а точнее, правительство в Триполи — едва ли оно способно включиться в борьбу за Средиземноморье. Им бы разобраться со своими месторождениями, оставшимися после Каддафи. Но в любом случае при имеющемся раскладе понятно, что нефтегазовый узел в Средиземноморье уж очень сложный. У Турции здесь своя экономическая и политическая игра, как, впрочем, и на всем Ближнем Востоке вообще.

Чего в этой игре больше, экономики или политики, неизвестно. С одной стороны, Анкаре нужны собственные месторождения газа и нефти, с другой — всегда следует учитывать политическую составляющую притязаний Турции. Тут есть и старая напряженность между Грецией и Турцией, снятая лишь отчасти общей принадлежностью к НАТО, и нерешенность кипрской проблемы, и неприятие турецкими правящими кругами нынешнего режима в Каире. К этому примешивается политика Анкары в Сирии, которая колебалась с течением времени и в зависимости от общего положения дел в регионе. Добавим, что Египет и Кипр имеют соглашение о разделе шельфа, которое не признается Анкарой.

Турецко-ливийские соглашения вызвали такой протест Греции, что та, по сообщениям некоторых информ­агентств, готова добиваться от стран НАТО введения против Турции экономических санкций. Впрочем, пока это маловероятно, прежде всего потому, что Вашингтонский договор 1949 года подобных мер не предусматривает. Однако обсуждение политики Турции по отношению к странам-союзникам на совместных консультациях в НАТО в ближайшем будущем вполне возможно, тем более если такое предложение Афин будет поддержано другими западными державами, например, той же Францией. К Парижу вполне могут присоединиться Берлин и Вашингтон. Первый недоволен поведением Турции по отношению к курдам в Северной Сирии, а в результате последних переговоров президентов Трампа и Эрдогана обострившиеся американо-турецкие противоречия так и не были разрешены.

Но на проблему противостояния НАТО и Турции следует смотреть и в более широкой перспективе. То, что назрела необходимость реформы в Организации Североатлантического договора, признается и экспертами, и политиками. НАТО — оплот евроатлантической солидарности, а в настоящее время, в период переустройства международной системы, Европа и США слишком часто не солидарны друг с другом. Да и внутри НАТО солидарности немного.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Рейтер
Загрузка...