Цыплят считают по весне

Неюбилейные заметки о юбилее Большого театра Беларуси

Хороши весенние юбилеи, особенно в жару! Фонтан сверкает. Красавец-дирижер в белом смокинге, увенчанный Аполлоном, низвергает на публику каскады полонеза. Звуки скрипок соперничают с ароматами робинии и чубушника.


Юбилей, даже весенний, – та самая осень, по которой у нас принято считать цыплят. И, на мой взгляд, у Большого театра Беларуси с цыплятами все в порядке.

Театр смотрится и звучит как настоящий храм искусства. В каждом сезоне небывалое количество премьер. Фестивали, конкурсы, концерты. Публика исправно заполняет зал. Гастролеры буквально в очередь становятся, чтобы отметиться и поучаствовать. «Тот, кто хоть раз у нас поработал, хочет работать еще и еще», – с гордостью говорит генеральный директор Владимир Гридюшко. Наши артисты в лучших театрах нарасхват. Не далее как месяц назад тенор Эдуард Мартынюк выступил в партии Германа в Большом театре России в очередь с Эйвазовым.

А знаете, в чем секрет такой благодати?

В том, что театр не является авторским. Его не подминает под себя ни одна творческая личность. В театре есть авторитетное и абсолютно нейтральное художественное руководство, которое принимает решения в интересах дела, но само в постановочном процессе не участвует.

Это позволяет сохранять объективность, при которой зритель может выбирать. В репертуаре есть спектакли почти на любой вкус, с режиссерскими извращениями и вовсе без оных. Есть отличные певцы, нет «примадонн» и «премьеров». Молодых героев все чаще играют молодые актеры. Половина спектаклей проходит с участием приглашенных солистов, так что своим поневоле приходится держать форму.

Вот вам и причина, отчего публика штурмует узкую театральную дверь. И не только на концерты военных песен, но на «Витовта», на «Седую легенду», на «Богему», на «Царскую невесту».

Еще один важнейший момент – единство театра, которое было достигнуто дорогой ценой.

В результате опера у нас сейчас популярна наравне с балетом. А ведь каких-то двадцать лет назад балет цвел, а опера влачила жалкое существование. И были люди, говорившие, что это естественно, и не желавшие «кормить оперу за счет балета», хотя во всем мире спектакли на балет дешевле и пользуются меньшим спросом.

Хорошо, что сейчас такого надуманного соперничества нет, что в театре после долгих штормовых лет установилась вожделенная творческая гармония.

Венцом ее должна стать опера «Саломея» Рихарда Штрауса в постановке главного режиссера Михаила Панджавидзе с хореографическим прологом на музыку симфонической поэмы «Так говорил Заратустра» в постановке народного артиста Беларуси Константина Кузнецова и заслуженной артистки Беларуси Юлии Дятко. Сценографию и костюмы готовит российский художник Гарри Гуммель. Дирижер Виктор Плоскина. По замыслу постановщиков, в спектакле должны быть задействованы уникальные технические возможности театра.

Но главное – в нем будут заняты самые яркие и профессионально подготовленные танцовщики и певцы. Впрочем, грань между пением и танцем в «Саломее» почти условная, ведь главной героине предстоит исполнять «Танец семи покрывал»…

Премьера намечена на открытие сезона – 9 сентября.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
Загрузка...