Минск
+5 oC
USD: 2.58
EUR: 2.84

Цветовой код карантина

Европа: что будет с зарплатами

Два главных вопроса волнуют сейчас европейских политиков и экономистов (но политиков больше): 1) как справиться с эпидемией коронавируса, 2) как спасти экономику. Как долго страны могут себе позволить находиться на карантине с неработающими предприятиями и бизнесом? И чем готовы пожертвовать политики, чтобы люди, с одной стороны, были здоровы, а с другой — не утратили средств к существованию? 


Практика первых недель карантина в европейских странах свидетельствует: сохранить и то, и другое практически невозможно. Когда руководитель чешского кризисного штаба, заместитель министра здравоохранения Роман Примула заявил, что границы Чехии могут оставаться закрытыми в течение следующих полутора-двух лет, на него ополчились многие политики, назвав это заявление безответственным и потребовав поставить во главе штаба не чиновника, но человека, который «несет политическую ответственность». И это несмотря на то, что медики с осторожным оптимизмом говорят: в Чехии эпидемия пойдет на спад к середине апреля. Если количество инфицированных не превысит 8500, заявил Примула, к Пасхе (12 апреля) ограничения на передвижение облегчат, хотя окончательно не снимут. 

Но пока карантин в Чехии продлен до 1 апреля. Условия примерно те же, что в Великобритании (там карантин ввели с 24 марта) и Германии: из дома можно выходить только за продуктами, в аптеку, к врачу и для занятий спортом (или прогулок) на свежем воздухе. И для поездок на работу, если вы не на удаленке. Школы, университеты пере­шли в режим онлайн, министр образования Чехии Роберт Плага прогнозирует, что занятия возобновятся не ранее середины мая, сокращать каникулы, которые в Чехии длятся два месяца — июль и август — не планируют. 

Жительница Милана Сабрина Баронио опубликовала фотографии диких зайцев в одном из местных парков, которые свободно разгуливают из-за отсутствия людей на улицах.
Моя чешская знакомая Елена (имя изменено по ее просьбе) работает учителем в школе, говорит: «Продолжаем учить детей, кто как. Я учу онлайн». На вопрос, будут ли эти дни учебы в карантине засчитаны за полноценные рабочие и оплачены, признается: «Я пока не знаю, даже не задавалась этим вопросом. Зарплату за март заплатят в апреле. Я не знаю, сколько получу и как это будут оформлять. Директора по этому поводу не тревожу, так как он с нами на связи день и ночь. И ему сейчас правда не до наших зарплат. Потом будем разбираться». 

В Карловых Варах закрыты санатории. Больницы отменяют плановые госпитализации и операции, принимают только в экстренных случаях, врачи перешли на работу в онлайн-режиме. «Потери для бизнеса будут огромные», — говорю Елене. Соглашается: «Да, ужас. У нас все в шоке и большинство в депрессии». 

«Предприниматели начинают плакать», — пишет мой друг из Израиля. Он работает с Китаем и Россией. Говорит, что за последние два месяца нет ни одного клиента. На плаву помогает удерживаться только то, что фирма семейная, расходы минимальные (не нужно платить ипотеку, офис — дома, они много лет на удаленке) и пока продолжают поступать платежи за ранее оказанные услуги. Надеются продержаться, но не знают сколько: все зависит от того, сколько продлится карантин. 

В Великобритании и Германии работают только те магазины, которые торгуют продуктами питания и товарами первой необходимости. В Чехии к товарам первой необходимости отнесли ткани: в стране не хватает масок, и людей призывают шить их самостоятельно. 

Те, у кого дома швейные машинки запылились от многолетнего бездействия, стряхнули с них пыль и вспомнили, что челнок — это не только человек-торговец, но и элемент швейной машинки. Мэр Праги Зденек Гржиб был сфотографирован в такой самодельной маске. Тем, у кого швейных машинок нет, многие предлагают маски пошить и как-то передать: во времена коронавируса люди проявляют свои лучшие качества, одно из которых — солидарность. Швеи Национального театра шьют маски. Магазины тканей жертвуют свои запасы бесплатно. Ассоциация отелей из Брно бесплатно развозит обеды пожилым людям. Фирма, которая за­-ни­мается арендой до­мов на колесах, предложила тридцать ав­то­мо­билей для нужд пожарных, медиков, полицейских и волонтеров. Им позвонил премьер-министр Андрей Бабиш и с благодарностью эту помощь принял. Но все же большинство предпринимателей и работников ждут помощи от самого Бабиша. Без помощи им не выжить. С понедельника 23 марта четверть всего чешского автомобильного сектора (в нем напрямую заняты 170 тысяч человек) закрыта, оставшиеся снижают выпуск продукции. И это только один из примеров, а их на самом деле сотни, даже тысячи. 

Как сообщает телеканал «CT 24», главный экономист Deloitte Дэвид Марек заявил в Twitter, что в связи с пандемией чешская экономика может упасть в этом году на 10 процентов. Падение будет сопровождаться быстрым ростом числа безработных, двузначным сокращением экспорта, импорта и промышленного производства и сокращением государственных финансов с дефицитом более 5 процентов ВВП. Министр финансов Алена Шиллерова сочла такой прогноз пессимистичным, но более оптимистичного не предложила. Все ждут развития ситуации, главный вопрос — сколько продлится карантин? 

Китай: как не сойти с ума в изоляции 

В день, когда их выпустили, Маша Пипенко разместила в социальных сетях короткое видео: маленькая собачка, как безумная, носится по двору. Люди смотрят на нее, подставляют лицо солнышку и улыбаются. Люди в кадре — китайцы. «Сколько счастья!» — говорит по-русски голос за кадром. Это Маша, и в ее голосе — тоже счастье. Ее выпустили. 

Маша Пипенко.
Маша живет в Уданшане. По китайским меркам — так, деревня, около 30 тысяч жителей. Среди знающих людей (а Маша как раз знающая) место знаменитое: священные горы даосизма, многие уверены, что китайские боевые искусства вообще и тайцзицюань в частности родились именно здесь. Уданшань — второе по популярности (после Шаолиня) место для изучения боевых искусств. Маша постигает здесь премудрости кун-фу уже шесть лет. Здесь ее и застал самый жесткий из возможных карантин из-за коронавируса: Уданшань хоть и в 400 километрах от Уханя, но все равно провинция Хубэй. Эпицентр. 

Сейчас Маша философствует («В западной культуре человек, который плывет против течения, действует вопреки ситуации, идет навстречу толпе, — герой. В китайской культуре он — идиот»), а во время карантина она бодро рапортовала: «Жизнь вошла в новое русло, особых проблем с бытовыми вопросами нет: заказанную в супермаркетах еду волонтеры доставляют к воротам жилых комплексов». Самому выйти на улицу можно было только теоретически: «Полиция постоянно проверяет документы, и, если нет разрешения, могут задержать или даже изъять машину, если вы за рулем. Выходить на улицу разрешено тем, кто работает в больнице, работникам городских служб (тем, кто убирает мусор, например), волонтерам, зарегистрировавшимся в начале карантина. Они доставляют еду и лекарства всем остальным. Разрешено покидать дом полицейским и работникам местного правительства: их сейчас бросили на проверку документов на дорогах, и им не позавидуешь. Моя знакомая рассказывает, что они работают с 7 утра до 10 вечера без перерыва на обед и выходных: дежурят на дорогах».

Для тех, кто привык к постоянным физическим нагрузкам, как Маша, сидение в четырех стенах почти два месяца — тяжелое испытание. Что делала? Бегала по лестнице: «Пролет вверх, пролет вниз, два пролета вверх, два пролета вниз, три пролета вверх и в таком стиле до седьмого этажа, потом обратно». Через пару недель после начала карантина на связь вышел Машин учитель кун-фу, который до начала эпидемии уехал по делам в Шанхай, а потом не смог вернуться обратно и возобновил занятия с учениками онлайн. Два раза в день выходил на видеосвязь и тренировал, поддерживал и снова тренировал… Помогало. 

С февраля в Китае для борьбы с коронавирусом в 300 городах с общим населением более 900 миллионов человек работает система «Противоэпидемический код здоровья». Это мини-программы в мессенджерах. Они не требуют установки, анализируют эпидемиологическую ситуацию в стране и проверяют перемещения пользователя за последние 14 дней. 

В Китае уже заработали зоопарки.
фото рейтер.

Если вы недавно вернулись из небезопасной страны, города или района, то система покажет соответствующий цветовой код. Его могут потребовать при регистрации по месту жительства, в общественном транспорте, больницах, офисах и других публичных местах. У Маши, как и у других иностранцев, такого кода нет: он привязан к китайскому удостоверению личности. «Но мне в моем компаунде дали справку, где написали, что я была все это время заперта и с подозрительными личностями не общалась». С этой справкой ее пускают, например, в магазин. Сегодня она говорит: «Я в жизни не была так рада видеть людей. Просто людей вокруг. У нас все цветет и очень красиво. Это реальное счастье — выходить из дома, не записывая, куда и во сколько ты пошел. Выходить, когда тебе хочется. Просто быть на улице. Дышать». 

plesk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...