Цивилизационный код сельчанина

Ученые определяют цивилизационный код белорусов

Его сейчас определяют ученые, которые уверены, что наша деревня — всему начало

Его сейчас определяют ученые, которые уверены, что наша деревня — всему начало


ВСЕ хотят, чтобы завтра было лучше, чем вчера или сегодня. Вот только что надо для этого сделать? Куда мы движемся и к чему стремимся? Ответы на эти вопросы систематизировали в Институте социологии Национальной академии наук. Здесь провели масштабное исследование, а полученные результаты обобщены и проанализированы в сборнике «Беларусь на пути в будущее: социологическое измерение». Свои выводы ученые делали на основе изучения настроений общества в самых различных сферах — промышленности, АПК, культуре и так далее. Если коротко, то большинство белорусов уверено, что их положение изменится к лучшему.


НО когда исследования были закончены, ученые совершенно неожиданно обратили внимание на очень высокий уровень социальных ожиданий в нашей стране. Население не сомневается: все проблемы проходящие, и они вполне решаемы. И что интересно, сами предлагали конкретные меры. Вот тогда социологи и вышли на возможность рассмотрения культурного, или цивилизационного, кода.

Дело в том, что каждая нация и государство имеют свои исторические, национальные традиции и особенности. Но не все умеют ими сполна воспользоваться. Главный посыл белорусского общества — оптимальное сочетание социальной защиты и развития. Но и здесь есть свои подводные камни. Да, механизмы защиты у нас достаточно развиты и характеризуют страну как солидное и цивилизованное государство. Но вот ресурсы развития задействованы еще слабо. Речь идет в том числе о тех характеристиках, которые присущи белорусской нации.

Вообще, если смотреть шире, культурный, цивилизационный код — даже не социологическая, а философская проблема, но, думаю, в наших опросах будет достаточно много открытий, — констатирует директор Института социологии НАН Беларуси, доктор социологических наук, профессор Игорь Котляров. — Мы четыре раза в год проводим большие социологические исследования, опрашиваем более двух тысяч человек по всей стране, причем два раза в год на протяжении уже двадцати лет проводим социологический мониторинг и задаем людям примерно две трети одинаковых вопросов. Это позволяет достаточно точно прогнозировать развитие социально-политической ситуации.

Что касается культурного кода, сегодня у него масса определений. Эту проблему пытаются решить многие исследователи, но в основном теоретически. Мы же будем выходить на более высокий уровень, попробуем рассмотреть вопрос глазами представителей всех слоев населения Беларуси.

Это набор данных, своеобразных индикаторов, которые помогают отразить жизнь в той или иной сфере. Разрабатываем и теоретические, и прикладные моменты. Прежде всего это национальная память, традиции, культура, общие ценности, в том числе и духовные.

— И прежде всего нас заинтересовало сельское население, — продолжает Игорь Котляров. — Именно на селе осталась высочайшая, не побоюсь этого слова, прочная культурно-нравственная прослойка общества. Начиная от порядочности, честности, трудолюбия, бережливости. А еще — оптимизм, здравый смысл и терпеливость. Или так называемая толерантность, о которой сейчас много рассуждают. Что бы ни говорили, крестьянин всегда отличался и отличается по сей день такими чертами, которые, к сожалению, утрачиваются в городе.

КУЛЬТУРНЫЙ, или цивилизационный, это не генетический, а прежде всего социальный код. Все хорошее, что передавалось из поколения в поколение, оно осталось, надо только помочь вспомнить и развить былые традиции, вот основная задача. Ведь в душе это вечные темы. Крестьянин никогда не выбросит кусочек хлеба или картофелину, хотя у него полный погреб клубней. А толока? Всей деревней на строительстве, в радости и в горе. Семейные устои тоже можно приплюсовать. Разве можно даже сейчас встретить на селе заброшенных голодных детей? Разве что у горьких пьяниц, да и то обязательно соседи помогут.

— Когда мне иной раз говорят, что ты рассуждаешь, как сельский учитель, мне такое замечание льстит, — продолжает ученый. — Мне это больше нравится, когда скажут, что рассуждаешь, как профессор. У сельского учителя осталась мудрость наших предков. Это человек, который действительно отдавал всю душу детям. И мы просто обязаны сохранить эту традицию и уважение к нелегкой, но благородной профессии, вернуть ее престиж.

Как бы мы ни критиковали сельскую школу, но она формирует личность. Сейчас как никогда мы должны поддержать наставника на селе — и законодательно, и материально. Интернет не может заменить прямого общения. Помню, мои родители, тоже сельские учителя, шли пешком за пять—десять километров в любую погоду, чтобы выступить в  клубе. И зал всегда был полон.

А ИСТОРИЧЕСКАЯ память?.. У наших южных соседей в Украине все проблемы из-за того, что они ее просто убили. У нас историческая память, можно сказать, охраняется государством, и оно стремится сделать ее достоянием для каждого человека. Это путь и социологической науки. Казалось бы, далекие от производства вопросы идеологии помогают решать даже экономические проблемы. Вспомним хотя бы послевоенное время… Босые, голые, но подняли великую страну.

Сейчас ученые Института социологии завершают подготовку анкеты, она может быть готова к концу февраля. А потом, возможно, замахнутся на создание цикла исследований о системе национальных ценностей. И здесь без сельчанина никак не обойтись.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?