Минск
+22 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

«С восемью переломами на одной ноге выходил на манеж — слезы лились ручьем, а я улыбался»: как в Мозыре готовят будущих звезд цирка

Цирк и не только

Парад-алле, искрящиеся улыбки артистов, впечатляющие трюки... Цирк дарит нам динамичное зрелище, на которое хочется смотреть не моргая, — лишь бы не пропустить ни малейшей детали истории. А их там — и деталей, и историй — бесчисленное множество. Так какие же тайны скрывает красный бархатный занавес, предательски опускающийся каждый раз, когда, казалось бы, зритель почти нащупал тоненькую ниточку из клубка, ведущего к разгадке? Чтобы это узнать, корреспондент «Р» отправилась в Мозырь, где вот уже 16 лет работает единственный в стране Центр циркового искусства «Арена».

Мечтам суждено сбываться

Еще древнеримский сатирик Ювенал заметил, что людям для полного счастья нужно только две вещи — хлеб и зрелища. Не знаю, насколько хорошо с продовольствием обстояли дела в I веке нашей эры, но сейчас от недостатков провианта мы точно не страдаем. А вот запрос на «пощекотать нервишки» растет с каждым днем, отчего и строятся новые парки развлечений с извилистыми горками, комнаты страха и квест-румы по мотивам ужастиков или фэнтези. В бесконечной череде развлечений почетное или даже главенствующее место занимает цирк. Только вспомните эту атмосферу дребезжащего волнения, пронизывающую зрительный зал во время очередного «смертельного номера», — так и хочется выскочить на манеж и подложить мягкий мат под летящего вниз воздушного гимнаста. Кажется, еще секунда — и беды не миновать, но артист ловко цепляется за снаряд и шоу продолжается. А мы вновь занимаем места в зале и своими аплодисментами повторяем: «Давайте еще»…

Погоня за впечатлениями привела меня в мозырский Центр циркового искусства «Арена». Ныряю с дождливой улицы в вестибюль большого здания и сразу понимаю: это не просто «школа», а отдельный мирок со своими правилами и традициями. Приглушенный свет в фойе озаряет золотые кубки и многочисленные медали, привезенные с крупнейших конкурсов России, Украины, Италии, Германии, Китая, США и даже Монте-Карло, где под патронатом принцессы Монако Стефании проходит самый престижный фестиваль «Новое поколение». 

Долго оставаться незамеченной не получается — познакомиться с любопытной гостьей вышли художественные руководители «Арены» Мария и Борис Кузнецовы. 16 лет назад, уже завершив карьеру, они решили привезти цирковое искусство в Беларусь и подарить сотням детишек веру в волшебство. 

Для четы Кузнецовых «Арена» стала родным домом.

Мария Николаевна родилась в Мозыре. В детстве занималась акробатикой, но мечтала блистать не на спортивном помосте, а именно на арене цирка. Только вот незадача — артистов такого профиля у нас в стране не готовили.

— Я решила податься в Украину, думала поступать в цирковое училище, — вспоминает женщина. — Мы жили очень бедно, папы не было, помощи ждать неоткуда. Деньги на билет до Киева собирали в долг по соседям. Но мечта была сильнее всех преград. К сожалению, я немного опоздала — попала на прослушивание, когда приемная комиссия уже отработала и ушла в отпуск. Но мне повезло: секретарь посоветовала обратиться сразу в цирк, сказав, что я уже практически готовый артист. Потом в Мозырь приехал режиссер Национального цирка Украины — посмотрел и пригласил на работу. Так сбылась мечта всей жизни — я оказалась на сцене.

А вот Борис Григорьевич родом из Донбасса. В цирке он с 10 лет — пришел вместе с младшим братом. 

— Еще ребенком я ходил в студию, похожую на нашу «Арену». А когда вырос, в училище поступать не понадобилось — был уже состоявшимся артистом и работал как жонглер-акробат. Мы гастролировали по всему СССР и работали в одной программе с Юрием Никулиным, с Валерием Леонтьевым. Помню, актера Георгия Вицина учил по канату ходить. Веселое было время!

С Марией познакомился тоже в цирке. Молодая артистка готовила акробатический номер на лестнице, какого раньше не делали. А вот с реквизитом была беда — никто не брался смастерить.

— А я вот смог: сделал лестницу из нержавейки, красивая получилась, — хвастается Борис. — Мы общались не так много, потому что постоянно были в разъездах. А когда вернулись с гастролей, решили: едем в Мозырь знакомиться с семьей. Потом поженились.

Так чета Кузнецовых рука об руку объездила весь мир — 10 лет артисты работали в Украинском цирке, а после блестящего выступления на всесоюзном конкурсе их переманили в Москву. 

— Удивил главного режиссера тем, что работал без страховки, — рассказывает Борис. — Мне так больше нравилось: когда знаешь, что в любом случае тебя поймают, — расслабляешься, уже не те ощущения. А так надо всегда концентрироваться. Конечно, бывало, срывался с 2,5-метровой высоты. Однажды так неудачно упал, что получил сразу 8 переломов на ноге. Это было за границей на гастролях, поэтому продолжал работать — слезы льются рекой, а я улыбаюсь. Если честно, сам в шоке — когда рассказываю, никто не верит. 

Cirque du Soleil и нога в катушке

Тем временем полдень. В «Арене» полным ходом идут репетиции, но похожи они на самое настоящее профессиональное шоу. «Декорации» сменяются молниеносно: вот девушка лихо крутит «антипод» (лежа с поднятыми вверх ногами подбрасывает мячи и кольца), а вот уже два крохи, нацепив для важности усы, под задорную музыку исполняют сложнейшие акробатические трюки. Балансирование на катушках, пируэты на партерном кольце, танцы с воздушными полотнами, жонглирование… Но когда на манеж выходят Сергей и Анна, ребята замирают — сейчас будет шоу. И правда, поддержки такого уровня сможет выполнить не каждый артист.

Арсений АРТЮШКО лихо балансирует на катушках. 
— Я родился в цирке, — сойдя с пьедестала, рассказывает свою историю Сергей Кузнецов, 35-летний сын худруков «Арены». — Родители возили меня с собой и с пеленок прививали любовь к искусству. В 9 лет получил трудовую книжку в Московском цирке. Сначала для меня это было как развлечение, а потом понял, что выступаю для людей, работаю. После школы гастролировал по Америке, учился в Лас-Вегасе в Институте искусства, а в 2007 году меня пригласили на кастинг в Cirque du Soleil. Прошел с первого раза, хотя в очереди было человек 100. 

Так на один сезон (полгода) Сергей стал артистом самого лучшего цирка в мире. Но, признается, кроме нескольких тысяч долларов в неделю в качестве зарплаты, его там мало что прельщало:

— Мы постоянно находились под контролем — сдавали раз в неделю кровь на наркотики, алкоголь. Сами понимаете, Лас-Вегас — город грехов. Ну и люди, когда чувствовали вкус больших денег, становились очень злыми — постоянно друг друга предавали, стерегли. Одни ребята рискнули выпившими прийти на репетицию — в итоге штраф 100 000 долларов и увольнение. Конечно, когда четыре тысячи человек приходят на тебя посмотреть — это подкупает, но не больше. Мне было там тяжело и физически, и психологически, поэтому, когда контракт закончился, выдохнул с криками «ура». А вот в Нью-Йоркском цирке работать понравилось. Было пару «забавных» моментов, например, однажды ступня попала в катушку и реально «сложилась» пополам. Хорошо, была страховка — нога компании обошлась в 11 000 долларов, а из больницы назад я ехал на лимузине. Травм очень много было — и локоть вылетал, и палец чуть ли не отрывался. В общем, наработавшись в Америке, я вернулся в Мозырь — здесь хорошо, я чувствую себя дома.

Все для детей

Наблюдая за репетицией воспитанников, Мария Николаевна продолжает рассказывать, почему после блестящей карьеры вернулась на родину и решила создать цирковую студию.

— У цирковых артистов график гастрольный — полтора месяца работаешь, месяц отдыхаешь. В отпуск мы, как правило, приезжали в Мозырь. Но даже в это время нужно было поддерживать форму, поэтому ходили заниматься во Дворец культуры. К нам постоянно прибегали дети, и мы с ними в игровой форме тренировались. Мы старались привезти им подарки, хотели заинтересовать, чтобы они не просто по улице гуляли, а занимались чем-то полезным. Чувствовали, что они нас ждут, но дать им ничего не могли, потому что карьера была в самом разгаре. 

Однако Кузнецовы понимали: долго их молодость не продлится, ведь на пенсию цирковые артисты уходят уже спустя 20 лет стажа.

— Такими молодыми пенсионерами мы себя не представляли, да и цирк бросать не хотелось. Я вспомнила, что в моем детстве не было возможности заниматься цирковым искусством, поэтому хотела воплотить в жизнь свою мечту и подарить ее детям. Тогда сказала мужу: «Я хочу домой». 

В будущем Валерия Пивоварова хочет связать свою жизнь с цирком.

Открыть студию было непросто — какое-то время новоиспеченные тренеры и несколько их воспитанников ютились в небольших каморках. Но после первой серьезной награды, привезенной из Италии, тогдашний председатель Мозырского райисполкома Анатолий Лис (теперь он председатель Брестского облисполкома) помог найти новое помещение — большое здание с высоченными потолками, просторным залом и костюмерной. 

— Сегодня у нас здесь занимается около 100 детей от 3 до 24 лет. Ну если считать моего сына — то до 35 лет, — улыбается Мария Николаевна. — Предпочтение отдаем ребятам, которые ничего не умеют, — нам проще научить с нуля, чем работать с теми, кто занимался акробатикой. Просто они привыкли к другому порядку и уже задирают нос вверх, думая, что все умеют. Реквизит мы покупаем или делаем сами — все безопасно, постоянно проходим сертификацию. С костюмами проблем никогда не было — мы принесли сюда все свои, иногда что-то дошиваем. Очень гордимся своими ребятами: у нас аж 16 человек становились лауреатами фонда Президента по поддержке талантливой молодежи — такого результата ни у одной студии нет. А еще «Арене» присвоили звание заслуженного любительского коллектива Беларуси и дали премию Главы государства «За духовное возрождение». 

Худрук признается: организовать молодежь не так-то просто. У подрастающих девочек меняются интересы в сторону мальчиков (чего уж скрывать), а кто-то и вовсе ходит пару лет, а потом вдруг решает бросить.

— Вот, например, Лера Пивоварова, — подзывает симпатичную брюнетку тренер. — Пришла к нам в 4 года, талантливый ребенок, ничего не скажу. Но однажды я на нее накричала, так она «хвостом» вильнула и говорит: «Не буду больше ходить». Убежала на пару лет. Вернулась со слезами.

— Все было не так, — пытается парировать Валерия, хотя сама понимает: Мария Николаевна помнит все. — Я пришла назад, когда увидела представление ребят на одном из концертов. Почувствовала какую-то ностальгию и тоску, потому что знала, что это на сто процентов мое место, я нашла здесь себя. «Арену» любят все, потому что здесь в каждом ребенке открывается уникальный талант, о котором он даже не представлял. Я, например, делаю трюки на воздушном кольце, работаю с полотнами и выполняю акробатические элементы с группой девочек. В будущем хотела бы стать цирковым артистом, думаю, мама будет не против.

Здесь рождается волшебство.

Тяжело в учении, легко в полете

В отличие от «диванных критиков» я никогда не думала, что все трюки даются так же просто и с улыбкой, как это выглядит из зала. Но что будет настолько трудно — не представляла. В «Арене» меня решили прокачать по полной.

— Ты же в шпагате сидишь? — наивно полагает Мария Николаевна. На мои округлившиеся глаза и мотание головой, хмыкнув, отвечает: — Ничего, сейчас сядешь.

Первым испытанием стали ремни. Мертвой хваткой держусь за один «лоскут», свисающий с потолка, в то время как мой новоиспеченный партнер — 24-летний Дима Соляник — ловко управляется со вторым. Небольшой разгон по кругу — и вот я парю в воздухе, держа на одной руке свое тело. Уж не знаю,
как все выглядело со стороны, но результат трудов — налицо, вернее, на запястье. В память о трюке мне остались чуть распухшая кисть и ярко-красный след от ремня (позднее, когда возвращалась домой, по взглядам людей в метро чувствовала, как они сожалеют о творящемся домашнем насилии в моей семье). Но нет, ребята, все ради искусства.

Борис Григорьевич, видимо, решил меня поддержать, сказав, что шансы попасть в цирк у меня все-таки есть. А потом дал новое задание: сделать мостик на партерном кольце. Ну, думаю, на мостик я спокойно становлюсь до сих пор, так что все должно пройти идеально — сейчас-то я докажу, что небезнадежна. Как оказалось, так далека от реальности я еще не была никогда и даже успела взмолиться вернуть меня назад на ремни. 

Зато с обручами я точно справилась, правда, вместо минимум пяти на моей талии оказалось всего лишь два — на пол они падали, даже не успев толком раскрутиться, а вместе с ними — и мои шансы на триумф. Зато собравшиеся в зале ребята изрядно повеселились — такого неуклюжего ученика они видели впервые.

К слову, мой партнер смеяться не стал — джентльмен все-таки. Вместо этого рассказал, как 11 лет назад впервые переступил порог «Арены»:

— Мы пришли сюда с другом, но у него ничего не получалось, поэтому он быстро убежал. Ну я по глупости тоже, правда, маме ничего не сказал. Очень любил жонглировать, поэтому целыми днями ходил по квартире с картошкой и апельсинами. Потом Мария Николаевна уговорила вернуться, видела во мне потенциал. Я ездил на конкурсы и в Украину, и на Кубу, и в Монте-Карло — это невероятно, благодаря студии мы смогли посмотреть мир. Сейчас я работаю здесь по договору, но вскоре планирую уехать учиться и стать профессиональным цирковым артистом.

Два крохи — Алексей и Артем ДУБОВИКИ — нацепив для важности усы, под задорную музыку исполняют сложнейшие акробатические трюки.

Расстаются любя

Не обошлось в этот день и без грусти. Снежана Бобер, мама одного из старожилов «Арены» Максима, пришла сообщить художественным руководителям печальную новость: ребенок должен готовиться к поступлению в «нормальный» вуз, поэтому ходить в студию он больше не будет.

— Я хочу, чтобы у него была серьезная работа, стабильная зарплата, — признается женщина. — Да, цирк — это хорошо, но это всего лишь хобби. И Максим, кажется, со мной согласен.

Мария Николаевна лишь пожимает плечами: ей не впервой расставаться с воспитанниками, лишь единицы пошли по цирковой стезе и стали профессиональными артистами.

— Максим — очень сильный парень, ездил на фестиваль в Монако. В такие моменты я чувствую себя преданной — столько сил и души вкладываешь в ребят, а они берут и уходят. Хотелось бы, чтобы цирковое искусство у нас в стране развивалось, проводились конкурсы и соревнования. Уже в очень многих странах знают, что белорусы — сильнейшие. Нас профессионально «боятся», поэтому стали реже звать на фестивали — дети везде выигрывают Гран-при. Жаль, что родители не понимают, что отнимают у них мечту…

glushko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
5
Загрузка...