Минск
+19 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Послание Президента как руководство к действию

Цели достигнем вместе

Выступление Президента с Посланием белорусскому народу и Национальному собранию, безусловно, стало одним из центральных политических событий года. Несмотря на то что мероприятие это традиционное и проводится ежегодно, каждый раз оно вызывает общественный резонанс и волну обсуждений в экспертном сообществе. И это неудивительно, ведь у каждого Послания свои особенности и своя изюминка. Что стало ею в этом году? Чего мы достигли и к чему стремиться дальше? На эту тему в конференц‑зале «СБ. Беларусь сегодня» прошел «круглый стол». Участие в дискуссии приняли председатель Постоянной комиссии Совета Республики по международным делам и национальной безопасности Сергей Рахманов, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре и науке Игорь Марзалюк, директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов и глава наблюдательного совета Белорусского комитета молодежных организаций Вадим Боровик.

фото белта.

— В нынешнем Послании Президент четко определил стратегические приоритеты развития государства — благосостояние населения, национальная безопасность и миролюбивая внешняя политика. Это три столпа нашей независимости и суверенитета. Именно в этом видится ключевой месседж Послания. Уже в его начале прозвучало яркое заявление о том, что в вопросах суверенитета и безопасности в нашей политике не было и не будет места никаким компромиссам. Насколько актуальна эта тема в современных условиях?

Игорь Марзалюк: С учетом той недобрососедской позиции, которую занимают некоторые политики, эксперты других стран, Президент жестко и четко ответил: суверенность, независимость, национальная государственность — это абсолютные ценности, без которых невозможно сегодня представить белорусское общество и которыми не торгуют. Суверенитет подразумевает равноправие и уважительное отношение к нам со стороны всех государств. Кое‑кто, к сожалению, порой это забывает…

Юрий Шевцов: Сейчас происходит выработка нового формата, нового характера белорусско‑российских взаимоотношений. И мне кажется, Президент ответил в конечном счете тем, кто предлагает более подчиненное положение Беларуси относительно России в двусторонних отношениях. Пока нет оснований думать, что эти импульсы доминируют в России. Тем более они не получили прямого одобрения со стороны Президента РФ. Мы видим разного рода заявления на уровне максимум министра. Поэтому сложности в отношениях с Россией не зашли слишком далеко, и наш Президент не ставил вопросы слишком жестко. Он просто обозначал красную линию в вопросах суверенитета.

Сергей Рахманов.
Сергей Рахманов: Здесь надо говорить не только о восточном, но и о западном векторе. Есть определенные намерения у некоторых наших западных партнеров втянуть Беларусь в систему отношений таким образом, чтобы мы уподобились отдельным восточноевропейским странам и стали действовать под диктовку международных структур. Мы видим, к чему это привело в Евросоюзе. Поэтому суверенитет Беларуси — это суверенитет по всем векторам.

Когда мы живем своим умом, мы достигаем лучших результатов, чем те, кто идет в фарватере указаний извне.

Россия, например, во многом потеряла, когда формально начала следовать рекомендациям международных экспертов и организаций, включая «дикую приватизацию» и построение неолиберальной экономики. Сейчас очень трудно выходить из этого положения, но надо. Мы таких ошибок не допустили.

Вадим Боровик: Зачастую Беларусь обвиняют в том, что она, дескать, никак не определится с внешнеполитическим вектором. Но Беларусь не выстраивает свою внешнюю политику по принципу «или — или». Для нашей страны одинаково важны и Россия как стратегический партнер, и страны ЕАЭС, и европейский вектор, и наши ближайшие соседи. И, конечно же, страны дальней дуги, в том числе Китай. Только при таком раскладе мы сможем обеспечить свой суверенитет и стабильность. Имея открытую экономику, Беларусь не может себе позволить иной политики. Сегодня ни одна страна не готова нам компенсировать те потери, которые неизбежны в случае крена в какую‑либо одну сторону.

Что касается отношений с Россией, то очень много спекуляций по этому вопросу. Россия на официальном уровне нигде и никогда не допускала угроз в адрес суверенитета Беларуси. И в Минске, и в Москве исходят из того, что мы союзники и совместно должны выстраивать нашу экономику, внешнеполитическую линию для обеспечения независимости наших стран. И потом, союзника нельзя удержать силой, демонстрацией своего экономического превосходства. Наоборот, надо создавать такую модель взаимоотношений, при которой твой союзник становится сильнее. Значит, сильнее становится и союз в целом.


— Этот год юбилейный для нашей Конституции, для института президентства. И Александр Лукашенко совсем не случайно остановился на основных достижениях за четверть века, с чего начинали и к чему пришли. Что бы вы назвали главным фактором успеха?

Сергей Рахманов: Любая модель развития никогда не должна быть чрезмерно революционной. Беларуси удалось главное: выбрать лучшее из советского периода, адаптировать его к настоящему и постепенно идти от простого к сложному. Главный секрет успеха нашей политики — это сбалансированность развития, движение без крайностей. Мы не поддались на призывы Запада все распродать, раздать взамен на ресурсы оттуда. Хотя соблазн был велик. После распада Союза у нас не было даже своей валюты, мы не могли закупить медицинское диагностическое оборудование для операций. Приходилось создавать новые производства, которых доселе в стране не было. При этом государство никогда не отказывалось от социально направленной политики. В Беларуси сегодня одна из самых низких в мире степень расслоения общества по доходам. По этому показателю мы на уровне передовых стран Европы. Понятно, что сейчас выбранная модель требует определенных корректив. Она не может быть неизменной на протяжении десятилетий. Но Президент четко дал понять, что ломать, крушить то, что хорошо работает и дает результат, ни в коем случае нельзя.

Игорь Марзалюк.
Игорь Марзалюк: Успех был бы невозможен без опоры государства на белорусский интеллект, традиционную белорусскую этику, в основе которой христианские ценности и трудолюбие. Это очень четко и разительно характеризует белорусов. За границей работают немало наших людей. И все хотят иметь таких рабочих, потому что знают, что не будет воровства, подлости, а будет добросовестное исполнение своих обязанностей.

Порядок во всем, дисциплина, интеллект и любовь к своей стране — вот тот колоссальный потенциал, который мы не уничтожили, не разбазарили. Благодаря ему мы создали страну, в которую не стыдно пригласить друзей, коллег и туристов.

Вадим Боровик: Я вижу важный момент в том, что мы сразу усилили вертикаль власти. Вспомните начало 1990‑х. Страшно было по дорогам ездить, грабили машины. Не было доверия к правоохранительной системе. Мы вернули авторитет власти, понимание ценности образования. Укрепили национальную безопасность и границы. То есть создали необходимый фундамент для рывка. К тому же взяли на себя роль доноров европейской безопасности и стабильности.

Но в перспективе мы должны стать нацией опережающего развития. То есть нужно взглянуть на экономику по‑новому. Это не значит отказаться, например, от энергоемкого сложного машиностроения, от БЕЛАЗа, МТЗ, МАЗа, «Гомсельмаша» или крупнотоварного сельхозпроизводства, отдать все на откуп частникам, как предлагают некоторые экономисты‑теоретики. Чепуха! Такие предложения оторваны от реальности и вредны. Не форма собственности определяет сегодня успешность производства, а эффективность управления им. В Словакии 70 процентов крупных предприятий в госсобственности, и страна вполне конкурентна в ЕС. При этом стимулирование частной инициативы, в первую очередь в сфере организации современного экспортоориентированного производства товаров и услуг, является одним из ключевых факторов успешного развития экономики. Нам необходимо повышать эффективность управления, максимально упростить процесс взаимодействия общества и власти, новые технологии, которыми силен ПВТ, встраивать в конкретное производство.


— При всех плюсах открытость нашей экономики — это сегодня и большой вызов для страны. Президент по этому поводу говорит прямо: если что и угрожает нашей безопасности и независимости — это неэффективная экономика.

Юрий Шевцов.
Юрий Шевцов: Имея экспортоориентированную экономику, мы постоянно будем сталкиваться с проблемами доступа к рынкам сбыта и сырья. Правила игры меняются всюду. И мы становимся, с одной стороны, более уязвимыми, с другой — более сильными и подготовленными. То, что мы выдержали в последние пять лет после начала украинского кризиса, редкая страна выдержит. Чтобы сразу рухнули и российский рынок, и украинский, да еще и рынок ЕС в силу падения мировых цен на нефть.

В такой ситуации Беларусь выстояла и стала выходить из рецессии только за счет внутренней мобилизации, за счет высокой степени концентрации политической власти. То есть за счет того, за что раньше Беларусь все критиковали. Наша политическая, общественная система адаптирована к существованию в условиях экстремальностей. То, что странам с развитой парламентской демократией, где медленно принимаются и реализуются решения, надо еще выстраивать, у нас в принципе есть. И когда Президент говорит о суверенитете, он говорит не о защите от конкретного противника и олигархических группировок. Это на самом деле настраивание общества на то, что ближайшие несколько лет, пока мировая ситуация не урегулируется, придется совершать быстрые, резкие движения. В такой ситуации консолидированность и дисциплина важнее героизма.

Вадим Боровик: Послание — это ответы на те вызовы и те вопросы, которые волнуют общество. Что интересует простых белорусов больше всего? Зарплаты, цены на продукты питания, рабочие места, медицина, ЖКХ и так далее. И Президент как гарант Конституции обязан на это реагировать. А предлагать варианты, способы решения задач должны Правительство, Парламент, местные органы власти. Это не функция Президента. Он задает стратегические ориентиры.

Игорь Марзалюк: В Послании предельно конкретно расставлены приоритеты, и основной из них — курс на социально ориентированную рыночную экономику. Это понятие впервые обосновал и сделал реальностью творец «немецкого экономического чуда» и канцлер Германии (1963 — 1966 годы) Людвиг Эрхард. Его философия социальной ответственности ограничивала дикие силы рынка нравственным основанием, создавая «благосостояние для всех». В том числе через стимулирование частной инициативы. Стратегия белорусского государства (с учетом, конечно же, наших ресурсов, нашей специфики) по выводу страны из кризиса очень сильно напоминает экономическую политику Германии.

Мне импонируют слова Президента о том, что промышленная индустриализация — это наш путь. Нам необходим технологический рывок, предприятия пятого поколения, реиндустриализация тех сегментов экономики, без которых ни одна страна не может развиваться. Здесь на первый план выходит роль науки и образования.

Юрий Шевцов: Обратите внимание, в Послании не так уж много политических и идеологических компонентов. Поскольку в обществе в целом есть консенсус по идеологическим вопросам, надо меньше на них отвлекаться. Поэтому на первый план выходит социальная повестка.

В Беларуси нет, например, привычного для Украины исторического спора о героях и антигероях. На первом месте то, что можно назвать технократизмом, прагматизмом, мышлением от земли и так далее. Нашему обществу это привычнее и ближе, что особенно заметно после украинского Майдана.

За это время в Беларуси прошли две избирательные кампании общенационального уровня, парламентские и президентские выборы, и Александр Лукашенко с такой постановкой вопроса получил примерно такой же уровень поддержки, как в 1994 году.

Сергей Рахманов: Если говорить о социальной повестке дня, мне представляется важным акцент на региональной политике. У нас действительно очень компактная страна, и в ней не может быть разделительных линий по социально‑экономическим признакам и условиям жизни. То есть люди должны комфортно жить там, где родились, одинаково хорошо чувствовать себя и в Минске, и в отдаленных населенных пунктах.


— Но для этого каждый из районов должен видеть свою перспективу. Как сказал Президент, создавать что‑то новое. Что может стать таким новым для движения вперед?

Сергей Рахманов: Надо серьезно усилить экспертную составляющую разработки соответствующих стратегий, концепций и так далее. У нас нередко в принятии решений доминируют бюрократические приемы. Здесь много субъективизма и нет должной аналитики. Важно видеть стратегию развития не через формулу плюс три процента в год, а через создание механизмов достижения поставленных целей. Ведь традиционными способами мы не сможем нарастить ВВП до 100 миллиардов к 2025 году. Поэтому необходимо модернизировать саму систему управления и создавать в регионах новые производства, новые точки роста с учетом региональных особенностей. Об этом должны думать все ветви власти и экспертное сообщество. Не зря недавно был создан Белорусский институт стратегических исследований. В перспективе это направление, думаю, будет развиваться, чтобы мнения, оценки и выводы экспертов чаще использовались на уровне принятия решений.

Юрий Шевцов: Региональную политику необходимо сконцентрировать на том, чтобы наше новое, важное для Европы стратегическое положение конвертировать в технологический и экономический рост. Ведь та ситуация, в которой мы оказались после начала кризиса в Украине, она, с одной стороны, очень рискованная. Даже во время холодной войны в советское время не было в Европе долголетней войны. С другой стороны, впервые в истории, и я не думаю, что слишком надолго, мы стали тем «бутылочным горлышком», через которое идет сухопутный транзит между ЕС, Россией и Азией. Это положение уникальное, и его надо использовать для решения проблем национальной безопасности в широком смысле, обновления производства, чтобы оно было конкурентоспособным в условиях, когда развитые страны переходят к новой индустриальной революции.

Вадим Боровик.
Вадим Боровик: С чего начинать? Я считаю, с повышения производственной и бытовой культуры. Почему Президент постоянно, на всех совещаниях, во всех поездках по стране столько внимания уделяет чистоте, порядку, озеленению? Это уже не просто наш бренд, а стиль жизни. Самодисциплина — это тоже идеология, изменение бытового сознания.

Многие по старинке ждут, что власть придет и наведет порядок в подъезде, во дворе, на земле. Важно изменить отношение людей к собственности, в том числе государственной.

Люди должны понимать, что чем качественнее они используют свое рабочее время, чем бережнее относятся к средствам производства, чем больше внимания будут уделять наведению порядка, тем выше будет уровень их достатка и качество жизни.

Юрий Шевцов: Есть прецедент тому, о чем вы говорите, — Сингапур. У них консолидация общества произошла на базе именно таких ценностей, и они постепенно превратили свое общество в общество так называемых азиатских немцев.

— В ходе Послания Президент анонсировал возможные поправки в Конституцию. Время для этого пришло? Каким вам видится этот процесс? Ведь Президент не должен, как и 25 лет назад, ездить на каждую ферму, на каждое поле и в ручном режиме управлять страной…

Сергей Рахманов: Совершенно верно. Беларусь доказала свою состоятельность, и сейчас мы уже не имеем таких серьезных вызовов, которые были на входе, когда стоял вопрос: быть или не быть? Тогда Президент взял на себя огромное бремя ответственности. Возможно, сегодня нам надо подумать над тем, чтобы постепенно усиливать роль всех звеньев в политической системе: исполнительной, законодательной власти, общественных объединений и экспертной составляющей. Если все это сбалансировать, то уже на той базе, которая у нас создана, мы можем существенно продвинуться вперед.

Вадим Боровик: Обратная сторона медали здесь — небольшая роль политических партий. Наличие конструктивных политических сил в Парламенте, способных вносить в повестку дня альтернативные решения тех или иных задач, может играть позитивную роль для государства и общества. Важно найти золотую середину между обеспечением политической стабильности и повышением эффективности работы Парламента, его роли и веса в системе власти. Президент в первую очередь определяет стратегический курс развития страны, контролирует силовой блок, играет первую скрипку в вопросах определения внешнеполитического вектора. Местная вертикаль власти должна существенно усилить свою работу по решению всего спектра вопросов на местах от экономики до социальной сферы, а не перекладывать эту ответственность на Главу государства.

Игорь Марзалюк: Когда нас критиковали за выбранную модель, не хотели видеть главного. Президент все эти 25 лет выполнял, по сути, функцию антикризисного менеджера. Здесь можно провести параллели с премьер‑министром Сингапура Ли Куан Ю, который понимал, что если пойти на поводу у либералов, то страна рухнет. Необходимо было в первую очередь отвести Беларусь от пропасти, собрать экономику, восстановить экономические связи, разум и порядок, вещи, которые казались навсегда утерянными. Жилье, продовольственная, демографическая безопасность — все то, без чего невозможно цивилизованное развитие ни одной нации.

Выросло целое поколение белорусов, которые не знают, что такое товарный дефицит. У нас достаточно тех, кто сделал себя сам, честно заработал свои деньги. В стране сложился средний класс. Сложилась новая социокультурная реальность. Общество из состояния фрустрации, инфантильности, беспомощности перешло в новое качество, стало более зрелым, богатым, раскрепощенным. Поэтому изменения назрели. Думаю, мы придем к смешанной избирательной системе, когда часть депутатов будет избираться по мажоритарным округам, а часть — по партийным спискам. Наш идеал — мощная двухпартийная политическая система. Объективно назрела необходимость, когда может возникнуть партия правого центра и социал‑демократическая партия. Естественно, это процесс не одного года.

Юрий Шевцов: Я скептически смотрю на возможное усиление роли политических партий. Чтобы их вырастить, потребуется немало времени. Плюс ко всему мы находимся в очень идеологизированном, экзальтированном регионе. И если у нас усилится роль идеологических партий, они неизбежно будут получать внешнюю подпитку и станут элементом дестабилизации и рисков. Поэтому я бы видел изменения в Конституции немного в другом ключе. А именно не в сторону развития политических партий, а в сторону учета интересов разных социальных групп. Например, еще лет 10 — 15 назад Президент жестко высказывался против крупного бизнеса. Сегодня мы видим патриотичный крупный бизнес, который создает белорусские бренды. Они хотят сохранения белорусского государства и того образа жизни, который им комфортен самим. Поэтому я полагаю вполне возможным сочетание сильной центральной власти и всех групп гражданского общества, что могло бы найти отражение в Конституции.

konon@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...