Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

"Труды" браконьерские

Рыбачим с журналистом Игорем Волосевичем на одном водохранилище.
Рыбачим с журналистом Игорем Волосевичем на одном водохранилище. Рядом - местные рыбаки. Обыкновенные крестьяне. Родились и выросли здесь, у реки, на которой сейчас стоит электростанция. Без водоема жизни не представляют.

Ловят мужики на уды. Обычно немного, на уху. Чтобы поймать таким образом на продажу, день-два сидеть надо. Но некогда - сенокосная пора.

Знаю, не первый год здесь рыбачу, не браконьерствуют: детям, внукам здесь жить. Но все равно им не "дает жизни" некий рыбоохранник. Из области. Пристает: "На сколько крючков ловишь? Где рыбацкий билет?"

- Ты бы лучше Мишку проверял! - не выдержали рыбаки.

- Мишку не трожь! - запрещает рыбоохранник. - Ему можно. Знаешь, кто к нему приезжает?

- Проходимцы, - бросает один, - за начальство важное себя выдают. А Мишка - браконьер. Его сами рыбаки из артели погнали, в нерест сетью леща брал. Да за это...

- Не тебе решать! - перебивает его рыбоохранник. - Осмелели, понимаешь. Да я вас...

- Вы, смелый, подойдите сюда, пожалуйста, - говорит Волосевич.

Подходит

: - Ваши документы!

- А ваши? - требует Волосевич. - И почему вы на службе в нетрезвом виде? Или ваше начальство не знает, что есть указ, запрещающий это? Документы!

Рыбоохранник мгновенно исчезает в кустах.

- Нарвался, - рассуждают мужики. - А то никто ему не указ.

Вечером с Волосевичем выходим на лодке к другому берегу: здесь красноперка берет, мужики сказали. Не успели уды забросить, подруливает моторка, между прочим, запрещенная на водоеме. В ней мужчина лет под шестьдесят. На морщинистом, три дня не бритом лице виноватая улыбка. Спрашивает

: - Так это вы из газеты?

- А что?

- Как что? Будем знакомы, я - хозяин водоема. Во всяком случае, так меня зовут начальники. Ко мне приезжают из района, области, республики.

- Михаил?

- Он самый, Мишка.

- А что, есть должность такая - хозяин водоема?

- Есть не есть, а...

- Если "а", мы поинтересуемся где следует, Михаил, - говорит Волосевич.

Молчит. Потом, вроде и разговора такого не было, сгибается в лодке, достает огромную корзину с лещами

: - Возьмите, дома перед женами отчитаетесь, где были.

И смех. Неприятный, жуликоватый.

- Интересно, - обращается ко мне Волосевич, - по какой статье карается дача взятки должностному лицу в виде леща? По...

Не успевает договорить. Мишка прячет рыбу, заводит мотор, лодка исчезает в камышах.

- А ты что, должностное лицо? - спрашиваю. - Да и что за статья такая?

- А что, уже и спросить нельзя? - смеется Волосевич.

Мы знаем, что Мишке ничего не сделаем, если у него действительно большие покровители. Но спрашиваем у местных, что за "элемент". Говорят: вор, врун. В городе у него семья, квартира. Здесь построил коттедж-дворец. За какие средства? Да за "труды" свои браконьерские. Все это знают и никому нет дела. Видимо, кому-то нужны Мишки эти, коли так.

Впрочем, нужны они были всегда. Помню, еще в "доперестроечные" времена ездил я с коллегой из газеты в командировку, чтобы написать очерк о лучшем сельском участковом одного из районов. От столицы верст 200. Райский уголок: лес, река, озера, луг. Хороший парень был участковый. Мой ровесник. На его участке все прекрасно. Люди не жаловались: не обижает.

Пожили мы там день-два. Ближе познакомились. Просит: "Ребята, не пишите обо мне". - "Почему?" - "Я же здешний. Что люди подумают. Мне же жить с ними, и детям моим... И вообще, брошу должность эту". - "Это как?" - "Да надоело начальству угождать. Охота, рыбалка, гостиницы, рыба, бобровая струя... Иной раз не могу землякам в глаза смотреть".

Поняли. Не написали. Человек не хотел быть в услужении. Говорил, что вынужден был специально держать при себе пару браконьеров. Без них - никак!

Позднее я узнал: спился и умер, так и не освободившись от того, от чего должен был освободиться. Дети сиротами остались...

Уехали мы с того водохранилища надолго.

Через год вновь я рыбачил там. Рыбоохранника прежнего не видел. Да и о Мишке мужики не говорили. Когда спросил у вечернего костра, ответили: "Коттедж продал, уехал. Говорят, в другой район (назвали), на другом водохранилище "хозяйничает". Коттедж строит..."
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи