Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Чем и как жила Советская Белоруссия 70 лет назад

Трудовые будни после суровой войны

В этом году мы отмечали 70–летие Победы. Для Беларуси в ту далекую пору праздничные дни перемежались с трудовыми буднями. Война хотя и была позади, но ее последствия ощущались еще долго. Как страна поднималась в последние месяцы 1945 года, мы покажем на фактах, сохранившихся в документах Национального архива.

Ученик ФЗО № 35 комсомолец Н.Горбовец
на реконструкции вокзала станции Брест-Центральный.

В соответствии с распоряжением Совета Министров СССР от 21 мая 1952 года в Минске было открыто суворовское военное училище. Однако не все знают, что еще 7 декабря 1945–го Бюро ЦК КП(б)Б постановило «принять предложение Военного Совета Минского военного округа об организации суворовских училищ в Минске и Полоцке». Как бывало в те времена, между решением на бумаге и его осуществлением на практике прошли годы. Но в документе 1945–го интересна еще одна деталь. В нем говорится: «Обязать Полоцкий обком КП(б)Б освободить и передать Минскому военному округу здание бывшего кадетского корпуса для организации в нем суворовского училища». Речь о здании нынешнего Полоцкого госуниверситета, а в старину — иезуитского коллегиума, позже кадетского корпуса. Пожалуй, если бы сразу после войны там было основано училище, то строения бы не пришли в запустение, в котором пребывали еще несколько лет назад, пока государство не позаботилось об их реставрации и передаче под университет и картинную галерею.

Пострадавшая от немецкой оккупации Беларусь согласно международным договоренностям рассчитывала на возмещение потерь со стороны Германии. Как протекал этот процесс, в некоторых деталях повествует докладная записка секретарю ЦК КП(б)Б В.Н.Малину от 9 декабря 1945 г.: «В ноябре 1945 года начал работать отдел репараций и поставок Советской военной администрации в Германии. В связи с этим оперативная группа СНК БССР, по согласованию с этим отделом, организовала работу по выявлению немецких фирм с целью размещения заказов в счет репараций для БССР. Для этого были выделены работники, которые, получив полную поддержку отдела репараций (генерал–майор Зорин Л.П.), выехали в районы зоны оккупации советских войск в Германии.

До 10 декабря 1945 года нашими работниками выявлено всего свыше 60–ти фирм, из которых 50 предприятий дали предложения на выполнение заказов для БССР.

Фирмы, которым переданы наряды для БССР, распределяются по роду производства следующим образом:

а) сантехническое оборудование и установочные приспособления — 5;

б) станочное оборудование — 2;

в) товары широкого потребления — 32;

г) инструменты и измерительные приборы — 1.

По состоянию на 5 декабря 1945 года заказано товаров с получением до конца сего года ориентировочно на сумму 3 000 000 германских марок и размещено заказов на 1946 г. на сумму до 3 000 000 германских марок.

Особо следует отметить возможность размещения заказа у фирмы «Вульф Буккау» в Магдебурге полного комплекта оборудования для трех торфобрикетных заводов».

Расчистка развалин Минска.

В 1945–м в счет репараций было заказано из Германии: трикотажных изделий — 350 тысяч штук, одеял — 1.100, льняного полотна — 62 тысячи метров, эмалированной посуды — 3 тысячи штук, кроме того — дамское, мужское, детское белье и одежда, обувь, сантехника (душевые гарнитуры, клозеты, писсуары, сливные бачки) и проч.

Эти компенсации невозможно сопоставить с уроном военных лет. Тем не менее буквально с миру по нитке восстанавливалось благосостояние многих белорусов.

Значительная часть Минска по–прежнему лежала в руинах. И это волновало как жителей, так и высшее руководство. Поэтому председатель правительства и глава Компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко на заседании Совета Народных Комиссаров 10 декабря 1945 года выступил с серьезными замечаниями по вопросу генерального плана восстановления и реконструкции Минска. Во–первых, коснулся истории города. Любопытно сейчас прочесть рассуждения тогдашнего высшего должностного лица республики о прошлом столицы: «О городе Минске мы читаем еще в летописях XI столетия, а когда он построен — неизвестно, очевидно, раньше, чем упоминают.

Когда не было железных дорог, Минск также имел очень большое значение в истории. Было княжество вначале Полоцкое, а потом самостоятельное.

По моей просьбе набросали на карте размещение всех денежных кладов, которые находились на территории Белоруссии. Такая картограмма показала, что три дороги в древности вели в Минск. И Свислочь, и Птичь были судоходными. Арабский диргем находится по Свислочи (имеются в виду обнаружения кладов монет — дирхемов. — Авт.).

Люди есть, которые помнят, что по Свислочи в Минск соль возили из Украины. Потом, когда построили железную дорогу, все это замерло...»

Пономаренко призвал, планируя застройку города, учитывать рост количества населения, не бросаться цифрами и гадать, будет в столице 600 тысяч жителей или вдвое больше: «До войны Минск заселялся бессистемно. Тогда, рассматривая генеральный план, мы много коррективов внесли, но нельзя было решаться на многие вещи, потому что вопрос упирался в густо заселенные дома, хотя и небольшие, но их было много.

Сейчас мы целый ряд вопросов решаем свободно».

Восстановление здания обкома КП(б)Б в Витебске.

Разрушения периода войны позволили расчищать огромные пространства для постройки новых зданий, прокладки широких улиц. Сейчас мы можем добавить, что это делалось порой во вред старинной архитектуре Минска: сносились в том числе ценные памятники, поврежденные во время оккупации. Но это мало волновало тогдашнее руководство и в массе своей общество. Стояли иные задачи. Вот как видел будущее Пономаренко: «И до войны мы создавали серьезные основания, чтобы это был настоящий город. Мы строили здесь авиазавод и целый ряд других объектов. Главной задачей была индустриализация столицы, чтобы это тянуло за собой потом промышленность.

Мы уже имеем решение союзного правительства о строительстве тракторного завода, автозавода и велосипедного завода. Больше того, мы имеем почти все оборудование.

Поэтому мне мыслится город Минск с полуторастотысячным рабочим классом.

Облик города изменится, будет крупный отряд технической интеллигенции, появятся новые факультеты, техникумы и институты — вот таким вырисовывается Минск.

Говорят, Минск беден природными ресурсами... Ну что ж, тут нет такой реки, как Волга. Но наш город с достаточным количеством леса вокруг него, с хорошим рельефом, нужно только охватить хорошо этот рельеф, нужно обводнить по реке Свислочь, озеленить, мы получим хороший город.

Тут еще наши товарищи не учли одного обстоятельства, о котором я просил, — это медицинские учреждения, школы, бани, рынки, чтобы схема была, как они размещаются по всему городу. В этом нуждается все население, и они должны быть уже предусмотрены.

В отношении троллейбуса надо подумать.

Мы уже заказали в Германии трубы для того, чтобы осуществить газификацию. Это избавит от больших забот в отношении торфа.

Между прочим, нами представлен план работы судоходства на Свислочи.

Мне казалось, что мы должны сделать Советскую улицу (ныне проспект Независимости. — Авт.) высокой культуры, какой, может быть, нет и в Советском Союзе. Если мы сделаем Советскую улицу посредственной улицей, то остальные улицы Минска будут еще хуже, потому что это же главная улица.

Какие здания мы имеем возможность строить на Советской улице? Это дом НКГБ (ныне — КГБ. — Авт.), большой жилой дом — тоже НГКБ, напротив Универмаг (ГУМ. — Авт.), Госбанк (Национальный банк. — Авт.)».

Возвращение воинов Советской Армии из Берлина.

Во многом намеченное в 1945 году было осуществлено, и центр Минска в том виде, какой он есть сегодня, сформировался именно в то время.

Активное сопротивление белорусов немецкой оккупации и значительные потери в этой борьбе стали одним из мотивов, по которым БССР вошла в число государств — основателей ООН. 30 декабря 1945 года ЦК КП(б)Б приняло постановление «О составе делегации Белорусской ССР на первую сессию Генеральной Ассамблеи Объединенных наций». В число тех, кто попал в почетный список: Кузьма Киселев — народный комиссар иностранных дел (руководитель делегации), Евдокия Уралова — народный комиссар просвещения, Алексей Куликов — заместитель народного комиссара Государственного контроля, Василий Смоляр — работник Наркоминдела, представитель Белоруссии в Европейском комитете ЮНРРА, Флор Шмыгов — заведующий политическим отделом Наркоминдела, Анна Загрива и Ольга Суменкова — референты Наркоминдела (переводчицы).

Так начиналась история послевоенной белорусской дипломатии.

В 1945 году Беларусь вставала на ноги после нескольких лет нацистской оккупации. Преображались улицы городов, строились новые предприятия. БССР вышла на международную арену. Как дальше шел процесс возрождения экономики и культуры, мы еще расскажем.

cultura@sb.by

Советская Белоруссия № 234 (24864). Четверг, 3 декабря 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...