Трудовая книжка на подушке

Кто и как скоро сможет получать страховые выплаты за потерю работы – открытый вопрос

Психологи говорят, что страх перед безработицей — одно из тяжелых и стойких слагаемых общественного самочувствия. Кто-то боится пауков, кто-то — высоты или грозы, а кто-то — пустых ведер в женских руках. Все это индивидуально. Но страх перед безработицей универсален, и, стоит признать, он отнюдь не пустой, ибо бесчисленные этапы исторической борьбы с безработицей в условиях рыночного хозяйства не приводят ни к чему. Есть безработица — есть и страх перед погружением в ее омут. Вместе с тем инструменты сглаживания таких фобий существуют.


Недавно Правительство пообещало: с 2018 года в стране внедрят систему обязательного страхования от безработицы. Это позволит людям, которые потеряли работу, не оказаться в одночасье с абсолютно пустым кошельком, а сохранить на какой-то период 60—70% своего заработка. Вопрос, как именно будет работать эта система, пока что конкретного ответа не имеет — слишком уж много в этой формуле неизвестных. Но Министерство труда и соцзащиты модель страхования уже продумывает. Говорят, если все пойдет по плану, в начале следующего года со схемой смогут ознакомиться в Совмине.

Страхование от безработицы — тема неновая. Впервые об этом довольно серьезно в нашей стране заговорили после валютных неурядиц 2011 года, когда многие предприятия оказались в тяжелой ситуации и Правительство опасалось роста безработицы. Однако дальше разговоров и споров со страховщиками, которым и предлагали заняться внедрением нового вида добровольного страхования, дело не пошло. А потом ситуация в экономике выровнялась, и об этой теме забыли, тем более что официальная безработица у нас давно держится на уровне статистической погрешности — 0,5—1%.

Дело на месте не стоит. Ровно год назад о новом виде социальной защиты для безработных заявили уже официально. В госпрограмме о содействии занятости на пятилетку разработку такой системы страхования запланировали к 2020 году. Постепенно начала трансформироваться и правительственная риторика. Около месяца назад Марианна Щеткина, на тот момент еще министр труда и соцзащиты, а не сенатор верхней палаты Парламента, в одном из интервью снова вспомнила о таком инструменте и даже намекнула на то, что подобные выплаты могут зависеть от величины трудового вклада и страхового стажа. Позже стало известно о создании специальной рабочей группы, куда вошли представители Федерации профсоюзов, Минтруда и соцзащиты, ряда других госорганов, а также представители нанимателей. Сейчас они активно обсуждают все возможные варианты реализации задумки Правительства.

Страхование от безработицы не наше ноу-хау. Оно существует в разных странах мира, и в каждой из них внедрена своя модель такой соцзащиты. Наиболее популярные схемы связаны с так называемым предшествующим заработком, то есть когда человек, лишившийся работы, получает определенный процент от зарплаты, которая у него была до этого. Обычно это 60—70% от его прежней получки. По словам Олега Токуна, начальника управления политики занятости Минтруда и социальной защиты, белорусская модель, возможно, будет предусматривать аналогичный уровень возмещения дохода. Страховой взнос, если в нем будут участвовать солидарно наниматель и работник, оценивают примерно в 0,2—0,3% от его зарплаты.

Кстати, во многих государствах такой вид страхования часто является обязательным. Так, например, происходит в США и Великобритании. Но если в этих странах о внедрении такой модели защиты населения позаботились в середине прошлого века, то в постсоветских государствах об этом задумались лишь с развитием рыночной экономики и с приходом крупных экономических кризисов. Например, в России эту тему активно обсуждали после кризиса 2008 года. 

Получается, что и у нас необходимость механизма для защиты от резкого падения доходов у безработных осознали только сейчас, когда таких людей, по официальной статистике, стало в два раза больше — на 1 октября это 0,9% экономически активного населения, или около 42 тысяч человек. Но если учесть, что избыточная численность работников на предприятиях всех форм собственности оценивается в 5,4%, то уровень безработицы может еще вырасти. Тем более что для получения страховки нужно будет обязательно зарегистрироваться безработным, а сейчас многие белорусы этого не делают после увольнения. Ведь пособие составляет всего 20—30 рублей.

Кто же все-таки будет получать новое пособие? Да и других вопросов много: кто будет страхователем, в какой форме будет реализовано, какие страховщики будут допущены, каковы минимальные критерии и отчисления, тарифы? Но пока рабочая группа думает над тем, каким должен быть страховой фонд, какой заработок брать для расчета пособия и кто именно будет платить взносы — работники или наниматели, экономисты задаются другим вопросом: что делать с теми деньгами, которые будут перечислять люди, у которых с трудоустройством проблем никаких не будет? Тем более что обычно выплачивают такое пособие только тем, кто лишился работы по не зависящей от него объективной причине — при сокращении, ликвидации предприятия, окончании контракта.

Например, экономист Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович считает: в таком виде, который сейчас предлагает Минтруда, страхование от безработицы воспринимается всего лишь как дополнительный налог, который ляжет на фонд оплаты труда в дополнение к подоходному налогу и взносам на соцстрахование. 

— Особого смысла я в этом не вижу, — говорит он. — Получится, что все будут платить, но пособие дадут далеко не каждому. Я считаю, что лучше было бы страхование в виде индивидуального накопления. Тогда люди сами будут решать, хотят ли это делать, и будут иметь возможность перевести неиспользованную часть накоплений, скажем, на пенсионное страхование.

Алексей ЖЕМЧУЖНИКОВ

Фото businessclass.md
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?