Трудно играть по чужим правилам

ДОЛГОСРОЧНЫЙ план развития сельского хозяйства, разработанный Правительством Беларуси, ориентирует наших аграриев на масштабный рост экспорта. Пока его нынешняя география сегодня в основном ограничена Единым экономическим пространством и вряд ли изменится в ближайшие годы. Между тем наши союзники намерены активно развивать свой АПК, и конкуренты им ни к чему. Что делать?

Вместо здоровой конкуренции кое-кто на российском рынке не прочь вытолкнуть с него качественное белорусское продовольствие...

ДОЛГОСРОЧНЫЙ план развития сельского хозяйства, разработанный Правительством Беларуси, ориентирует наших аграриев на масштабный рост экспорта. Пока его нынешняя география сегодня в основном ограничена Единым экономическим пространством и вряд ли изменится в ближайшие годы. Между тем наши союзники намерены активно развивать свой АПК, и конкуренты им ни к чему. Что делать?

Конкурентный синдром

В прошлом году Беларусь отправила за рубеж продовольственных товаров на 4 миллиарда 56 миллионов долларов. Это 10 процентов всего экспорта страны. 89 процентов продовольственных товаров продавалось на российском рынке, 6 — в других странах СНГ и лишь 5 процентов за их пределами. Многие ключевые продовольственные позиции практически в полном объеме уходили в Россию.

К примеру, объем экспорта сыров и творога составил в 2011 году 132,2 тысячи тонн, в том числе на российский рынок поставлено 130 тысяч тонн. Аналогичная ситуация со сливочным маслом. Наша продукция здесь конкурентоспособна по цене и качеству. Немаловажную роль играет и логистический фактор: транспортные затраты при поставках сравнительно небольшие.

Однако Правительство вполне справедливо считает нынешнюю ситуацию с экспортом белорусского продовольствия до конца непродуманной.

— Структура экспорта, откровенно говоря, неважная. Необходимо диверсифицировать рынки, чтобы активно работать и в других странах, — заявил Премьер-министр Михаил Мясникович на одном из заседаний Президиума Совмина.

Требование Премьер-министра вполне понятно. Очередные молочные проблемы с Россией в феврале этого года вновь показали, что поставки продукции в одно, хотя и объемное, место сбыта весьма уязвимы. По настоянию российского бизнеса Минсельхоз России исключил белорусское сухое молоко с внутреннего рынка. И республике пришлось с этим согласиться — во втором квартале наша страна прекратила отгрузки.

Буквально на ровном месте нашла мифическую проблему уважаемая корпорация дружественной нам страны — «Союзмолоко». Она обратилась с открытым письмом в адрес министров сельского хозяйства России и Беларуси, в котором говорилось о недопустимо низком уровне цен на белорусское молоко в России. Дескать, это ставит под угрозу положение местных производителей.

Обратимся к конкретным цифрам. В соответствии с утвержденными торговыми балансами в Россию из нашей республики поступит нынче 3700 тысяч тонн молока и молочной продукции. Эти цифры официально подтверждены на совместном заседании коллегий Министерства сельского хозяйства Российской Федерации и Минсельхозпрода Беларуси. Именно тогда руководители аграрного ведомства России заявили, что показатели согласованы с российскими, подчеркну, профильными объединениями.

К тому же предусматривается четкое распределение поставок согласованных объемов по кварталам в течение всего 2012 года. Поэтому кого поддерживает «Союзмолоко», нетрудно догадаться. На мой взгляд, цена — только предлог. Основная причина — в стремлении устранить конкурентов с объемного российского рынка, несмотря на достигнутые ранее договоренности.

Трудный путь в Европу

Зависимость от одного рынка сбыта всегда создает потенциальные угрозы. Кто знает, может, завтра Россия захочет в значительных объемах закупать не белорусское, а украинское масло? Поэтому альтернативные рынки сбыта нужно искать.

Другое дело, что далеко не везде нас ждут. Занять свою нишу в странах Евросоюза белорусским производителям сложно из-за ограничительных барьеров, основным из которых являются высокие таможенные пошлины. В связи с этим определенные виды нашей молочной продукции становятся неконкурентоспособными по цене, поэтому выгоднее поставлять ее в страны ближнего зарубежья. Правда, есть одно исключение — казеин. Несмотря на то, что пошлины распространяются и на него, этот белорусский продукт успешно реализуется в Евросоюзе. Затраты на его производство сравнительно низкие, а цена — высокая.

Конечно, не исключено, что условия доступа белорусских товаров на рынки ЕС улучшатся. Если отечественные предприятия пройдут аттестацию в Евросоюзе, то хотя бы формальные барьеры будут сняты. В настоящее же время, когда европейский рынок для многих наших производителей закрыт, предприятия ищут рынки сбыта в других уголках планеты. Белорусские компании поставляют сегодня молочную продукцию в Венесуэлу, сухая сыворотка продается в Китае, наши продовольственные товары присутствуют даже в Объединенных Арабских Эмиратах.

Но экспортные поставки ограничивают объективные факторы. В странах Азии особая культура питания. Скажем, жители Вьетнама практически не потребляют молочных продуктов. Можно рассматривать страны Африки и Латинской Америки, однако нужно понимать, что в этом случае в стоимость придется включить большие транспортные затраты. Не факт, что местное население будет покупать белорусскую продукцию по тем ценам, которые сложатся.

Поэтому вернемся на российский рынок. Комментируя ситуацию с экспортом белорусского продовольствия, Михаил Мясникович напомнил, что наша восточная соседка приняла доктрину продовольственной безопасности, в соответствии с которой собирается выходить на самообеспечение своего населения мясом птицы и свининой.

— Надо это учитывать, интегрироваться с российскими производителями, также как и с казахстанскими коллегами, — заявил Премьер-министр, дав понять, что следует принимать превентивные меры, а не ждать, пока белорусских производителей вытеснят с освоенной уже ниши.

Тем более что у нашей республики весьма амбициозные планы на ближайшее будущее. В 2015 году Беларусь намерена поставить на экспорт продовольственных товаров на 7,2 миллиарда долларов. При «торговых войнах» достичь столь высоких показателей будет весьма проблематично.

Не путать балансы с квотами

Что касается мясной продукции, то ситуация с экспортом практически аналогична молочной. За прошлый год на внешние рынки было поставлено более 50 тысяч тонн белорусской свинины, почти 100 процентов этого объема — в Россию. Такая же история и с экспортом белорусского мяса птицы — почти все оно ушло на российский рынок.

Почему-то озабоченный этим фактом Росптицесоюз в конце июля обратился в Минсельхоз Российской Федерации с предложением притормозить импорт белорусской птицы. «Мы просим ограничить поставки, поскольку есть прогнозный баланс, и стороны должны ему следовать», — заявила гендиректор Росптицесоюза Галина Бобылева.

С 2008 года Россия и Беларусь ежегодно подписывают продовольственный баланс, который регламентирует объем поставок молока, молочных продуктов, мяса, мясопродуктов и сахара на российский рынок. В соответствии с ним в 2011 году наша республика должна была поставить в Россию 15 тысяч тонн мяса птицы, однако фактически ввезла 74 тысячи тонн и стала вторым после США поставщиком курятины на российский рынок. 35 тысяч тонн было продано уже в первом квартале нынешнего года.

Сейчас тушка курицы из Беларуси в оптовом звене предлагается в Москве в среднем по цене 85 российских рублей за килограмм, а российская — 90—95 рублей. К тому же, по признанию самих россиян, качество белорусской курятины лучше, тушка крупнее, чем у российских производителей. Поэтому неудивительно, что предприятия наших восточных соседей охотнее закупают это мясо для дальнейшей переработки.

В Евразийской экономической комиссии между тем считают, что Россия не вправе ограничивать поставки сельхозпродукции из стран — партнеров по Таможенному союзу.

— Предусмотренные балансами цифры взаимной торговли часто пытаются представить как квоты, — заявила директор Департамента агропромышленной политики ЕЭК Надежда Котковец. — В современном прочтении прогнозный баланс — это согласование планов сторон по обеспечению взаимных поставок сельскохозяйственных товаров.

По ее словам, призывы некоторых групп товаропроизводителей ограничить взаимную торговлю деструктивны и противоречат не только базовым соглашениям о создании Единого экономического пространства, но и принципам честной конкуренции.

Где-то теряем, а где-то находим

Как известно, с сентября Россия будет принята в ВТО. Таким образом, и другие члены Таможенного союза теперь вынуждены играть по правилам этой организации. По мнению аналитиков, изменения в области тарифного регулирования в меньшей степени повлияют на ситуацию на отечественном рынке продовольствия, но в большей — на позиции белорусских производителей в России. Снижение ставок Единого таможенного тарифа на ряд продовольственных товаров означает усиление конкуренции на российском рынке, где Беларусь является пока одним из основных поставщиков.

Правда, при вступлении в ВТО Россия договорилась о переходном периоде, поэтому ставки ЕТТ снизятся до минимального уровня не сразу, а в течение нескольких лет. Этот «льготный» период могут использовать и белорусские производители, чтобы усилить свою конкурентоспособность.

В наибольшей степени Беларусь затронет изменение тарифов на продукцию животноводства, которая сегодня составляет около 90 процентов отечественного продовольственного экспорта. Планируется, что в течение двух лет ставки снизятся на 5—10 процентов. На практике это означает большую зависимость сбыта белорусской молочной продукции от конъюнктуры на мировом рынке.

Но поводов для беспокойства нет, уверена начальник управления внешнеторговой политики и иностранных инвестиций Минсельхозпрода республики Тамара Усачева.

— Последние два года мы экспортируем продовольствие с прибылью. У отечественных производителей есть солидный запас рентабельности. Они имеют пространство для ценового маневра, поэтому снижение ставок Единого таможенного тарифа ТС после вступления России в ВТО не должно сильно повлиять на их позиции на российском рынке. Правда, усиление конкуренции все равно неизбежно.

Обязательства России перед ВТО предполагают приведение технических регламентов и стандартов в соответствие с международными. Это достаточно долгий и сложный процесс. Кроме того, по словам Тамары Усачевой, при создании ТС и формировании Единого экономического пространства в основу технических регламентов были положены российские нормы, по многим позициям уже приведенные в соответствие с требованиями ВТО.

Будут внесены изменения в нормы и правила фитосанитарного и ветеринарного контроля, санитарные требования к производству. Надо сказать, что для многих отечественных предприятий, уже аттестованных для экспорта в Россию или страны ЕС, изменения также не станут принципиальными. В целом такие меры должны содействовать только повышению качества белорусской продукции.

Вступление России в ВТО не означает для Беларуси и отказа от защиты внутреннего рынка. В то же время в новых условиях возрастает роль отраслевых объединений, именно они чаще всего являются инициаторами антидемпинговых расследований. В конце 2011 года была создана Агропромышленная ассоциация Таможенного союза. В ее задачи входит в том числе отстаивание интересов аграриев стран-участниц. Отраслевые союзы формируются и в нашей стране. На очереди создание национальной молочной компании.

В перспективе Беларусь также планирует стать членом ВТО. Ожидается, что переговоры о вступлении нашей страны в организацию активизируются во второй половине 2012 года, а в качестве базы, вероятно, будет принят тот уровень тарифов, который уже согласовала Россия. Так что, как говорят у нас, нет худа без добра.

Александр ШЕВКО, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?