Трудная реальность

Европейский рынок труда сам отвергает утопические идеи

Всю свою историю человечество пытается найти зыбкий баланс между афоризмами «работать до седьмого пота» и «работа не волк, в лес не убежит». Между интересами нанимателя и чаяниями работника. Установкой на получение максимального результата и неготовностью вывернуться ради него наизнанку. И чем более сытой жизнью живет страна, тем больше склонна либеральничать — идти наемным сотрудникам на уступки, давая плюшку за плюшкой. Последние новости из Франции и Швеции тоже можно расположить на двух чашах весов. Во Франции с нового года ввели «право на отключение» — разрешили игнорировать деловые письма во внерабочее время. В Швеции, наоборот, пошли на попятную — подумывают отказаться от 6–часового рабочего дня, который прежде так превозносили. Эксперты полны скептицизма и французской инициативе предрекают ту же судьбу. Говорят, не время сейчас для гуманистических утопий.


Модный термин «профессиональное выгорание» и там и там стоял во главе угла. Во Франции, скажем, считают, что компании, где работают более 50 человек, должны определить часы, когда те вправе не вести рабочую переписку, дабы избежать «вмешательства работы в их частную жизнь», а попутно и стресса, бессонницы, потери интереса к профессии, проблем в личной жизни. Ведь до последнего времени более трети французов каждый день решали рабочие вопросы не глядя на часы... На непосильный груз забот в свое время указывали и в Швеции. Мол, большинству людей трудно, если не невозможно сохранять концентрацию и работоспособность на протяжении 8 часов. Шесть часов — другое дело и для производительности труда, и для здоровья. Тем более что подоспело медицинское исследование, утверждающее, что у тех людей, которые работают более 50 часов в неделю, риск ишемической болезни сердца возрастает на 13%, риск инсульта — на целых 33. И вот шведские работодатели решили поумерить трудовой пыл...

Поначалу все было гладко. Во втором по величине в стране городе Гетеборге сотрудники компаний и учреждений стали переходить на 6–часовой рабочий день, в том числе персонал домов для престарелых и больниц. Исследователи фиксировали неожиданно высокую продуктивность и воодушевление в коллективах. Например, в доме для престарелых Svatedalens значительно улучшился уровень ухода за пациентами, а сами сотрудники утверждали, что «появилось намного больше энергии для работы и семьи» и дополнительная мотивация — ничего не откладывать на «попозже», уложиться точно в сжатые сроки. Но осенью появились новые итоговые данные, совсем не радужные. Эксперимент оказался крайне дорог. Скажем, чтобы дать возможность 68 медсестрам работать 30 часов в неделю вместо 40, город должен нанять еще дополнительно 17 человек. По предварительным расчетам, Гетеборгу только такая новация будет обходиться более чем в 1 миллион евро ежегодно. Кроме того, как оказалось, в одном из домов престарелых уровень заболеваемости — и, разумеется, невыхода на работу — среди сотрудников вырос с некогда 8% до 9,3. В другой компании почти в три раза чаще начали просить отпуск или отгул. Уж не из–за навалившихся ли объемов работы? Ведь хоть трудовой день и сократили, но круг обязанностей–то — нет. В общем, сейчас о распространении гетеборгской практики по всей стране и речи не идет. А вот отдельные муниципалитеты, компании и государственные учреждения, конечно, могут экспериментировать.

В доме престарелых под Гетеборгом перешли на 6-часовой рабочий день, но потом подсчитали расходы — и прослезились.

Красивая идея разбилась о быт. Как и еще одна, витавшая в Швейцарии, где предлагалось платить всем гражданам, как работающим, так и безработным, по 2.000 с лишним евро в месяц плюс еще около 500 на каждого ребенка. Обоснование тоже впечатляло: так мы поощрим труд домохозяек, сиделок, волонтеров, он будет больше цениться, да и все остальные получат стимул для творчества, поиска своего предназначения в жизни. Однако референдум идею отверг большинством почти в 77% голосов. Она не получила одобрения ни в одном из кантонов и полукантонов. Причина та же — исключительная затратность. Правительство предупредило, что для подобного «бесплатного сыра» потребуется увеличить налоги для изыскания более 200 млрд франков, что втрое выше нынешних расходов федерального бюджета. В перспективе же страна может получить феномен утраты ответственности и инициативы у населения, особенно среди молодежи. А следом — дефицит рабочей силы вплоть до разбалансировки всей экономики.

Швейцарцы на референдуме отказались  от незаработанных денег.

На самом деле жители благополучной Швейцарии всему миру преподнесли урок, сделав ставку на реализм. На желание работать и умение считать деньги, причем не только в свою пользу.

В кругу мнений


Директор кадрового агентства «Квадрат» Светлана Коростелева:

— Я знаю очень мало работодателей, которые готовы обсудить 8–часовой график, скажем, с 9.00 до 18.00. 90% нанимателей сегодня предлагают ненормированный рабочий день. При этом в подавляющем большинстве случаев это означает, что работать придется больше. И хоть мы сотрудничаем в основном с коммерческими структурами, могу сказать, что в государственных картина примерно та же. Практически всегда приветствуется, чтобы сотрудник независимо от обстоятельств оставался на работе до тех пор, пока не ушел начальник или пока он полностью не выполнит все запланированное на день. Замечу, что соискателей сегодня не пугает ничего, работа является абсолютной и безусловной ценностью. Есть на рынке труда, конечно, и предложения с условиями неполного рабочего дня и даже неполной рабочей недели. Но и зарплаты, соответственно, «отрезаются». Что же привлекает соискателей? Конечно же, предложения, где можно заработать больше, хоть и больше напрячься. Впрочем, мы тоже предпочитаем работать только с такими кандидатами, потому что стремление к полной самоотдаче и работе на результат — лучший гарант успеха.

Что же касается условия «быть всегда на связи», то оно уже в большей степени зависит от специфики деятельности компании или фирмы и должности непосредственно сотрудника. Конечно, если это заместитель, помощник или личный водитель руководителя, то он совершенно объективно должен быть на связи 24 часа в сутки. Это условие нередко касается финансовых директоров и главных бухгалтеров. И даже отпуск и выезд за границу таких сотрудников не является поводом «отключиться». Вообще, любому руководителю сегодня, я думаю, не понравится, если он вдруг не сможет дозвониться до любого из своих сотрудников во внерабочее время. Увы, полно примеров, когда начальники перебарщивают. Скажем, есть любители потревожить сотрудников, находящихся в отпуске, еще чаще, чем во время исполнения ими трудовых обязанностей. И необязательно по веской причине, а так, поболтать за жизнь. Сотрудники возмущаться открыто не смеют...

Кстати, интересная тенденция, касающаяся графика работы, связана с пятницей. Понятно, что всем в такой день хочется освободиться для семьи и осуществления планов на выходные как можно раньше, например, уже в обед. И работодатели идут навстречу, недоработанное пятничное время пропорционально распределяя на остальные рабочие дни. Считаю это вполне справедливым подходом.

Член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по труду и социальным вопросам Жанна Стативко:

— В нашей стране установлена 40–часовая рабочая неделя. И мне ни разу не довелось слышать от кого–то, что 8 часов в день — это слишком много. Ведь есть же и перерыв на обед... И в соответствии со спецификой каждой организации уже на локальном, местном уровне вводятся всевозможные гарантии и льготы, выбираются наиболее приемлемые в данных конкретных условиях методы стимулирования сотрудников. Скажем, для матерей, воспитывающих несовершеннолетних детей, предусмотрены дополнительные дни отпуска, финансовые надбавки и так далее. Вообще, стимулирующих к труду мер в Беларуси достаточно много. Другое дело, что не все работодатели их применяют (в основном в условиях трудового договора их игнорируют руководители коммерческих предприятий). В то же время они могут предлагать какие–то другие, более приемлемые именно для их сотрудников, с учетом специфики деятельности. Невозможно прописать одной строкой норму, которая была бы удобна для всех. Скажем, на некоторых частных швейных фирмах тоже 8–часовой рабочий день, но каждые два часа предусмотрен обязательный 15–минутный перерыв, чтобы проветрить помещение и позволить сотрудникам немного размяться, просто сменить позу. Иной подход рискован для здоровья и обязательно скажется на производительности труда...

Думаю, лучшей мотивацией для работы является прежде всего правильный выбор. Если человеку просто не нравится его профессия или он эмоционально выгорел, ничего не поможет — ни сокращение рабочего времени, ни премирование, ни дополнительные дни отдыха. А если сотрудник искренне увлечен своим делом, то при необходимости он и сам задержится или даже придет поработать в выходной день, чтобы довести поставленные задачи до конца, выдвинет полезную инициативу и уж тем более уделит внимание корреспонденции во внерабочее время. Для таких хорошим стимулом может и должен являться карьерный рост, повышение зарплаты, премирование, расширение рамок свободы действий и так далее. Так или иначе старание нужно поощрять.

gabasova@sb.by

eversman@sb.bу

Советская Белоруссия № 8 (25143). Пятница, 13 января 2017

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости