Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Трубадуры и менестрели

Поэт Некляев – больше, чем поэт. Кто-нибудь будет спорить? Разве что Евтушенко. Поэтому и интервью его – больше, чем интервью.

Сначала – о мироустройстве. «СССР был грандиозной по историческим масштабам попыткой нового мироустройства», - говорит тот, кто и поэтом, и гражданином стал аккурат в то время и именно в том месте. Это он знает, и мы знаем. «Не знаю, почему распад огромной империи не привел к морю крови, - признается следом Некляев. – по окраинам точечные кровопускания были». Ну, пусть «точечные», орлу с высоты виднее.

Так почему же крови не было в Беларуси? С поэтической точки зрения: «Бог пожалел эту землю и ее народ». Мы – люди от сохи, практичные. Поэтому точно можем назвать десяток фамилий и одного человека, благодаря которым этого с нами не случилось. А поэт – он то ли правда в эмпиреях витает, то ли просто жаба его душит назвать по имени лидера, который и удержал нашу страну. Хотя, утверждает, «дружил с ним, а он посылал за мной, блудным сыном».   

Теперь о земном. Вот Владимир Прокофьевич рассказывает о советском, «как оно было на самом деле»: «Начальник лагеря выстраивал, выводя по десятку, всех заключенных, ходил вдоль строя и стрелял каждого второго». Этот «ужас» ему поведал зэк. Даже странно, что Некляев, знакомый с местами заключения не понаслышке, не запомнил, что уголовникам никогда ни в чем верить нельзя.

Лагерь – это лесоповал, план, завод, короче говоря. Вот и представьте себе такую картинку на тракторном. Слабо? Завтра кто план давать будет – сам начальник с охраной? Отчитываться за каждую голову (а вдруг побег) как предполагается? А зэк - живописует, а поэт, судьба которого – жалеть каждую слезинку на земле, - остро воспринимает. И ярко пересказывает нам. Может, еще и поэму напишет...

 «Какой у вас был план в 2010 году?» - спрашивает поэта журналист. «Держать площадь по периметру (как потом майдан). Продержаться ночь. Дождаться притока народа. Занять здания, пединститут», - честно отвечает Некляев. «Но ни в коем случае не дом Правительства, - уже очевидно лукавит он, - и не с боем».

И буквально тут же себя опровергает: «Я не собирался вести туда людей. На площадь должен был пойти отряд человек в 150». Когда можно верить Прокофьевичу, абзацем раньше или сейчас? Так ведь и тот отряд должен был – знаете, что? Не «периметр, держаться, дождаться и занять». А «передать премьеру бумагу с нашими требованиями».

Что ж, теперь на разумный вопрос: «А зачем тогда полтораста человек на одну бумагу?» вы и сами можете дать ответ. Чтобы премьер мог выйти, выстроить всех десятками, ходить и отпускать домой каждого второго. Пока не останется один, который бумагу и передаст. О чем потом кто-нибудь сложит песню.

Доверять ли после этого другим откровениям Владимира Некляева, решайте сами. Только не верьте прямо уж на слово, не будьте как поэт перед зэка, включайте мозг. А я еще немного о совести.

«Откуда вы брали деньги?» - интересуется по вполне понятным причинам «независимый» журналист. «Спрашивайте Федуту, - с готовностью отвечает наш «по(э)литический лидер». – Он поклялся, что это не российские деньги». И Некляев, конечно, по привычке тому поверил. Он вообще, такое впечатление, верит почти всему и каждому. Но твердо сказал: «Даже если средства из Евросоюза, не хочу ничего знать об их источнике».  

Вот вам и рецепт, как жить на свете с голубыми глазами, звонким голосом и чистой совестью. Пусть деньги достают федуты. А я, весь такой в белом, и знать об этом ничего не хочу. Поведу отряд к светлому будущему, голова изранена, кровь на рукаве, как Щорс, в общем. Деньги – какие деньги? «Я внутренне свободен: погибших на площади нет». Так это не благодаря вам, Владимир Прокофьевич, не вашими усилиями и не по вашим планам.  

А если бы, не дай бог, - были?

Поэты – они и впрямь неземные люди. Они, допускаю, всерьез могут верить даже вот в какое развитие событий. Когда к ним потом придут и скажут: мы вам деньги давали. А он гордо ответит: я лично ничего не знаю. И те устыдятся, развернутся и уйдут.

И поэт, честно скажем, имеет полное право не только выглядеть, но и быть таким… блаженным. Вот только политикой тогда не надо бы заниматься. Да, и на площадь – ни ногой.   

mukovoz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...