История женщины, которая родила с пятой попытки ЭКО здоровых тройняшек

Тройное счастье

Супружеские пары в Беларуси имеют шанс стать мамой и папой с помощью ЭКО за счет поддержки государства

Любопытный факт: в последнее время у нас ежегодно благодаря вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ) на свет появляется тысяча детей. Скептик скажет: «Один процент от числа новорожденных — капля в море. В Дании из пробирки выходит каждый десятый малыш...» Погодите! Во-первых, в мире бесплодна каждая четвертая-пятая пара, в Беларуси каждая седьмая. Во-вторых, далеко не всем бездетным по карману то же экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) — тем более попыток на пути к заветной цели может быть и две, и три, и пять. Поворотным стал 2014 год, когда в силу вступил Указ Президента № 574 о льготном кредитовании ЭКО. С тех пор семьи взяли в Беларусбанке 5 тысяч займов. И уже 1 сентября первые ЭКО-детки, которые появились на свет отчасти благодаря кредитной линии с низким процентом, пойдут в первый класс. Разве не счастье?



Но Беларусь доказала, что в вопросах семьи и деторождения готова идти еще дальше. И стала первой в СНГ и одной из немногих стран Европы, где супружеская пара с 2021 года до исполнения женщине 40 лет может рассчитывать на бесплатную попытку ЭКО. Это позволил майский Указ Президента № 171 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан».

Мама Алеся и ее сыновья

От веселой тройни дом Алеси и Валерия Середы из Барановичского района уже три года стоит на ушах. Супругам, которые долго шли к этому счастью, повезло втройне. В прошлом — пять попыток ЭКО, замирающие на определенном сроке беременности, финансовые вопросы, депрессия и моменты, когда отношения из-за разногласий заходили в тупик.

— У нас с Валерой все как-то быстро закрутилось. С ним было легко, нашла своего человека, — рассказывает о муже многодетная мама и одним глазом приглядывает за Назаром, Ваней и Мирославом. — И когда в 2011 году у меня обнаружили непроходимость маточных труб, а во время лапароскопии ее не устранили, проблему взяла в свои руки.

Первые четыре попытки ЭКО были в 2012—2015 годах. Каждая в зависимости от репродуктивного центра стоила от 2 до 4 тысяч долларов. Часть оплачивали сами, помогали родители, дважды брали льготные кредиты. Беременности наступали, но замирали. От этого опускались руки. В какой-то момент Алеся сказала себе «стоп»:

— Нужно было прекратить гонку за детьми. Мы решились на последнюю попытку спустя пару лет. Пугала неопределенность, что будет дальше — разведемся или возьмем приемного ребенка? Это в красивых романах в семье идиллия, а у нас было по-разному, мы оба это все переживали, каждый по-своему. Ездила в святые места — Жировичи, Сынковичи, в Москву... Писала в монастыри, что на горе Афон. И накануне последней попытки мне приходит из Греции поясок Пресвятой Богородицы (не снимала его до самых родов), веточка лозы и две виноградинки из монастыря Симеона Мироточивого. Это чудо.

Весь этот период к собственным детям безуспешно шла родная сестра Алеси. У нее, а потом и у Алеси выявили наследственную тромбофилию — повышенную свертываемость крови, из-за которой плод не получал достаточно кислорода, вот и случались выкидыши. Во время последнего протокола ЭКО Алесе каждый день кололи в живот уколы, разжижающие кровь.

— Хорошо помню первое УЗИ и шок гинеколога — три плода. Выносить тройню, тем более после искусственного оплодотворения, сложно. Предложили редукцию: один эмбрион убрать, чтобы благополучно выносить двоих. Я попросила: «Господи, ты подарил мне троих детей, я благодарна тебе, помоги их выносить и родить здоровыми». С тех пор больше ни дня не волновалась, — Алеся едва сдерживает слезы. Она почти всю беременность провела на сохранении и в 34 недели родила абсолютно здоровых мальчишек весом килограмм 600, килограмм 800 и два килограмма.

— Многие, у кого не получается обзавестись детьми, звонили: расскажи, как оно. И когда озвучивала суммы, которые придется отдать, слышала, как надежда гасла. Поэтому, конечно, бесплатная попытка ЭКО — шанс стать такими же счастливыми родителями, как и мы.

Высокие технологии для лечения бесплодия

В Гомельском областном диаг­ностическом медико-генетическом центре с консультацией «Брак и семья» бесплодие лечат разными способами — от таблеток до различных операций. И только когда эти методы не дают результата, прибегают к высоким репродуктивным технологиям, например к инсеминации спермой мужа или донора, ЭКО, ЭКО плюс ИКСИ.

В прошлом году в Гомеле провели 300 циклов ЭКО, в масштабах Беларуси это каждый шестой. Процедура платная, дорогостоящая, и с подписанием указа о льготном кредитовании треть кредитных линий, которые семьи открывали по факту выполненных работ, стекается в гомельский центр «Брак и семья».

— Высокие репродуктивные технологии — последний шанс для пары иметь общего ребенка, других не существует. У нас 25-летний опыт в применении ВРТ, и за долгожданными детьми в центр едут не только со всей Беларуси, но и ряда зарубежных стран, — поясняет «СГ» главврач репродуктивного центра Олег Криволапов. — Бесплатная попытка ЭКО для бесплодных пар по указу вряд ли приведет к массовому наплыву в наш центр, очередям. Но, безусловно, даст реальный шанс стать родителями конкретным супружеским парам, которым финансовые трудности этого не позволяли ранее.

Олег Криволапов не скрывает: успешность экстракорпорального оплодотворения далека от 100 процентов. Лучший исход ЭКО для пары — ребеночек на руках. Для медиков каждый успешно пройденный этап в процедуре (их четыре-пять) уже победа. Раздобыли яйцеклетку и вырастили — хорошо. Яйцеклетка соединилась с мужским сперматозоидом и начала делиться в инкубаторе — отлично. К слову, еще вне организма женщины это считается беременностью. Далее важный этап — перенос в матку женщины. Никто не может гарантировать, что эмбрион приживется.

Даже у здоровой женщины в 22 года есть пусть и небольшой, в пару процентов, риск того, что она не выносит плод. На ЭКО приходят в более зрелом возрасте. В репродуктивном законодательстве нашей страны есть возрастной ценз для будущей ЭКО-мамы — 49 лет, не старше. Недавно 51-летней супружеской паре из России отказали.

— Ограничение по возрасту оправданно, — считает Олег Криволапов. — В 51 год не тот уровень гормональной насыщенности. К тому же женщина накапливает груз болезней, которые переходят в хронические состояния, — сердечные, дыхательные, почечные недостаточности, и беременность несет риск для ее здоровья и жизни. С социальной точки зрения возрастной ценз тоже оправдан. Допустим, женщина в 52 родит, в 70 лет сын или дочь только окончат школу. Когда ребенка на ноги ставить?

По словам Олега Криволапова, в мае этого года репродуктивное законодательство нашей страны стало более современным. Не только бесплодие — показание к ЭКО, но и отсутствие у женщины полового партнера. Ранее белорусские репродуктологи одиноким женщинам отказывали в возможности стать матерью.

МНЕНИЕ

Марина ПЕТКЕВИЧ, Минский район:

— Разговоры о бесплатной попытке ЭКО ходили давно. И многие супружеские пары ждали этого. Ученые, врачи уверяют, что многие детки из пробирки рождаются здоровыми и не отстают в развитии от сверстников.

Я в браке семь лет, забеременеть не получается всего два года. Мне 28, супругу 32, в таком возрасте бесплодие не приговор. Если вдруг ЭКО будет единственным способом решить проблему, меня радует, что бесплатная попытка дается семьям не на определенный период — скажем, с 2021 по 2023 год, чтобы повысить рождаемость и сгладить демографическую яму, а для того, чтобы супружеские пары не распадались и могли вплоть до исполнения женщине 40 лет стать родителями.

КОММЕНТАРИЙ

Валентина КУРСЕВИЧ, заместитель председателя Постоянной комиссии по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Палаты представителей Национального собрания:


— Сегодня удельный вес бесплодных пар в стране 14—15 процентов. И это прекрасно, когда государство стремится создать условия для реализации одного из важнейших прав человека — права иметь детей. В том числе с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, которые у нас успешно применяются и развиваются 25 лет. Первый ребенок после экстракорпорального оплодотворения в Беларуси появился в 1995 году. Всего же в мире каждый год становится на 30 тысяч ЭКО-детей больше.

Сегодня проблему бесплодия решают в восьми центрах репродуктивного здоровья, из них три государственных — РНПЦ «Мать и дитя», Городской клинический роддом № 2 в Минске и Гомельский областной диагностический медико-генетический центр с консультацией «Брак и семья».

ЭКО — дорогостоящее лечение, около 4 тысяч долларов уходит на обследования, саму процедуру, гормональную поддержку в течение первых месяцев беременности и прочее. Большинству бесплодных семей накопить эту сумму сложно. А с учетом того, что эффективность метода составляет примерно 40 процентов и первая попытка может не принести результата, сложно вдвойне. Поэтому подписанный 18 мая Указ «О социальной поддержке отдельных категорий граждан», где предоставляется одна попытка искусственного оплодотворения бесплатно, — еще один шанс для семьи стать счастливыми родителями. В рейтинге государств, благоприятных для материнства и рождения детей, Беларусь занимает почетное 25-е место среди 179 стран мира и первое в СНГ. Это очень высокий результат.

ostapchuk@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ