Тропа у деревни Скрыдлево

Подземный туннель, выкопанный вилками и ложками, спас последних узников Новогрудского гетто

НЕСКОЛЬКО лет страха, издевательств, непосильного труда, четыре массовых расстрела и около 17 тысяч погибших. Таков трагический итог Новогрудского гетто. Выжить в нечеловеческих условиях довелось лишь паре сотен узников. Их от свободы отделяли годы и 250 мучительных метров… Уже совсем немногие из спасшихся тогда, сегодня приезжают в райцентр, чтобы почтить память своих близких, друзей, знакомых. Ведь бесследно война не прошла ни для кого из них.

Ученики 9-го кадетского класса и воспитатель Константин ЗУБРИК
у мемориала в деревне Скрыдлево.

ВМЕСТЕ с ребятами из новогрудской СШ № 7 подъезжаем к деревеньке Скрыдлево. Неподалеку, на месте массовых расстрелов, установлен обелиск. До него несколько сотен метров по лесной тропке. Тихо. Вокруг вековые ели, увенчанные снежными шапками. Мороз и солнце. Так было и в последние минуты жизни узников гетто… Первый расстрел зимой 1941-го. В один день захватчики отняли жизни более чем у пяти тысяч человек. И это было только начало.

Трагические страницы истории родного края школьники изучили до мелочей. У мемориала проходят митинги и принимают в пионеры, здесь ребята наводят порядок, сюда приносят цветы. А в самой СШ № 7 с 2012-го работает музей, несколько стендов которого отведены событиям Великой Отечественной. Туда и отправляемся.

Вход в туннель сегодня восстановлен,
а на месте бывших бараков создан
музей.

Экскурсии в музее проводят школьники. Ученица 11-го класса Диана Пашковская рассказывает, что многие истории трогают до глубины души:

— Как только Новогрудок был захвачен, на рыночной площади нацисты расстреляли более 50 жителей округи. При этом сделали это цинично: под музыку Штрауса. Видимо, для них лишение человека жизни было сродни развлечению.

Немцы разработали специальные правила: евреям запрещалось покидать без разрешения город, посещать рынок, на одежду в обязательном порядке нужно было нашить желтую звезду, при себе иметь удостоверение личности… Любое ослушание — неминуемая смерть. А затем на территории города появилось гетто, начались массовые расстрелы. Первый — 8 декабря 1941 года, второй — 7 августа 1942-го... Каждый унес тысячи жизней. Перед вторым расстрелом, кстати, несколько сотен человек, которые еще могли работать, переселили во второе гетто — так называемый трудовой лагерь. Но, как оказалось в дальнейшем, это не гарантировало спасения. Учитель истории и руководитель школьного музея по совместительству Джемма Невжинская рассказывает:

— В 1943 году еще два массовых расстрела. В первый уничтожили всех узников гетто, во второй — несколько сотен жителей трудового лагеря. Оставшиеся в живых тогда приняли решение делать подземный подкоп, чтобы сбежать. Понимали, шансов выжить в гетто ноль.

Один из свидетелей тех событий Джек Каган — частый гость в Новогрудке. О побеге из гетто он написал несколько книг, не раз о страшных событиях рассказывал местным школьникам. А тогда, в 1943 году, он сам был четырнадцатилетним парнишкой. Худой, изможденный, чудом остался в числе тех, кого не увели на четвертый расстрел… Джемма Владимировна вспоминает:

— Джек в личной беседе со мной признался, что выжил только из-за того, что хотел посмотреть, получится сбежать или нет. Когда приступили к раскопке туннеля, парень был в отчаянном положении: расстреляли его мать, сам едва не умирал от голода. Еще и пальцев лишился, когда получил сильное обморожение (цирюльник обрезал ему омертвевшие конечности без обезболивающего). 

На раскопку 250-метрового туннеля, который начинался прямо под одними из нар в бараке, ушло четыре месяца. В ход шло все: ложки, вилки, куски пластинок… Сложно сейчас в это поверить, но узникам невероятными усилиями удалось провести в туннель свет, проложить из железяк импровизированные рельсы, чтобы проще было вытаскивать песок. Все, конечно, в условиях жесткой секретности: кругом пулеметные вышки, прожекторы. Если бы кто-то заметил подкоп, то была бы неминуема гибель для всех. Путь спасения готов был в сентябре 1943 года. Побег наметили на 26-е… Джек вспоминает:

Ученица 11-го класса Диана ПАШКОВСКАЯ проводит экскурсию в школьномм узее.

— На тот момент смерти уже не боялся. Думал: погибну, предстану перед Богом, а тот, поскольку согрешить еще ни в чем не успел, в качестве вознаграждения исполнит одну мою просьбу. Придумал даже заветное желание — булочку с маслицем… 

Но юноше суждено было выжить. Узники один за другим спускались в подземный переход. Джеку и его другу предстояло идти в конце колонны. Они были ранены и слабы — могло не хватить сил на побег. Через туннель выбрались все узники — около 250 человек. На улице их ожидала кромешная тьма. Некоторые в суете не нашли дорогу к лесу и попали обратно в гетто, где их расстреляли. В партизанский отряд Бельского, куда все и планировали добраться, дошли лишь 180 человек. Среди них был Джек вместе со своим другом. По дороге к свободе пришлось трое суток отлеживаться в канаве — не могли ни идти, ни ползти… 

СЕГОДНЯ на месте бывшего барака создан Музей еврейского Сопротивления. Появился он в 2007 году. Здесь же восстановлен и вход в подземный переход. От музея на несколько сотен метров тянется тропка, усыпанная камнями. Здесь, только под землей, и проложен туннель. Когда-то он стал спасительным мостиком, отделяющим жизнь от смерти, а сегодня напоминает о страшных событиях, силе духа и стойкости человека.

СПРАВКА «СГ»

На территории Новогрудского района 99 памятников военной истории, из них 55 воинских захоронений, 44 формы увековечивания памяти защитников Отечества и жертв войны. 

borisovez@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?