Три «Суворова» генерала Лучинского

Почему помнят в Беларуси командарма Александра Лучинского

Почему помнят в Беларуси командарма-28
Ему недавно исполнилось бы 115 лет, но, к сожалению, до сих пор нет ни то что полного жизнеописания этого военачальника, но даже краткие биографические справки о нем в различных энциклопедиях и энциклопедических справочниках пестрят ошибками и фактическими неточностями. Отчасти это объяснимо: он ведь не Жуков, не Рокоссовский, не Конев. Но вот что интересно: хотя Александр Лучинский не дослужился до маршала, имевшие это звание трое первых и другие советские полководцы высоко оценивали его военный талант. И еще один примечательный факт: Георгий Жуков и Иван Конев имели по два полководческих ордена Суворова 1-й степени, Константин Рокоссовский — один, а вот у Лучинского их было три. Его по праву называют одним из главных освободителей Беларуси.

ГЕНЕРАЛ армии Александр Александрович Лучинский прожил долгую жизнь. Он начал свой жизненный путь в самом конце ХIХ века — 23 марта 1900 года и окончил его 25 декабря 1990 года, накануне распада Советского Союза — страны, защите которой посвятил свою жизнь и деятельность. 

Интересно, что появился будущий военачальник в семье Александра Лаврентьевича Лучинского, участника Русско-японской и Первой мировой войн, командира пехотного полка во время знаменитого Брусиловского прорыва. В феврале 1917 года Лучинский-старший стал генерал-майором, а с мая 1918 года в Красной Армии инспектировал пехоту, а затем преподавал тактику на курсах красных командиров. 



Александр же в одиннадцать лет был отдан в кадетский корпус в Вольске. После Октябрьской революции корпус расформировали, юноша сдал экстерном на аттестат зрелости в реальном училище и поступил на физико-математический факультет Саратовского университета. Одновременно он работал грузчиком на пристанях Вольска и Саратова.

Весной 1919 года Лучинский-младший добровольно вступил в Красную Армию и воевал в Бухарском отряде 14-й армии Юго-Восточного фронта, а затем в легендарной 25-й Чапаевской дивизии. Участвовал в освобождении Царицына, Ставрополя, Моздока, Баку, установлении советской власти в Азербайджане, Армении, среднеазиатских республиках, награжден тремя орденами Красного Знамени, а также орденом Трудового Красного Знамени Узбекской ССР. 

В последующие годы Александр Александрович был начальником полковой школы 83-го кавалерийского полка, командиром 48-го Казахского кавалерийского полка в Среднеазиатском военном округе, а в 1937—1938 годах находился в Китае в качестве военного советника.

В АПРЕЛЕ 1941 года полковник Лучинский стал командиром 83-й горнострелковой дивизии, которая дислоцировалась в Средней Азии. В начале Великой Отечественной войны она вошла в Иран, а с ноября 1942 года вела бои на Закавказском и Северо-Кавказском фронтах. Она также участвовала в обороне Кавказа, в Северо-Кавказской и Краснодарской наступательных операциях.

Следует заметить, что продвижение Лучинского по службе сильно сдерживала его беспартийность. В ВКП(б) он вступил только в марте 1943 года в возрасте 43 лет. И в этом же месяце стал генерал-майором, а 25 апреля назначен командиром 3-го горнострелкового корпуса, который вел успешные боевые действия в составе Северо-Кавказского фронта, а затем — Приморской армии. Войска корпуса отличились при разгроме таманской группировки противника, в боях на Керченском полуострове, при освобождении Ялты и Севастополя в Крымской наступательной операции. 

На Керченском полуострове в марте 1944 года Александр Александрович был ранен. По излечении его назначили командующим 28-й армией 1-го Белорусского фронта, а через три дня — 24 мая — присвоили звание «генерал-лейтенант». 

Кто рекомендовал Лучинского на этот высокий пост? Я изучил архивные и многие другие опубликованные источники, но так и не получил точного ответа на этот вопрос. Некоторый свет на него проливают мемуары начальника Генерального штаба Красной Армии Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского «Дело всей жизни» (М., 1973). В одной из глав он пишет: «Помню и другую беседу того времени (речь идет о марте-апреле 1944 года — Прим. авт.). 4-й Украинский фронт готовился тогда к штурму Сапун-горы и взятию Севастополя. Сталин поинтересовался, какие войска этого фронта можно будет взять после освобождения Севастополя на усиление фронтов белорусского направления…

Попросил также сообщить свои предложения о начальниках штабов создаваемых на белорусском направлении фронтов и наметить из состава войск 4-го Украинского фронта известный мне и наиболее опытный высший командный состав, который полезно будет использовать при проведении Белорусской операции. Обдумав это, я несколько позднее назвал двух командармов — Г. Захарова и Я. Крейзера, а из командиров корпусов — А. Лучинского, П. Кошевого и ряд других командиров. Данные рекомендации также не пропали даром. Захаров стал командовать после И. Петрова 2-м Белорусским фронтом; Крейзер — опять 51-й армией, во главе которой он с июля участвовал в развитии Белорусской операции; Лучинский с 28-й армией участвовал в развитии Бобруйской операции...» 

Замечу: это была 28-я армия третьего формирования (первое — в июне 1941 года в Архангельском военном округе, второе — в ноябре 1941-го — в Московском военном округе). Она была сформирована в сентябре 1942 года в Сталинградском военном округе.

ВО ВРЕМЯ операции «Багратион» в состав 28-й армии входили 3-й гвардейский, 20-й и 128-й стрелковые корпуса, 119-й, 153-й и 161-й укрепленные районы, 30-й гвардейский танковый и 347-й гвардейский самоходный артиллерийский полки, 3 самоходных артиллерийских полка, артиллерийские и минометные соединения и части. 

Известно, что командующий войсками 1-го Белорусского фронта К. Рокоссовский в соответствии с планом Ставки Верховного Главнокомандования после тщательной доразведки обстановки принял решение прорвать оборону противника двумя группировками: одной — севернее Рогачева, другой — южнее Паричей. Перед этими двумя группировками ставилась ближайшая задача разгромить противостоящего врага и сходящимися ударами обеих групп окружить жлобин-бобруйскую группу и ликвидировать ее.

В мемуарах члена Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта К. Телегина «Войны несчитанные версты» есть такие строки: «…В ночь на 24 июня (1944 года — Прим. авт.) К. Рокоссовский, автор этих строк, В. Казаков (командующий артиллерией 1-го Белорусского фронта) и Г. Орел (командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Белорусского фронта) выехали в расположение 28-й армии…

Наблюдательный пункт командующего... представлял собой сооружение в некотором смысле необычное — это была высокая деревянная башня, наверху которой, чуть выше вершин окружавших ее многолетних величественных сосен, была оборудована хорошо замаскированная смотровая площадка. Отсюда оборона противника просматривалась на большую глубину».

Сам Лучинский через четверть века после этой операции вспоминал: «В ночь перед атакой я долго не мог уснуть… Тяжело давила лежавшая на мне ответственность за успех предстоявшего боя; радовал неукротимый наступательный порыв, с которым наши солдаты шли сражаться за честь и независимость нашей Родины; волновала все еще казавшаяся неясной обстановка в стане врага…

Наконец двадцатиминутным огневым налетом по всей тактической зоне обороны противника закончилась артиллерийская подготовка, и в 7 часов 05 минут наша пехота перешла в атаку. Артиллерия поддерживала атаку на глубину первой позиции врага двойным огневым валом.

НАИБОЛЬШИЙ успех обозначился сразу на нашем правом фланге, где при поддержке 5-й артиллерийской дивизии наступали части 3-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Ф. Перхоровича. Здесь воины 54-й и 96-й гвардейских стрелковых дивизий вместе с воинами 30-го танкового полка, прижимаясь к огневому валу своей артиллерии, ворвались в Чернявку и Гороховщизну. Добивая штыками и гранатами уцелевших гитлеровцев, они стремительным броском вышли к реке Тремля и захватили Бродцы и Ельцы...»

25 июня 1944 года группа И. Плиева и корпус М. Панова, сбивая части отступающих немецких войск, начали быстро продвигаться вперед. Вслед за подвижными войсками 3-я и 28-я армия уверенно развивали удар и скоро замкнули внешний фронт окружения бобруйской группировки врага. На следующий день, 26 июня 1944 года, Верховный главнокомандующий И. Сталин отдал приказ с объявлением благодарности войскам за отличные боевые действия и прорыв фронта немцев юго-западнее Жлобина. В приказе упоминались корпуса и дивизии 28-й армии, участвовавшие в прорыве, и в ознаменование победы назначался салют в 20 залпов из 224 орудий. 

За эту операцию 1-го Белорусского фронта командарм-28 был награжден полководческим орденом Суворова 1-й степени. 

30 июня 1944 года части 28-й армии и конномеханизированной группы Плиева при активном участии партизан Минского партизанского соединения выбили немецкие войска из Слуцка, а 8 июля 1944 года вместе с частями той же конномеханизированной группы и 65-й армии генерала П. Батова, поддержанными с воздуха штурмовиками и бомбардировщиками 16-й воздушной армии генерала С. Руденко, освободили от врага Барановичи.

ВСЕГО же в Беларуси с именем генерала Лучинского связано освобождение от немецко-фашистских захватчиков в июне-июле 1944 года Глуска, Слуцка, Бобруйска, Любани, Ляховичей, Барановичей, Пинска, Березы, Жабинки, Каменца, Пружан, Бреста, а также, учитывая довоенное административное деление республики, Столинского, Дивинского, Малоритского, Кобринского, Ганцевичского, Городищенского, Дрогичинского, Новомышского, Логишинского, Ивановского, Антопольского, Шерешевского, Давид-Городокского, Бытенского, Телеханского, Коссовского, Ружанского, Ивацевичского, Брестского районов.

С нашей республикой было связано и несколько его послевоенных лет — в 1957 году он был назначен заместителем командующего войсками Белорусского военного округа.

В 1975 году Брестский горисполком присвоил А. Лу- чинскому звание «Почетный гражданин Бреста».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?