Минск
+19 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

ТРИ СУДЬБЫ, ТРИ ИСТОРИИ

Герои этого рассказа не воевали вместе. Судьбы их роднит война и нынешнее место проживания – Дзержинский район. Ну и, пожалуй, еще то, что всем троим удивительным образом удалось избежать смерти и вернуться домой. Рассказы солдат о войне редко отличаются цветистостью фраз. Это уже потом писатели, поэты и кинорежиссеры кладут их, как краски, на холст, и мы проникаемся величием подвига людей, сражавшихся за Родину. Но с каждым годом все меньше проходит в победном шествии к главной площади столицы тех, кто пережил Великую Отечественную войну. Их лица, их воспоминания должны остаться с нами. «Народная газета» продолжает специальный проект «Лица Победы», посвященный ветеранам войны. Чтобы помнили.

Сын за отца
Дмитрий Андреевич Бармин говорит, что почти не помнит своего отца — крестьянина из Рязанской области. В 1937 году его увезли из дома, и больше Митя его не видел. Только в 1947-м брат прислал ему вырезку из газеты о том, что отца и дядю реабилитировали посмертно.
— Не мог я отказаться от отца. Он был хорошим человеком, работягой, пахал как вол. За это и пострадал, наверное, — смеется Дмитрий Андреевич.
Но смешного во всем этом мало. Из-за судимости отца ему пришлось расстаться с мечтой о военном училище. Но тем не менее практически вся жизнь его была связана с армией. Со старой фронтовой фотографии смотрит, улыбаясь, красивый кудрявый восемнадцатилетний парень. Таким ушел Дмитрий на фронт. В пехоту — “царицу полей” пулеметчиком. Говорит, что до сих пор у него в памяти осталась картинка: полки идут по направлению к фронту, а их на огромной скорости с ревом обгоняют тяжелые танки. Свой первый бой он принял у деревни Зеньково в Полтавской области, а вскоре после этого был тяжело ранен близко разорвавшимся снарядом. Говорит, что помнит, как по шинели стучал град раскаленных осколков и он, лежа в небольшой воронке на поле боя, буквально плавал в собственной крови. Медсестра сделала перевязку, но для всех он был кандидатом в покойники. Немыслимо вообразить, что человек может выжить с сорока страшнейшими осколочными ранениями. Но он выжил, говорит, что скорее всего потому, что был молодым и очень хотел жить. Опять-таки чудом не попал в первый санитарный эшелон, который разбомбили. Потом судьба сложилась так, что остался Бармин служить в Беларуси, в городе Борисове. Сюда же привез из родной Рязанской области невесту Машу. К сожалению, Мария Николаевна умерла четыре года назад. Но остались сын с дочкой, внуки и правнуки. Долгое время Дмитрий Андреевич был председателем Дзержинского районного совета ветеранов, работал очень активно. Его друг Петр Николаевич Фиткевич — заместителем.
Мальчик на войне
Когда началась война, Пете Фиткевичу, уроженцу Быховского района, было всего 14 лет, и он уже был комсомольцем. Когда он категорически утверждает, что это достаточно зрелый возраст, а для войны тем более, оторопь берет. Но у него просто не было выбора. В восемь лет потеряв отца, пошел работать в колхоз, в десять строил аэродром, в одиннадцать — дорогу. Но вдруг в одночасье он окончательно повзрослел летом 1941 года, когда на его глазах немецкий офицер цинично убил его хорошего знакомого — главного инженера Быховского  этилово-ацетонового завода Шапиро. Завод еле успели вывезти, а главный инженер уехать вместе со всеми не успел. На улице его остановил патруль.
— Вы еврей?
— Я советский инженер, — ответил человек.
 Офицер отпустил его, но как только Шапиро повернулся спиной, выстрелил ему в затылок. Труп убирать не разрешили. Ночью Петя с товарищами выкрали тело инженера, похоронили его, как и положено, на кладбище. В этом же году Петр Николаевич ушел в партизанский отряд. Ходил в разведку и сражался рядом со всеми, громил немецкие гарнизоны и взрывал железнодорожное полотно. В принципе ему даже повезло, что он оказался в партизанах, все его сверстники были угнаны в Германию, а потом, вернувшись, погибли уже в сталинских лагерях как предатели или были расстреляны. Дети и война — ужасное сочетание. До сих пор вспоминает он одноклассницу Валю Куракину. Она заболела тифом, и партизаны оставили ее в деревне Косичи. Кто-то выдал, что больная девочка — партизанка. Ее увезли в Могилев и после пыток расстреляли.
Уже после войны Петра Николаевича опять чудом миновала смерть, во время страшного землетрясения в Ашхабаде. К военной карьере он призвания не чувствовал, и хотя предлагали служить дальше, демобилизовался в 1951 году. Долгое время был достаточно “ершистым” председателем колхоза имени Димитрова, заработал несколько выговоров по партийной линии за то, что раздавал крестьянам зерно за трудодни. В бытность председателем знаменитого колхоза имени Ленина получил Звезду Героя Социалистического Труда. Сейчас у Петра Николаевича три дочери, шесть внуков и пять правнуков. Они обязательно встречают с дедом праздник Победы. По еще одной причине — у деда в этот день еще и день рождения!
“Зеленый” комиссар
Василий Васильевич Носко из своей деревни Черкасы ушел в партизанский отряд в 1942 году, в восемнадцать лет. И не просто ушел, а сумел собрать еще двадцать два единомышленника. Из этих ребят с войны вернулись только пятеро. Так что, если так можно сказать, пришел во главе чуть ли не собственного отряда. Конечно, такие отличные организаторские способности не могли не остаться незамеченными — его назначили заместителем комиссара. Василий Васильевич вспоминает, что самый популярный вопрос у молодежи был:
— А скажи, комиссар, когда война закончится?
На этот щекотливый вопрос Носко отвечал категорично: когда всех оккупантов перебьем, не раньше. В 1944 году после объединения с Красной Армией он, уже в звании старшего сержанта, оказался под Кенигсбергом, где в то время, по его словам, немцы начисто выбили весь младший командный состав. Он остался жив. На вопрос, было ли ему страшно, Василий Васильевич ответил просто:
— Да не до того было, и страха не было. Просто шел в бой, потому что так было нужно. Мы Родину защищали, за нее сражались.
В праздник Победы его, как обычно, поздравляют две дочки, сын, шесть внуков и четыре правнука. А сам ветеран проводит его с народом на площади. Говорит, что так привык, к тому же ему выступать надо. Комиссарская хватка — это вам не шуточки!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...