Три кита Мечислава Сезеневского

Шел сентябрь 1980 года. Командование Полоцкой дивизии давало званый обед по случаю успешного завершения соединением боевых учений. На торжество, кроме военных, было приглашено руководство области и некоторых районов, шефствовавших над дивизией. Незадолго до начала мероприятия, когда гости, разделившись на небольшие группки, негромко переговаривались между собой, обсуждая, на их взгляд, наиболее интересные моменты прошедших учений, председателя Россонского райисполкома Мечислава Сезеневского незаметно отозвал первый секретарь обкома Сергей Шабашов.

Целая эпоха событий и свершений за уникальной биографией почетного гражданина Шарковщины. Люди помнят сделанное Сезеневским для района. И ценят.

Шел сентябрь 1980 года. Командование Полоцкой дивизии давало званый обед по случаю успешного завершения соединением боевых учений. На торжество, кроме военных, было приглашено руководство области и некоторых районов, шефствовавших над дивизией. Незадолго до начала мероприятия, когда гости, разделившись на небольшие группки, негромко переговаривались между собой, обсуждая, на их взгляд, наиболее интересные моменты прошедших учений, председателя Россонского райисполкома Мечислава Сезеневского незаметно отозвал первый секретарь обкома Сергей Шабашов.

РУКОВОДИТЕЛЬ области и глава исполнительной власти района встречались довольно часто, но в основном все по хозяйственным делам, и, следуя за Шабашовым, Сезеневский на ходу прикидывал, что на сей раз могло заинтересовать первого секретаря обкома. Ничего стоящего, однако, в голову не приходило.

— Как дела?— поинтересовался Сергей Михайлович, когда они отошли в сторонку.

Сезеневский начал привычно докладывать первому об уборке картофеля, заготовке кормов, ремонте животноводческих ферм. Шабашов, не перебивая, слушал его, но, чувствовалось, размышлял о чем-то своем. К ним незаметно подошел председатель облисполкома Иван Шибеко. Взглянув на того, Сергей Михайлович мягко прервал Сезеневского.

— Знаю, что все в порядке, потому и позвал для разговора. — Шабашов кивнул в сторону председателя облисполкома. — Думаем тебя на Шарковщину первым рекомендовать. Пойдешь?

Мечислав Чеславович готов был услышать все что угодно, но только не это. Конечно, он знал, что недавно первого секретаря Шарковщинского райкома партии Анатолия Шманцера забрали на повышение в Минск и район остался без руководителя. Слышал также, что в числе других на освободившуюся вакансию обсуждается и его кандидатура. Однако предположить, что выбор падет именно на него, да еще сообщат ему об этом в такой обстановке, Сезеневский не мог.

— Ну что замолчал? — нарушил тишину Шабашов. — В общем, готовься, на днях в ЦК на собеседование вызовут. — И, подождав, пока председатель райисполкома придет в себя, уже спокойно добавил: — Пошли за стол, нас, кажется, заждались.

Но Сезеневскому уже не хотелось ни есть, ни пить. Весь вечер мысли крутились вокруг намечающихся перемен в его деятельности, новой, более высокой, но одновременно и более ответственной ступеньки в карьере.

ГОВОРЯ по правде, и сам Мечислав Чеславович понимал, что руководство области не случайно остановило выбор на его кандидатуре. У него за плечами к тому времени был большой опыт управленческой работы — от главного агронома хозяйства до председателя райисполкома. Притом не обычного района, а родины первого секретаря ЦК КПБ Петра Машерова. Еще важнее, по всей вероятности, оказалось то, что Сезеневский был хорошо знаком с Шарковщинским районом, многими руководителями хозяйств и организаций, так как в свое время работал там, и, к слову, очень даже неплохо, директором совхоза «Городец». А это значило, что новому первому секретарю не придется долго изучать обстановку, знакомиться с подчиненными, а сразу предстоит с головой окунуться в дела.

Логика размышлений руководства области Сезеневскому была ясна. Но при всем этом понимал он и другое: выбор в его пользу оказался не только в силу двух названных обстоятельств. В области не просто искали замену ушедшему первому секретарю райкома, а человека, который сможет вывести район на более высокие социально-экономические рубежи. Вот из чего, как полагал Мечислав Чеславович, исходили прежде всего Шабашов и Шибеко, подбирая кандидата на пост первого секретаря райкома. И то, что старшие товарищи полагались на него, почти как на себя, придавало уверенности и энергии.

Правда, к исполнению новых служебных обязанностей в связи с трагической гибелью Машерова Сезеневский приступил только спустя почти два месяца после разговора на званом обеде. 5 ноября 1980 года он был представлен членам Шарковщинского райкома партии и утвержден на пленуме первым секретарем. А уже 7 ноября, сразу после праздничной демонстрации, весь аппарат райкома во главе с новым лидером районной партийной организации остаток дня провел на поле одного из местных хозяйств, поднимая лен.

РАЙОН, который возглавил Сезеневский, никогда не ходил в области в числе отстающих, но и в передовики тоже редко выбивался. На памяти Мечислава Чеславовича лишь однажды, да и то скорее благодаря погоде, шарковщинские земледельцы оказались в областных призерах. Но это был их единственный успех.

И причиной многих неурядиц сельчан, как убедился Сезеневский еще во время работы в районе директором совхоза, был не только недостаточный профессионализм кадров, их отношение к делу, хотя, несомненно, присутствовало и это, но и особенности здешних земель. Большинство почв с трудом пропускают влагу, и вырастить на них полновесный урожай без мелиорации невозможно.

Нельзя сказать, что никто до нового первого секретаря райкома не видел этого и не пытался решить проблему переувлажнения земель. Этим делом в районе занимался местный мелиоводхоз, окультуривая ежегодно в среднем около полутора тысяч гектаров пашни. Но этого было явно недостаточно. При существовавших темпах для мелиорации всех земель в районе понадобилось бы почти полвека. Впрочем, начальник местного мелиоративного управления Эдмонд Ольсевич против таких сроков не возражал — закрытый дренаж, которым в основном занималась его организация, был для них очень выгодным  делом, поскольку приносил хорошие прибыли. Однако они не устраивали Сезеневского, да, как потом выяснилось, и не только его. Переговорив с некоторыми из руководителей хозяйств, обсудив затем сложившуюся ситуацию в райкоме, на одном из совещаний первый секретарь ставит задачу начальнику мелиоводхоза удвоить темпы мелиорации в районе за счет — там, где это позволяли возможности, — открытой дренажной сети с элементами малой мелиорации. Проще говоря, за счет строительства каналов для стока влаги. Этот метод не только позволял заметно ускорить получение отдачи земель, но и сэкономить значительные денежные средства, что тоже было немаловажно.

В СЕНТЯБРЕ 1991 года, после того как партийные комитеты были отстранены от руководства  экономикой, Мечислав Чеславович перешел работать заведующим земельным отделом райисполкома, а затем — заместителем председателя местного СПК «Доваторский». На заслуженный отдых ушел, когда перевалило на восьмой десяток. Сейчас с женой Галиной Викторовной, которая, кстати, в свое время трудилась заместителем начальника районного управления сельского хозяйства, живут в Шарковщине.

Люди помнят сделанное Сезеневским для района. И ценят. Недавно к трем трудовым медалям и стольким же орденам Мечислава Чеславовича добавилось звание почетного гражданина городского поселка Шарковщина, которое в знак признания заслуг и в связи с 75-летием со дня рождения присвоили ему благодарные земляки.

Люди помнят сделанное Сезеневским для района. И ценят. Недавно к трем трудовым медалям и стольким же орденам Мечислава Чеславовича добавилось звание почетного гражданина городского поселка Шарковщина, которое в знак признания заслуг и в связи с 75-летием со дня рождения присвоили ему благодарные земляки.

Ольсевич, хотя и без особого желания, согласился с поставленной задачей, дело пошло быстрее, а рокот экскаваторов на землях района был слышен от темна до темна.

Однако на том трудности с проведением мелиорации в районе для Сезеневского не закончились. Его идея прокладки открытой дренажной сети очень агрессивно была воспринята в научных кругах, он стал подвергаться нападкам. Пришлось специально брать слово на пленуме обкома партии и с трибуны давать отпор наиболее рьяным противникам. Лишь после этого первого секретаря оставили в покое, а Ольсевич в конце года доложил, что задача, поставленная перед ним на совещании в райкоме, выполнена. И затем на протяжении всего времени, пока Мечислав Чеславович находился у руля районной парторганизации, ежегодно площади мелиорированных земель увеличивались на три тысячи гектаров.

И результаты поиска, постоянных усилий и повседневной работы, хотя и не сразу, но пришли. Уже на третий год в районе была получена самая высокая в Витебской области — 28 центнеров с гектара — урожайность зерновых культур, заметно поднялась продуктивность общественного поголовья, а рентабельность сельскохозяйственного производства увеличилась до 42 процентов. В это трудно поверить, но небольшой район уже в те годы поставлял более двенадцати тысяч тонн мяса в год.

Успехи шарковщинцев заметили на самом верху. По итогам хозяйственной деятельности в 1983 году район занял третье место в республике, ему также было присуждено переходящее Красное знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС И ЦК ВЛКСМ, а большая группа руководителей и рядовых тружеников удостоена различных государственных наград.

ОДНОВРЕМЕННО с производством менялся и социально-культурный облик деревень района, быстрыми темпами развивалась инфраструктура. Особое внимание по требованию Сезеневского, который ставил задачу создать сельчанину бытовые условия не хуже городских и тем самым удержать часть молодежи в деревне, уделялось строительству жилья. Ежегодно в районе различными способами строилось по 130—140 квартир. В каждом хозяйстве возводили банно-прачечный комбинат, в деревнях действовали более пятидесяти домов социальных услуг, где можно было получить квалифицированную медицинскую помощь, заказать или сдать в химчистку одежду и обувь, как грибы после дождя начали расти на селе торговые точки. Нынешний председатель райисполкома Мечислав Морхат, работавший в те годы председателем одного из колхозов, до сих пор помнит, как всего за один месяц в его хозяйстве собственными силами были построены два новых магазина. Сезеневский всегда учил своих подчиненных: хочешь добиться успеха — опережай события. А основой или, как он любил говорить, тремя китами любого дела должны быть сроки, объемы и ответственные за него. К слову, многие из его бывших учеников хорошо усвоили эти принципы работы и пользуются ими до сих пор.

Благоустраивались машинные дворы, животноводческие фермы. К концу восьмидесятых годов прошлого века почти на всех этих объектах в Шарковщинском районе была проведена мелиорация и положен асфальт. Асфальтированные дороги связывали райцентр с девятью из каждых десяти деревень, расположенных на территории района. В 1990 году в Шарковщине прошел областной семинар, где был детально обсужден и рекомендован к повсеместному распространению передовой опыт, накопленный в районе, по благоустройству и решению социально-бытовых вопросов на селе. На семинаре присутствовал председатель Совета Министров республики Михаил Ковалев, и очень скоро в Шарковщину потянулись представительные делегации со всей Беларуси…

Николай ЩЕРБАЧЕНЯ, «БН»

НА СНИМКЕ: учитель и его ученик. Мечислав СЕЗЕНЕВСКИЙ (слева)

и председатель Шарковщинского райисполкома Мечислав МОРХАТ.

Фото Николая ЛЕОНОВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости