Три года невселения

МОЖНО ли прожить более десяти лет в доме, который скорее напоминает барак? Да еще расположенный аккурат возле комплекса по откорму КРС? Для жительницы агрогородка Вишневка Минского района Валентины СТЕПАНОВОЙ и ее семьи, казалось бы, временный вариант с заселением неоправданно затянулся. И даже когда было принято решение о невозможности дальнейшего проживания по старому адресу, новоселье Валентине Петровне справить не удается. Вот уже почти три с половиной года как она пытается сменить адрес. Почему не удается? Письмо в редакцию «БН» сама сельчанка так прямо назвала — криком души. Мы посчитали своим долгом откликнуться на него.

Почему сельчанка Валентина Степанова из Вишневки, что под Минском, отказывается переезжать по новому адресу

МОЖНО ли прожить более десяти лет в доме, который скорее напоминает барак? Да еще расположенный аккурат возле комплекса по откорму КРС? Для жительницы агрогородка Вишневка Минского района Валентины СТЕПАНОВОЙ и ее семьи, казалось бы, временный вариант с заселением неоправданно затянулся. И даже когда было принято решение о невозможности дальнейшего проживания по старому адресу, новоселье Валентине Петровне справить не удается. Вот уже почти три с половиной года как она пытается сменить адрес. Почему не удается? Письмо в редакцию «БН» сама сельчанка так прямо назвала — криком души. Мы посчитали своим долгом откликнуться на него.

«Приезжайте – всё сами увидите!»

 Для начала приведем цитату из письма Валентины Степановой:

«Вот уже три года как мы не можем переселиться из аварийного здания, которое в «запретной» зоне возле комплекса. Хотя живем тут аж с 1998-го. Наконец в 2009-м дали взамен квартиру, но  в доме 1952 года постройки! Жилье требовало ремонта, но лишь по бумагам заменили окна, проводку, балку же на самом деле укрепили брусом, привязав проволокой к старым стропилам, воду не подвели, с земельными участками возле дома толком не разобрались. Как вселяться в такое жилище?! Я вынуждена была просить Минский облисполком разобраться: вызовешь комиссию — что-то сделают, но  мало. Теперь, когда вроде бы пора и переселиться, буквально заставляют подписать договор найма, с условиями которого никак не могу согласиться!

…Приезжайте — всё сами на месте увидите! А заодно поинтересуетесь, почему в агрогородке нет нормальной остановки транспорта, почему разобрать фермский сарай стоит аж 350 миллионов рублей, а на том же комплексе протекает крыша, хотя денежки на ее ремонт исправно выделяются? Одним словом, непорядков полно. Вся надежда  на новых хозяев — иранцев, которым хозяйство местное, ОАО «Вишневка—2010», фактически уже продали. Наверняка за долги, потому как всё тут дошло до ручки…»

 ПОЗИЦИЯ РАЙИСПОЛКОМА:

«Имеет место сугубо потребительская установка…»

Валентина Степанова, кроме облисполкома, обращалась еще не в одну инстанцию. В Минский райисполком, например. Но в начале 2012-го этот орган местной власти прекратил переписку с жительницей Вишневки. Почему? «Многочисленные обращения В. П. Степановой в различные инстанции неоднократно рассматривались в Минском районе, ей давались исчерпывающие  ответы.  На основании ст. 21 Закона «Об обращениях граждан и юридических лиц» Минским райисполкомом с ней прекращена переписка», — пояснил в официальном письме в редакцию «БН» управляющий делами исполкома Валентин Емельянов.

Что ж, такое решение не противоречит законодательству. Но вот решена ли проблема, которую все время заостряет Степанова? Ольга Дедук, начальник управления делами Минского райисполкома, эту жилищную историю знает с давних пор, еще когда работала в столичном облисполкоме, и тоже — с обращениями граждан.

— На мой взгляд, здесь ситуация упирается в специфичность личности самой заявительницы, — рассуждает Ольга Дедук. — Она не раз была на приеме у Бориса Батуры, тот пытался вникнуть, помочь... Но постепенно стало ясно: тут имеет место сугубо потребительская установка —  дайте мне, и все тут! Но почему хозяйство, в котором Валентина Петровна отработала не более полугода, должно выполнять все ее прихоти? Да, теперь дети Степановых выросли, работают в Минске, но зарегистрированы в «семейном гнезде». Естественно — большое желание всех скопом переселить в новое жилье. Но что сделала Валентина Петровна для старого? Не довела ли до «полного уничтожения»? Да, провела в дом воду, но на то ее добрая воля...

И еще вопрос: а почему все эти годы Степановы никак не пытались улучшить свои жилищные условия? Не становились на очередь, не брали, допустим, земельный участок, чтобы построить собственное жилье? Ждали, что государство все за них решит?!

Переписку с Валентиной Степановой продолжать было бессмысленно, потому и прекращена, объясняет Ольга Дедук, она все время пишет одно и то же, ей отвечают... Суть конфликта в том, что ОАО «Вишневка—2010» настаивает на переселении только Валентины Петровны и ее супруга. По совершеннолетним же детям вопросы регистрации будут решаться, если Степанова подаст заявление на имя руководства ОАО.

Оговоримся сразу: жилье, о предоставлении которого идет речь, не относится к разряду служебного, а находится в так называемом ведомственном фонде, на балансе хозяйства. В 2010-м в квартире дома по улице Центральной, 14 сделан силами сельхозпредприятия неплохой, считает Ольга Дедук, ремонт. Естественно, поскольку с тех пор там никто не живет, квартира снова «требует» приложения хозяйской руки.

— Степанова не раз проговаривала, что хотела бы получить не одну квартиру, а две — вдобавок к вишневской и в поселке Большевик тоже парочку комнат. А еще лучше, чтобы ей выделили сразу коттедж, в котором жил один из прежних руководителей, тогда еще СПК. Но почему бы детям Валентины Петровны не позаботиться самим о решении своих же жилищных вопросов? К тому же и хозяйство понять можно: ему куда выгоднее селить в квартиры, дома тех, кто принесет пользу, будет работать в сельхозпредприятии.

 ПОЗИЦИЯ ОАО «ВИШНЕВКА-2010»:

«Сначала была готова переселиться, но…»

Пока едем в хозяйство, Виктор Йокша, заместитель директора ОАО «Вишневка-2010», периодически сетует: и народ местный уже возмущается «непомерными требованиями» Степановой. И дать ей две квартиры, коттедж нет возможности — удовлетворить бы потребность в жилье стоящих официально на учете очередников!

— Отчего же переселение «зависло» надолго? — рассуждает замдиректора. — Сначала Валентина Петровна была готова перебраться даже в неотремонтированные комнаты четырехквартирного дома по улице Центральной. Но лишь мы стали оговаривать условия — переселение только ее и супруга, а насчет остальных членов семьи должно быть решение руководства хозяйства… После этого у Степановой стали рождаться все новые и новые требования. Колонка возле дома? Поначалу устраивала, но потом — проводите воду в дом! Требования категоричные, ультимативные. Но наши решения расходились с ними.

Есть ли все же законные основания отказать семье Степановых, то есть всем, кто официально зарегистрирован в старом жилище, в переселении в то, которое дается взамен? Виктор Йокша утверждает: другого свободного жилья в хозяйстве пока нет. Но ведь если сама Валентина Петровна проработала в хозяйстве всего полгода, то ее супруг, Борис Павлович, оттрубил механизатором семь годков?

— Предложили теперь им вполне, считаю, приемлемый вариант, — высказывается по поводу сложившейся ситуации Степан Робилко, юрисконсульт ОАО «Вишневка-2010». — Если бы это жилье, откуда переселяются, было служебным, то могли бы и отказать Степановой в переселении, потребовать выселения. Но ведь стараемся пойти навстречу! Однако Валентина Петровна упорно не хочет подписывать договор найма. Жилье находится на балансе хозяйства — стало быть, без заключения договора — никак… Он у нас типовой, под конкретные случаи никто не будет разрабатывать особые варианты. Мы тут ничего не нарушаем: наниматель имеет право в подобных случаях вселять в жилое помещение, регистрировать там своих несовершеннолетних детей. Вселение же совершеннолетних — только с согласия руководства ОАО…

…В самом доме, куда никак не вселится Степанова, сделано немало: подшиты потолки, поклеены обои, сделано взамен печного паровое отопление. Все — за счет хозяйства, даже сарай для хранения топлива — его наличие контролировал сам Борис Батура, распорядившись построить дополнительный «объект»...

 ПОЗИЦИЯ СТЕПАНОВЫХ:

«Нас столько кормили обещаниями…»

— Смотрите, в каких условиях живем! — Валентина Петровна охотно проводит «экскурсию» для корреспондента «БН». — Углы — хлипкие, все валится, падает… Если б не стенка эта, покрепче, то крыша бы давно на голову рухнула. Обои «лопаются» — что-то делать бесполезно… Аварийный дом, и все тут!

— Как же вы столько лет прожили? Может, и не пытались как-то улучшить жилище-то? — любопытствую у хозяйки и ее мужа, Бориса Павловича.

— Ну почему же? Воду, например, сами проводили… Есть в доме ванна, бойлер. Нам никто не помогал, — поясняет Валентина Петровна. — Переехали в 1998-м — с тех пор прежние руководители хозяйства только и кормили что обещаниями. Поживете, мол, от силы год, два, максимум — три. А потом уже и более комфортное жилье получите. Ждали, а что делать? До 2004-го, когда стали новые домики сдавать в хозяйстве, еще теплилась надежда — дадут непременно! Но нас все время обходили, забывали, что наша-то «времянка» — жилье фактически к проживанию непригодное. Приватизировать не разрешили!

Согласно статье 67 Жилищного кодекса Республики Беларусь при переселении из признанного аварийным жилья должен быть заключен договор на тех же условиях, что были прописаны в предыдущем! Но в данном случае нет никакого договора на дом по улице Гомельской. По логике вещей, требуется начинать договорные отношения фактически с нуля?

— Вся загвоздка в этом новом договоре, который меня вынуждают подписать! — объясняет Валентина Петровна. — Из-за этого не могу вселиться в квартиру дома по улице Центральной…

— Не можете или не хотите? — уточняем.

— Мне просто не дают ключи! А я не хочу штурмом брать... Менять что-то в договоре не собираются, воду проводить в дом — тоже. А куда я дену стиральную машину-автомат? К чему подключу? Здоровье не богатырское, таскать тяжелые ведра в дом мне трудно … Кроме того, ведь потратили на обустройство этой «халупы» немалые средства! А теперь, выходит, должны переселяться в жилье с меньшим набором удобств? Может, в масштабах хозяйства, которое «выбрасывает» на разбор-ликвидацию фермских сараев по триста пятьдесят миллионов рублей, мои траты — мелочь…

— То, что вы называете «выбрасыванием денег», мы считаем выполнением важного государственного решения по реконструкции ферм, — терпеливо втолковывает  собеседнице Виктор Йокша. — И на комплексе крыши ремонтируются, правда, не получается «ухватить» везде одномоментно…

Ко всему прочему Валентина Степанова говорит и о том, что в предлагаемом ОАО на подпись договоре есть такая цифра: общая площадь квартиры в доме по улице Центральной всего чуть более 47 квадратов. Для сравнения: нынешняя жилплощадь, которую занимают Степановы, почти на два десятка квадратных метров больше.

— По бумагам в квартире все сделано в лучшем виде, — добавляет Степанова. — Например, заменены все окна. И балки нормальные… Но где ж окна заменены?! Просто я комиссии разные постоянно вызываю — вот и реагируют на указания начальников. Если все-таки переселимся, придется еще разбираться с участками под грядки, сараем, который вроде нам должен доставаться, но сейчас почему-то им сосед будущий пользуется…

— Так насчет земли мы пытались организовать нечто вроде «круглого стола» с вашим участием, но вы же через минуту развернулись и были таковы, — пытается наладить диалог Виктор Йокша. — Между тем никто не отказывал вам в куске земли. Хотите — пускай будет у вас не один, а сразу три огорода? Здесь можете грядки за собой оставить… Вы же не идете на компромисс...

От автора:

Почему Борис Павлович ушел из хозяйства в 2005-м? Ведь если бы сегодня Степанов трудился в ОАО «Вишневка-2010» механизатором, не сложилась бы другая ситуация? Но, говорит теперь уже работник ДРСУ, в хозяйстве в один прекрасный момент стало работать невмоготу. Замучили, по его словам, бесконечными проверками — дескать, сливает Степанов соляру! Вот и ушел…

Какой вывод напрашивается? У меня такой: жить в XXI веке в таких условиях, в каких до сих пор «обитают» Степановы, невозможно!.. Ситуация на данный момент следующая: требуя от Степановой подписать договор на своих условиях, руководство ОАО побуждает людей согласиться с немаловажными и не устраивающими их условиями. Во-первых, в стандартном договоре найма нет ни слова о том, что Степановы переселяются из аварийного жилья в то, которое им выделено взамен. Во-вторых, там есть пункт, против которого, думаю, на месте Валентины Петровны возражали бы многие: «В случае прекращения действия настоящего договора наниматель и члены его семьи обязаны освободить жилое помещение не позднее 7 дней со дня прекращения действия договора найма жилого помещения.

При отказе освободить занимаемое жилое помещение наниматель и члены его семьи подлежат выселению в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения»…

 Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости