"Три бывших мужа стали строить козни" - помощник Президента разбирался в непростой семейной ситуации

В Барановичах разыгрались страсти в худших традициях телевизионных мыльных опер. Многодетная мать Анна Мельникова страдает от постоянных проверок органов опеки, которые приходят к ней по требованиям бывших мужей и их родственников. Претензия одна и та же: мать не следит за детьми. Дошло до того, что несколько обращений от разных источников по поводу одного и того же конфликта поступило к помощнику Президента — инспектору по Брестской области Анатолию Маркевичу. Вместе с ним в хитросплетениях межсемейного конфликта разбирался и наш корреспондент.


Три в одном

Предыстория такова. В конце октября на прием граждан, который Анатолий Маркевич проводил в Барановичах, обратилась мать одного из бывших мужей Анны, от которого та родила дочь. Женщина жаловалась на то, что дети находятся без должного присмотра. Позже, в начале ноября, на прямую телефонную линию, проводимую помощником Президента в Ляховичах, дозвонился первый супруг Анны. Он также посетовал, что бывшая жена не занимается воспитанием детей. Правда, сам мужчина при этом находится в исправительном учреждении открытого типа за неуплату алиментов.

В обоих случаях Анатолий Маркевич давал городским властям поручение вникнуть в ситуацию и детально разобраться, что происходит в семье. А совсем недавно раздался звонок на прямую линию в Ивановский райисполком от самой Анны Мельниковой. Она жаловалась на многочисленные проверки. В итоге помощник Президента — инспектор по Брестской области решил лично посетить семью в сопровождении руководства горис­полкома и школы, где учатся дети.

Сообщество бывших супругов

Многодетная мать встретила нас у входа в подъезд. Для этого она отпросилась с работы. Так, с ее слов, поступала и ранее, когда приходили проверки. В трехкомнатной квартире чисто и уютно, холодильник забит разносолами. Дети на уроках, они учатся в средней школе: двое ребят в пятом классе, один в третьем. Словом, внешне все очень благополучно.

Анатолий Маркевич очень деликатно перешел к разговору о возникшей ситуации. Анна рассказала как на духу: у нее было три мужа, сейчас живет с четвертым мужчиной. Не расписаны. От первого супруга родились трое мальчиков: пятиклассники Артем и Саша, третьеклассник Паша. От второго — девочка‑дошкольница Карина, которая сейчас с Анной не проживает: по решению суда малышку воспитывает бабушка, мать второго экс‑супруга. Она же, кстати, приходила к Анатолию Маркевичу на прием.

Далее выяснилось, что год назад семью Анны признали находящейся в социально опасном положении. Директор школы Елена Морозова согласна, мол, было дело… Анна пояснила:

— Срыва как такового не было. Пригласили меня в гости, дети находились со мной. Трое бывших мужей, узнав, где я, позвонили в милицию и наговорили, что я чуть ли не наркотики где‑то употребляю, оставив детей. В итоге я вернулась с детьми домой, а там уже была целая комиссия. Пришлось поехать на освидетельствование. Наркотики, конечно, не выявили, зато сработал тест на алкоголь: в гостях‑то я выпила шампанского.

Начальник управления по образованию Барановичского горисполкома Татьяна Шестак подтвердила, что «сообщество экс‑супругов» действительно существует:

— Повышенное внимание к Анне в первую очередь из‑за того, что три ее бывших мужа образовали контактную группу в Viber, стали между собой переписываться и строить против нее козни. Последний, чью фамилию она носит, после расставания в отместку разослал по сети ее снимки, явно негодные для публичного распространения. Как следствие, бабушка девочки пришла, вооружившись этими фотографиями и жалобой на поведение матери. В той ситуации сыграл и первый муж, который сейчас на «химии». Он развил бурную деятельность и даже отобрал на время детей из‑за того, что она, мол, аморально себя ведет.

В общем, чуть менее года назад в квартиру Мельниковых пришли представители школы и нашли критерии для постановки в СОП. Правда, в мае этого года из «черного списка» их уже вычеркнули. Но бывшие родственники напор не ослабили. 

Новые жалобы — новые проверки. «Санта‑Барбара» да и только. Но от интриг взрослых страдают несовершеннолетние, чего, резюмировал Анатолий Маркевич, быть не должно:

— Сегодня я вижу, что здесь все благополучно. Вместе с тем мы должны понимать, что так должно быть всегда, и чувствовать ответственность за то, что происходит в подобных семьях. Если поступил сигнал, прийти, посмотреть, лишний раз убедиться, что все хорошо. И делать выводы прежде всего во благо детей. У нас достаточно средств и сил, чтобы объективно разбираться в ситуации.

Необходим взвешенный подход

О том, что у Мельниковых сегодня действительно все хорошо, говорит и директор школы Елена Морозова:

— Мы с января наблюдаем за этой семьей. Иногда неожиданно приходим в течение дня, после работы — всегда чистенько, дети опрятные, подготовленные к урокам. Претензий нет. Женщину просто травят. Я сама ее успокаиваю, говорю: «Держитесь». В такой ситуации от постоянного давления можно сорваться. Но школа должна реагировать на все тревожные сообщения.

Кто‑то скажет — перестраховка. Но еще не забыта прошлогодняя трагедия в Лунинце, где во внешне благополучной семье жестоко убили восьмимесячную девочку. Так что повышенную бдительность органов опеки понять можно. Проблема в том, что механизмом, призванным защищать детей, некоторые взрослые могут злоупотреблять. 

В главном управлении по образованию Брестского облисполкома приводят данные. Сегодня в регионе свыше 1900 детей из 920 с лишним семей состоят в СОП. Вместе с тем за 9 месяцев 2019‑го по области из государственных органов поступило 1288 сообщений о неблагоприятной для детей обстановке. Из них, по результатам проведенного социального расследования, только 649 детей признаны находящимися в СОП. То есть почти половина сигналов не подтвердилась.

Тем не менее при любом новом сообщении о небезопасном положении детей создается комиссия из представителей государственных органов и профильных организаций, которая вновь начинает проверять факты, указанные в информации о неблагополучии. Это серьезная работа, требующая сил и времени. А механизма, который бы приструнил жалобщика, сегодня нет, говорит начальник управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Геннадий Войтович:

— Юридической ответственности за клевету не будет: это обращение гражданина в официальные органы. Второй стороне можно попробовать защитить честь и достоинство в гражданском судопроизводстве.

Многие ли найдут в себе силы на судебные разбирательства с обидчиками? Далеко не все. Так что пока в подобных ситуациях вся надежда на органы опеки на местах, на их адекватную реакцию, правильные выводы и вдумчивые, справедливые и взвешенные решения.

mityakov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter