Минск
+3 oC
USD: 2.6
EUR: 2.88

Почему третейское судейство не пользуется популярностью в Беларуси?

Третий не лишний

В 2012 году вступил в силу закон, который ввел в белорусское правовое поле новый юридический институт — третейское судейство. Документ положил начало формированию негосударственной системы разрешения споров. Несмотря на то что подобные структуры не входят в систему судов общей юрисдикции, решения, принятые ими, признаются точно так же, как и решения обычного суда. Преимущества — в оперативности рассмотрения дел, а также в меньших финансовых затратах. Эта практика давно используется во многих странах Европы и СНГ. Но почти не применяется в Беларуси. А ведь, казалось бы, за 8 лет страна обзавелась 3 третейскими судами, которые представляют собой некоммерческие организации, еще 24 созданы в качестве подразделений юридических лиц. В реестре третейских судей значится 223 человека. Это не много. Но и эти структуры далеко не загружены. Интереса среди спорщиков они не вызывают: по признанию самих судей, в год рассматривается очень малое количество дел. Почему так происходит и как можно решить эту проблему?

Коллаж Анны ВЯЖЕВИЧ.

Упор на независимость

В редакцию пришло письмо от Галины Малаш, пресс‑секретаря Выездного третейского суда. В письме она утверждает, что государство вместо того, чтобы поддерживать этот институт, взяло курс на его уничтожение. В качестве одного из доказательств Галина Малаш приводит пример законопроекта об изменении Закона «О третейских судах», который депутаты сейчас готовят ко второму чтению. По ее мнению, обоснование законодательной инициативы, как и содержание документа, до сих пор не раскрыто и не было представлено на общественное обсуждение. Мы обратились в Министерство юстиции с просьбой раскрыть подробности предлагаемых изменений.

Алексей Печкуров, заместитель начальника управления по вопросам некоммерческих организаций Министерства юстиции, говорит, что документ появился не внезапно. Он был включен в план подготовки законопроектов на 2019 год. Для работы над первой редакцией документа привлекали заинтересованных специалистов, в том числе представителей третейского судейства. Например, одним из них стал председатель Спортивного третейского суда при ОО «Белорусский союз юристов». По словам Печкурова, необходимость в переменах действительно назрела. Практика показывает, что третейские суды на системной основе не предоставляют экономическим судам материалы дел, которые они рассмотрели. В качестве примера специалист рассказывает случай: в министерство пришло письмо из экономического суда одной из областей. В нем — просьба принять меры по отношению к третейскому суду, который не предоставил нужные сведения.

В итоге страдала сторона, которая обращалась к третейскому суду: решение найдено, а исполнить его нельзя.

При этом, отмечает специалист, подобная обязанность — передавать материалы дела — возложена на третейские суды действующим Хозяйственным процессуальным кодексом: «Сегодня при выявлении нарушений органы юстиции не имеют возможности принятия по отношению к ним мер принуждения. Это значит, третейские суды могут безнаказанно совершать неправомерные действия».

Минюст предлагает предусмотреть в законопроекте возможность ликвидации в судебном порядке постоянно действующего третейского суда при выявлении грубых и неоднократных нарушений законодательства. При этом данные нарушения могут быть выявлены другим государственным органом, уполномоченным на осуществление контрольных функций. «При разработке проекта закона мы принимали во внимание тот факт, что третейский суд — организация, которая не входит в систему судов общей юрисдикции, она осуществляет правосудие в соответствии с принципами законности, независимости, состязательности и равенства сторон, а также обязательности для сторон решений третейского суда», — говорит Печкуров. Именно поэтому, заверяют в Минюсте, в проекте закона нет положений, которые предполагали бы проверки третейских судов министерством.

Сможет ли система самоорганизоваться?

Сергей Белявский, бывший судья экономического суда Гродненской области (проработал в этой сфере 20 лет), в прошлом году открыл частную юридическую практику, позже зарегистрировал третейский экономический суд при своей организации. Он уверен, что третейский суд — отличный институт досудебного разбирательства, у которого, без сомнения, есть будущее: «Это хорошее подспорье экономическим судам. Ему вполне по силам снять существенную нагрузку с них. Плюс еще и в том, что по закону третейский суд не имеет права пересматривать дела. А это значит, что ни одна из сторон не сможет затянуть разбирательство». По его мнению, успех этого института зависит в первую очередь от самих представителей третейских судов.

Зарождение этого института происходило на его глазах. По мнению Белявского, сегодня третейские суды недозагружены. «В Гродненской области было четыре третейских суда. При этом два из них хорошо если рассматривали по паре дел в год. В то время как третий — около ста», — по мнению бывшего судьи, все дело в личном энтузиазме. Ведь одни представители этих структур выступают в прессе, активно идут в организации, предлагая включать в договоры возможность подобного решения конфликтных вопросов. А другие просто ждут, когда клиент сам к ним пойдет. «Но это ведь рынок. И люди пойдут к тому, о ком знают и кому доверяют», — говорит Белявский. И если кто‑либо мало того что неграмотен и не­опытен, так еще и начинает судить не по закону, некачественно, теряет беспристрастность, то к нему просто перестают обращаться.

Юрист считает, что еще одним из способов, который увеличит востребованность третейских судов, может стать введение в процессуальные кодексы обязательной досудебной процедуры разрешения споров: «Сторонам говорят: сначала вы идете либо к медиатору, либо к третейскому судье и пробуете решить свой вопрос там. Это логично и опробовано во многих странах мира. Там государственный суд — самая крайняя инстанция с самыми высокими ставками».

При этом Белявский уверен: система третейских судов саморегулируемая и самоорганизующаяся.

Специалисты Минюста тоже выступают за то, чтобы деятельность третейских судов оставалась независимой. Печкуров говорит, что предлагаемые в закон изменения предоставят еще больше возможностей для развития этого института и ни в коем случае не нацелены на его упразднение. Например, третейские судьи смогут объединяться в общественные объединения. Единомышленники и коллеги будут вместе защищать свои общие права, отстаивать интересы, организовывать совместное обучение и повышение квалификации.

Также проектом закона предусматривается возможность привлечения третьих лиц к рассмотрению споров. Такое предложение сможет высказать любая из сторон.

Специалист (как правило, это человек, близко знакомый со сферой, о которой идет речь в споре) может дать свою оценку происходящему. А значит, процесс рассмотрения дела станет еще объективнее. Еще один плюс — закрепляется обязанность для третейских судов направлять материалы дела сторонам в электронном виде. Как‑никак на дворе ХХI век.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...