Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Лошадь наполеоновских времен и скелет звезды трех цирков можно увидеть в анатомическом музее Витебской ветеринарной академии

Тренируйтесь лучше на чучелах

АНАТОМИЧЕСКИЕ музеи, как и фильмы ужасов, у одних вызывают жуткий интерес, у других — мандраж от самой мысли познакомиться с ними поближе. Если скелеты, кости, органы, природные мутации и аномалии животного мира у вас не вызывают противоречивых эмоций, то вам по адресу. Собрание диковинок в одном из самых авторитетных аграрных вузов Беларуси станет увлекательным приключением даже для далеких от ветеринарной науки гостей.
Заведующий кафедрой Алексей МАЦИНОВИЧ возле лошади Витгенштейна.

В музее более 1500 экспонатов. Заведующий кафедрой анатомии, доцент, кандидат ветеринарных наук Алексей Мацинович может не только «разобрать по косточкам» каждый экспонат, но и рассказать удивительные истории.

Останавливаемся у скелета верблюдицы, которую при жизни звали Шарида. Как она оказалась в музее? В Витебске Шарида когда-то была очень популярным персонажем. Уроженку калмыцких степей преподнес супруге в подарок креативный витеблянин. Молодая семья в пригороде держала мини-ферму, на которой дружно уживались несколько пород лошадей и ослик. Там мы с ней и познакомились. В то время про Шариду писали все местные газеты. Верблюдица стала звездой новостных хроник и социальных сетей. Однако век знаменитости был недолог. Она серьезно заболела. Айболитам из ветакадемии не удалось поставить животное на ноги. Так почившая звезда, вернее, то, что от нее осталось, пополнила коллекцию анатомического музея академии.

Алексей Александрович сам когда-то с помощью экспонатов постигал особенности строения разных животных. Анатомия для ветеринара, как, собственно, для любого врача, — основа основ. Он более 40 лет доносит прописную истину своим студентам. Возвращаясь к скелету Шариды, вспоминает:

— Ее можно было спасти, если бы хозяева обратились раньше. Животное долго кормили неподходящей пищей. Самый оптимальный вариант для верблюда — грубое сено, а не свиной комбикорм, яблоки и овощи, которыми ее угощали. У нас есть еще два скелета верблюдов. Самый первый попал в музей в 1980-х. Его обладатель при жизни работал в цирке.

Здесь можно увидеть скелеты и других цирковых животных. Самая известная из них — индийская слониха Нелли. За 48 лет она успела поработать в трех цирках — берлинском, московском на Цветном бульваре и минском. Во время одной из репетиций пятитонная звезда споткнулась. Трагическая случайность закончилась многочисленными переломами костей таза. Доктора не смогли помочь бедолаге. Для монтажа скелета посылали специалиста в Зоологический музей Санкт-Петербурга. Сегодня в Беларуси скелет взрослого слона можно увидеть только здесь. На черно-белой фотографии с презентаций экспоната — Нелли со своим последним дрессировщиком. Когда он приезжал к родственникам в Витебск, заходил «повидаться» с любимицей.
Скелет слонихи Нелли


Чаще всего коллекция музея пополняется за счет павших от различных болезней и травм обитателей зоопарков. Работники кафедры в таких случаях говорят коллегам: «У вас умер пациент, а у нас родился экспонат». Есть и подарки бывших студентов. Скелет черноморского дельфина презентовали к 50-летию альма-матер выпускники, которые в советские времена попали по распределению на рыболовецкие флотилии в Черном море.

Нередко сотрудников кафедры привлекают к помощи следственные органы, когда расследуют дела о браконьерстве. Алексей Мацинович приводит пример:

— Видите на стене черепа зубров? Вот они как раз и стали жертвами криминальной охоты. Резонансное преступление было совершено в Воложинском районе. Их застрелили ради голов. Трофеи, которые браконьеры припрятали в кустах, нашли сотрудники природоохранной инспекции.

Музей славится богатой коллекцией скелетов домашних, диких, промысловых и экзотических животных. Самый старший экспонат — почти ровесник кафедры. В 1925 году скелет азиатского вола собрал первый ее заведующий — профессор Николай Прозоров, который и стал основателем музея.

ЧТОБЫ рассказать истории всех экспонатов, не хватило бы и нескольких дней. Не обладая обширными познаниями в зоологии, трудно определить по костям, какому животному они принадлежат. В этом случае дилетантам поможет экспозиция чучел. Дикий кабан, лось, бобр, лев — все словно живые. Чувствуется рука мастера. Мелкие экспонаты изготовили сотрудники кафедры. А вот с крупными животными сложнее. Алексей Александрович поясняет:

— Это под силу только профессиональным таксидермистам в аккредитованных лабораториях. Такая есть в Беловежской пуще, а раньше таксидермией серьезно занимались в Березинском заповеднике. Сейчас это направление там пытаются возродить. В основном все наши чучела оттуда. В столице есть частные фирмы, только ценник они заламывают заоблачный. Например, чтобы изготовить льва, выложить надо не меньше 4 тысяч долларов. За эти деньги можно оборудовать целый компьютерный класс.

Некоторые чучела имеют историческую ценность. Экскурсовод обращает внимание на лошадь. Казалось бы, что в ней примечательного? А экспонату без малого… 200 лет. Скакун редкой породы «гюнтер» принадлежал князю Петру Витгенштейну, который владел имениями под Оршей и Смоленском. Во время вой­ны 1812 года он командовал пехотным корпусом, прикрывающим от французских захватчиков Санкт-Петербург. По легенде, любимец генерала сломал ногу во время охоты. Чтобы увековечить боевого товарища, богатый вельможа в 1820 году заказал чучело коня французским таксидермистам. После революции княжеский скакун попал в кабинет наркома земельных дел, побывал в Институте свиноводства и сельхозакадемии в Горках. В 1933-м зоотехнический факультет из Горок был переведен в Витебский ветеринарный институт, и с ним переехало чучело лошади.

В музее более 1500 экспонатов

Музей имеет тематические коллекции по костяку, связочному аппарату, внутренним органам животных. Представлены в формалиновых емкостях жуткие врожденные аномалии и мутации. Их привезли бывшие выпускники. Щенок с незакрытым головным мозгом или двуглавый теленок — зрелище не для слабонервных. Часто коллекция музея пополняется и силами самих студентов. Как-то они нашли на реке Витьбе вмерзшего в лед бобра. Окоченелый труп аккуратно вырубили и, чтобы не повредить ценный материал, вместе с глыбой притащили на кафедру.

Часть коллекции музея была утеряна во время войны. Когда Витебск оккупировали немцы, в здании академии захватчики разместили полевую жандармерию. Скелеты и чучела на это время перекочевали в сырые подвалы и хранилась под грудами хлама. Потом их восстанавливали. К счастью, многие ценные экспонаты сохранились, и сегодня их можно увидеть. В основном музей используется для учебной и научно-исследовательской работы студентов, но его также с интересом посещают школьники, учащиеся профильных колледжей и лицеев, студенты, военнослужащие, гости академии и города.

Для выпускников, которые хотят связать жизнь с ветеринарией, экскурсия сюда определенно даст более яркое представление о выбранной профессии. Когда-то великий ученый Иван Павлов сказал, что обычный врач лечит человека, а ветеринарный — человечество.

zakharov@sb.by

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...