Сельская газета

Трава воскрешает болота

В Березовском районе возвращают в хозоборот заросшую кустарником «дрыгву»

Кто бы мог подумать, что исчезновение полешука с косой с заливных лугов и болотин аукнется бедой для дикой природы. Ради спасения редких видов, а заодно и получения экономической выгоды в Березовском районе уже несколько лет реализуют масштабный проект, возвращающий болотам, конечно, не первозданный, а окультуренный вид. Для этого на 850 тысяч долларов от ЕС закупили уникальную технику. Конечная цель — превратить заросшие кустарником пространства в луга, обеспечивающие кормами сельхозпредприятия. А в перспективе — распространить опыт по республике. Что получается, «СГ» посмотрела вместе с экспертами из разных сфер — сельского хозяйства, науки, энергетики и охраны природы.



Сенокос на неудобицах


Тракторист заказника «Высокое» Виктор Микитич ловко управляет уникальным комплексом — трактором «Массей Фергюссон» со спаренными колесами и мульчером для скашивания мелких деревьев и кустов. Он легко срубает стволы в диаметре до 15 сантиметров. Агрегат не вязнет в болоте, хотя непросохшая земля буквально уходит из-под моих ног в резиновых сапогах. В чем секрет? Давление колес на почву — всего 0,6—0,7 килограмма на сантиметр квадратный, после них не остается глубоких следов. А еще он до основания дробит лишнюю древесную растительность — позади остаются «скошенные» березы и осины. Если есть пеньки, их «добивают» задним ходом. В день чудо-механизм очищает таким образом до десяти гектаров. Мой собеседник, приступивший к этой работе в заказнике «Споровский», убедился на практике: после двух лет проработки агрегатом неудобица, на которую махнули рукой, вновь становится пригодной для полноценного сенокоса. Представители одного из белорусских предприятий — производителей техники внимательно изучали канадский биобайлер — специальную машину для сбора и тюкования тонкой древесины, которая затем может использоваться в качестве альтернативного топлива. Интерес совсем не праздный: проблема зарастания лугов и болот в последние годы не однажды поднималась на самом высоком уровне. 

Требуется вмешательство человека


Масштабы проблемы очертил начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Николай Свидинский. Около 580 тысяч гектаров пойменных лугов и болот зарастают нежелательной и избыточной растительностью — это тростники, кустарники и деревья. Опыт показал, что если их убрать, на эти земли возвращаются редкие виды растений и животных. А если оставить все как есть, растут риски. Среди прочих это пожары на торфяниках.

Вероятно, многие слышали о традиции «Споровских сенокосов». Однако в XXI веке с косой выходить на болото как-то не с руки, тем более когда «прибраться» нужно на тысячах гектаров. А техника здесь пригодна далеко не каждая из-за особенностей этой исконно белорусской «дрыгвы». 

Научный координатор проекта «Клима-Ист», сотрудник НПЦ по биоресурсам Национальной академии наук Михаил Максименков напомнил историю вопроса. Примерно 30 лет назад выкашивать топи и пасти на них скот сельчане практически прекратили, земли начали зарастать кустарником, деревьями и тростником. В результате на наших легких Европы исчезают те виды, которые привыкли обитать на открытых осоковых болотах, к примеру, вертлявая камышевка, дупель, веретенник и некоторые другие. Для спасения краснокнижников, как ни парадоксально, оказалось необходимо вмешательство царя природы.

— Еще десять лет назад это было бы нонсенсом, мы выступали за запрет любой хозяйственной деятельности, — развивает мысль Михаил Викторович. — Но фактически 20 процентов редких видов растений на территории заказника требуют больше света и удаления лишней растительности. Около 40 видов редких животных, характерных для низинных болот, могут выжить только на открытой местности.

В пример ученый привел карельскую березу. Как только рядом с ней поднимаются более высокие деревья и закрывают ее, красавица с необычными узорами на спиле начинает гнить и пропадает. При этом пока наша страна остается среди лидеров в мире по запасам этой породы. 

В ход идет все — от щепы до тростника


Но охрана природных редкостей — только полдела. В идеале нужно обкатать недешевую технику, окупить ее и предложить варианты решения проблемы для тех, кто пока наблюдает за экспериментом в заказниках «Званец» и «Споровский» со стороны. Для начала прошу менеджера проекта «Клима-Ист» Владимира Колтунова перечислить, на какую именно технику израсходовано 850 тысяч долларов из европейского гранта. Помимо трактора с мульчером, это биобайлер для измельчения древесных отходов, рубильная машина, агрегат для сборки тростника, комплекс для погрузки, транспортировки и разгрузки древесины, лесной харвестер, фронтальная косилка и пресс- подборщик. Некоторые из этих машин уникальны, а в мире таких агрегатов единицы. Идея проекта — сделать работы на «Споровском» и «Званце» окупаемыми. 

Всему можно найти применение. К примеру, тростник — это стеновой и кровельный материал. Специализированный пресс- подборщик для травы позволяет заготавливать корма. Для измельчения деревьев и кустарника на щепу используют щепоруб белорусского производства. А это — и топливо, и декоративный материал в ландшафтном дизайне. Деньги, полученные за эти «отходы», пойдут на охрану природы. 

Главный инженер Березовского ЖКХ Николай Ивашкевич присматривается к щепе, однако пока закупать не спешит. Ведь ее энергоемкость зависит от многих факторов:

— У нас есть теплоисточник, где можно ее сжигать. Однако нужно точно знать, насколько эффективно использование этой биомассы в качестве топлива. Предположим, для обогрева одного населенного пункта нужна мощность 0,86 гигакалорий в час. Какое оборудование позволит работать с этой биомассой, чтобы произвести необходимое количество тепловой энергии? Это и предстоит выяснить. Ведь если  ее будет недостаточно, кто-то останется в холодных домах без горячей воды. 

Пока энергетики присматриваются к оборудованию, в «Споровском» и «Званце» по проекту провели работы на площади 2300 гектаров, к концу года планируют выйти на 3,5 тысячи. Вместо кустов этой весной болота снова покроются травой. Станут ли технологии в будущем панацеей для других заросших территорий, покажут результаты пилотного проекта.

КОМПЕТЕНТНО

Заместитель председателя Березовского райисполкома Алексей ЖОЛТИКОВ:


— Площадь республиканского заказника «Споровский» — 19 тысяч гектаров, из них 12 тысяч на Березовщине. Для района несомненный плюс проекта «Клима-Ист» в том, что на средства Евросоюза решаются важные экологические проблемы и получают поддержку сельхозпроизводители, в том числе для заготовки травяных кормов. К сожалению, в районе есть и предприятия, влияние которых не назовешь благоприятным для климата, к примеру, Березовская ГРЭС, завод по переработке сырья животного происхождения, завод по производству химических средств защиты растений. Поэтому поддерживаем инициативы, которые уравновешивают эту нагрузку, позволяют сохранять устойчивость климата, редкие виды растений и животных и в то же время увеличивать долю использования возобновляемых источников энергии.

yasko@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...